Доступность ссылки

«Эффект неожиданности уже потерян». О вероятности наступления России на Украину из Крыма


Российские военные учения в Крыму, март 2021 года

Президент Украины Владимир Зеленский 8 апреля приехал с рабочим визитом на Донбасс, где с конца марта продолжается обострение. Украина и группировки «ДНР», «ЛНР» обвиняют друг друга в нарушении перемирия, а между тем Россия концентрирует свои войска в Крыму, на Донбассе и на границе с Украиной.

Лидеры западных стран уже выразили обеспокоенность скоплениями российской техники, на что пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков ответил, что войска «вольны перемещаться по территории России, где считают необходимым», и ни о какой угрозе вторжения это якобы не говорит. В телефонном разговоре с канцлером Германии Ангелой Меркель уже сам Владимир Путин посетовал, что это Киев обостряет ситуацию на линии соприкосновения на Донбассе.

О вероятности возобновления военных действий на Востоке Украины, а также полномасштабного вторжения России на материковую часть Украины из Крыма в эфире Радио Крым.Реалии вместе с ведущим Александром Лащенко обсуждают российский военно-политический эксперт Юрий Федоров, руководитель украинского Центра военно-правовых исследований Александр Мусиенко и руководитель Украинского института будущего Вадим Денисенко.

– Юрий, возможен ли, по-вашему, в условиях нынешнего обострения на Донбассе удар России по материковой Украине со стороны Крыма?

В планах российского Генерального штаба наступление вдоль трассы Северо-Крымского канала – это вполне реальная перспектива
Юрий Федоров

Федоров: Да, такой удар возможен, и есть реальные сигналы, которые говорят о том, что в Москве такой вариант не то что не исключает, а к нему готовятся. Я имею в виду переброску в Крым 56-й десантно-штурмовой бригады из Волгоградской области. Подобные части и соединения предназначены как раз для первого удара – для того чтобы захватить плацдарм где-то на территории противника и удерживать его до тех пор, пока туда не высадятся или не будут переброшены уже более серьезные, более значимые части. Десантно-штурмовые бригады – наиболее элитные части российской, да и любой армии, просто потому что они должны решать очень сложные задачи. То, что такая бригада оказывается в Крыму, свидетельствует о том, что в планах российского Генерального штаба, который, естественно, докладывает Владимиру Путину, наступление вдоль трассы Северо-Крымского канала – это вполне реальная перспектива. Будет она реализована или нет, сказать никто не может, потому что никто не может влезть в голову Владимира Путина и понять, как он размышляет. Как сказала в свое время Ангела Меркель, он живет в иной реальности, и исключать решение наступать из Крыма я не стал бы.

Юрий Федоров
Юрий Федоров

– В 2014-2015 годах у России было явно больше возможностей пробить сухопутный коридор в Крым. Но ведь прошло уже семь лет – о каком блицкриге можно говорить сейчас?

Потери российских войск будут несопоставимы с политическими целями, которые можно поставить перед перед ними
Юрий Федоров

Федоров: Я думаю, вопрос заключается в том, способен ли Путин принимать рациональные решения. Если действительно попробовать обозначить проблемы и трудности, с которыми столкнется российская армия при наступлении из Крыма или при пробивании коридора через Мариуполь, конечно, принять такое решение невозможно. Потери российских войск будут несопоставимы с политическими целями, которые можно поставить перед перед ними. А политические цели у Путина очевидны – это исправить свой собственный рейтинг, подорванный целым рядом негативных процессов в самой России. Не могу не отметить также высказывание Джо Байдена о том, что Путин – убийца. Это тяжелая оплеуха для российского президента, и теперь, как я предполагаю, российский политический и бюрократический истеблишмент все ждет: что, собственно, сделает лидер? Если он не отреагирует на оскорбление, значит он слаб – а слабый авторитарный дождь это опасная ситуация. Его в любой момент могут захотеть сменить, потому что российской элите, как и элите любого авторитарного режима, нужен лидер, который способен защищать ее интересы. Если же он не способен защитить даже собственный престиж, то не заменить ли его каким-нибудь более молодым и эффективным персонажем?

– Тем временем на российском федеральном телевидении в последние дни очень много говорят о возможной войне Украины против группировок «ДНР» и «ЛНР». Какое значение имеет эта пропаганда в общей картине?

Федоров: Эта совершенно беспардонная информационная кампания, которая развернута сегодня в России против Украины, по-моему, уже подходит к точке невозврата. Если очень долго убеждать аудиторию в том, что Украина вот-вот собирается захватить эти самые оккупированные территории, то в итоге уже не так просто сказать: мол, ребята, мы погорячились немного, ну подвели войска к украинским границам, теперь отводим. Один известный британский политик как-то сказал, что политические лидеры и партии гибнут тогда, когда начинают верить в собственное вранье, в собственную ложь. Так вот, у меня ощущение, такое что российская элита уже начинает верить в собственную пропаганду – а это самое опасное. И потом, мы ведь не очень понимаем, что находится в тех красных папочках, которые кладут каждое утро на стол Владимиру Путину – из них он черпает представления о том, что происходит в мире.

– Может ли Украина рассчитывать на поддержку Запада в случае российского наступления на Украину?

Федоров: Сегодня Байден и другие американские деятели достаточно решительно поддерживают украинское правительство в противостоянии с Москвой. Это тоже, конечно, не могут не учитывать и Путин, и его окружение, которое в том числе хочет сохранить свои капиталы за границей. Так что ситуация очень неустойчивая, нестабильная: есть факторы, подталкивающие Москву к тому, чтобы начать военную агрессию против Украины, и есть факторы, которые заставляют российскую верхушку думать о том, какие же последствия для России и для них лично это может иметь.

– Спасибо. В эксклюзивном интервью Радіо Свобода советник украинской делегации в Трехсторонней контактной группе по урегулированию на Донбассе Алексей Арестович высказал мнение, что следует ожидать разве что локального обострения на Донбассе:

«Моя личная оценка как человека, который интересуется военными вопросами – это я не как советник говорю – совпадает с оценкой нашего Главного управления разведки Министерства обороны. Прогноз заключается в том, что обострение на фронте фактически неминуемо, могут быть попытки продвинуться дальше, в глубь территории Украины. Региональной войны, или же нападения с севера, с юга, с крымского направления, пока не предвидится – и тем более полномасштабной войны, в частности, поскольку Запад очень однозначно дал понять, что Украина не останется одна и получит военную помощь. Размер этой помощи может не обрадовать кремлевский режим».

– Ваше мнение насчет возможного российского наступления, Александр?

Не думаю, что речь может идти о каких-то полномасштабных боевых действиях что по крымскому направлению, что по северо-восточному
Александр Мусиенко

Мусиенко: Смотря по какому направлению и смотря с какой целью. Первый вариант для обострения – Крым, эта тема уже больше года обсуждается. Второй вариант – Донбасс, третий – полномасштабное наступление по всем направлениям, чтобы выполнить задачу по обезвреживанию украинских группировок «Север» или «Восток». Мне кажется, что наиболее вероятно обострение на Донбассе – это уже происходит, собственно говоря. За последние недели, к сожалению, есть погибшие и раненые украинские военнослужащие, процесс идет. Я думаю, что российские группировки в размере трех-четырех тысяч человек, которые перекидываются практически вплотную к Донецкой области, скорее всего, зайдут на оккупированные территории для усиления двух армейских корпусов, которые там действуют. В связи с этим, к сожалению, может обострится ситуация, но я не думаю, что речь может идти о каких-то полномасштабных боевых действиях что по крымскому направлению, что по северо-восточному.

Александр Мусиенко
Александр Мусиенко

– Но зачем тогда стягивать столько солдат и военной техники вдоль украинской границы?

Мы наблюдаем все-таки информационно-психологическое давление на Украину, на Европу
Александр Мусиенко

Мусиенко: У меня впечатление, что россияне хотят, чтобы все максимально увидели модели вооружения, которые они свозят со всей страны. Это настолько показушно, настолько они это не скрывают – мне кажется, так масштабные наступления не готовятся. Эффект неожиданности уже давно потерян, так что мы наблюдаем все-таки информационно-психологическое давление на Украину, на Европу: мол, не хотите договариваться с Россией, а вот какая у нас армия, вот мы вам будем угрожать всем – и украинцам, и европейцам и так далее. И тут же Дмитрий Козак (замглавы администрации президента России – КР) сделал заявление, что, в принципе, урегулировать конфликт на Донбассе можно за год. Таким образом россияне дают понять, что несмотря на стягивание военной техники, приоткрывается небольшое окно возможностей для переговоров.

– Дмитрий Козак также сказал, что начало боевых действий на Донбассе со стороны Киева – «это начало конца Украины». Вадим, будет ли Путин договариваться, или же готов ударить по Украине?

Возможно не только обострение на Донбассе, но и попытки захватить как минимум дамбу Северо-Крымского канала
Вадим Денисенко

Денисенко: Сегодня ситуация, наверное, самая острая за последние семь лет – после Иловайска в 2014-м. Действительно, в Крыму сейчас критическая ситуация с водой, но это лишь одна часть истории. Насколько я знаю, на 21 апреля назначено послание Путина к российскому народу, и это будет началом избирательной кампании в Госдуму, учитывая, что выборы пройдут уже осенью. Нужно подогреть интерес к этому выступлению, и именно с этой точки зрения следует рассматривать нынешнее обострение. К сожалению, оно вызвано вот этими политическими моментами. Судя по всему, одной из главных составляющих выборов 2021 года в России будет ситуация в Украине и трудности с водой в Крыму. Существует достаточно серьезная возможность эскалации конфликта, хотя россияне прекрасно понимают, что армия у нас сегодня уже не такая, как в 2014 году, и для того чтобы с нами воевать, нужно растягивать силы. Возможно не только обострение на Донбассе, но и попытки захватить как минимум дамбу Северо-Крымского канала. Потом, возможно, россияне даже уйдут с этой территории, но им надо заставить Украину тем или иным способом пустить воду в Крым.

Вадим Денисенко
Вадим Денисенко

– Однако, судя по более ранним заявлениям специалистов, возобновить поставки воды после многолетнего перерыва далеко не так просто.

Нужно сделать что-то для роста рейтинга «Единой России» – это либо маленькая победоносная война, либо большая гибридная, жесткая дипломатическая война
Вадим Денисенко

Денисенко: На самом деле это будет скорее символический жест. Действительно, чтобы запустить воду в Северо-Крымский канал, во-первых, надо отремонтировать насосную станцию Красноперекопска, во-вторых, запуск воды – это целая технология. Это всегда делается в конце февраля – начале марта, когда сперва пускают небольшое количество воды для так называемого замачивания канала. Поэтому технически вода в Крым вряд ли сможет пойти раньше весны следующего года. Но в данном случае это вопрос политический и вопрос осенних выборов, а не вопрос поставки воды в Крым в какой-то короткой перспективе. Нужно сделать что-то для роста рейтинга «Единой России» – это либо маленькая победоносная война, либо большая гибридная, жесткая дипломатическая война, в результате которой Украина пойдет на какие-то уступки. Например, Россия может перекрыть Азовское море, и у нас будет закрыт порт Мариуполь, экспорт сильно усложнится.

– Сможет ли Украина выстоять и дать отпор?

Денисенко: Это возможно, но, к сожалению, власть не делает все, что от нее зависит. Нам сегодня нужно в краткосрочной перспективе поставить на вооружение нашим силам ракеты «Нептун», которые могут бить по целям до двухсот километров. В целом нужно уже сейчас быстрыми темпами что-то решать с оборонным заказом, сделать сборы резервистов и думать над тем, как правильно провести мобилизацию.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Милитаризация Крыма

После аннексии Крыма в 2014 году Россия проводит регулярные военные учения на полуострове и в акватории Черного моря, а также завозит военную технику, в частности, системы противовоздушной обороны.

​В январе 2018 года в районе мыса Фиолент на боевое дежурство заступили российские зенитно-ракетные комплексы С-400 «Триумф». В сентябре 2018 года такие же комплексы разместили и в Евпатории, а в конце года – в Джанкое.

В Генштабе Украины действия российских военных в Крыму называют незаконными.

Заместитель постоянного представителя Украины в ООН Юрий Витренко высказывал опасения о возможном размещении Россией ядерного оружия на полуострове. Бывший заместитель секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Сергей Кривонос сообщал, что в Крыму есть несколько объектов, где может находиться ядерное оружие. Он считает, что возможность его размещения на полуострове «достаточно велика».

В декабре 2020 года представитель Кремля Дмитрий Песков заявлял, что Россия «вправе делать все необходимое для своей безопасности» в Крыму.

Генассамблея ООН в декабре 2019 года приняла резолюцию, призывающую Россию вывести свои войска из аннексированного Крыма и прекратить временную оккупацию территории Украины.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG