Доступность ссылки

«Всем этим дирижирует ФСБ»: за что российский Минюст ополчился на крымского адвоката Курбединова


Эмиль Курбединов

Министерство юстиции России потребовало исключить Эмиля Курбединова из «Крымской центральной коллегии адвокатов». Минюст ссылается на два решения районных судов Крыма, где рассматривали административные дела в отношении Курбединова по обвинению в экстремистской деятельности.

Эмиль Курбединов заявил Радио Крым.Реалии, что эти решения судов по поводу якобы экстремистских публикаций в соцсетях незаконны и что российские власти целенаправленно его преследуют. Адвокат отмечает, что дела построили именно так, чтобы впоследствии дать Минюсту России повод требовать исключить его – одного из учредителей – из «Крымской центральной коллегии адвокатов», а затем вообще закрыть эту организацию.

Эмиль Курбединов указывает на то, что Минюст России не должен так вмешиваться в работу адвокатских организаций.

Добровольно я уходить не собираюсь. Я буду это обжаловать и до конца бороться
Эмиль Курбединов

– Институт адвокатуры – саморегулирующийся, Министерство юстиции ставит только печати на удостоверениях. Вопросы исключения адвокатов, их привлечения к ответственности решаются внутренними институциональными органами адвокатуры. Любое вмешательство – незаконно, а здесь напрямую вмешательство Министерства юстиции в мою адвокатскую деятельность. Мы считаем, что это абсолютно незаконно, под ударом вся коллегия. Добровольно я уходить из нее не собираюсь, потому что я просто подпишусь под позицией Минюста. Я буду это обжаловать и до конца бороться. Я думаю, будут включаться все инструменты – сейчас идет проба пера с этой стороны, подключают Минюст. Система пытается найти ключ к тому, чтобы таких адвокатов, как я, как правозащитники, активисты, просто убрать из этого поля. Я уверен, что всем этим дирижирует ФСБ.

В апреле 2018 года совет адвокатской палаты Москвы лишил юриста Марка Фейгина статуса адвоката с запретом на год сдавать экзамен на этот статус. Он защищал участниц Pussy Riot и депутата Верховной рады Украины Надежды Савченко, а сейчас представляет интересы осужденного за шпионаж против России гражданина Украины Романа Сущенко. Фейгин считает, что происходящее с адвокатами в российских реалиях имеет общий корень.

Курбединова не лишают статуса адвоката в связи с совершением какого-то преступления. Вместо этого – выдуманное правонарушение
Марк Фейгин

– Я не был первым, кого лишили статуса адвоката фактически за политическую деятельность, связанную с защитой политзаключенных. Это происходило и в регионах, просто об этих людях никто не знает. Они пишут, что их тоже лишали статуса адвоката под разными предлогами: например, один пришел в суд в бандане, второй критиковал судебную систему и так далее. Под этим нет никаких правовых оснований.

В случае с Курбединовым его не лишают статуса адвоката в связи с совершением какого-то уголовного, насильственного преступления. Вместо этого – выдуманное административное правонарушение. В 2013 году он опубликовал в Facebook какие-то посты, которые тогда, когда Крым был под контролем Украины, не были правонарушением ни в коем случае – а сейчас это повод для обращения в Министерства юстиции и такой формальный предлог. Конечно же, это все имеет политическую подоплеку.

Марк Фейгин
Марк Фейгин

Марк Фейгин подчеркивает, что подобные санкции против адвокатов применяют лишь в случае совершения ими уголовных правонарушений, но никак не административных.

– Такого никогда не было. Теперь основанием считают то, что он включен в реестр экстремистов, – а такие люди действительно не имеют права быть учредителями общественных объединений. Адвокатура в России как раз имеет форму некоммерческой организации. Это такая схема, они (российские власти – КР) просто ничего другого не нашли. Когда Эмиля привлекали по административному составу, мы думали, что это приведет к возбуждению уголовного дела по статье 282, за экстремизм. Поскольку этого не произошло, они выбрали такую форму, чтобы лишить его статуса. Если он не находится ни в одном адвокатском объединении, то может открыть собственный адвокатский кабинет, но, думаю, что там найдут новый предлог, почему его не зарегистрируют. А в таком случае через 3 месяца ваш адвокатский статус прекращается.

Марк Фейгин полагает, что преследование Эмиля Курбединова – только начало, и что это коснется и других крымских адвокатов, хотя российские власти не обязательно будут действовать по одной и той же схеме. Российский адвокат заключает, что противопоставить этому можно только публичность и политические инструменты для давления.

Глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров отмечает, что действия российских властей против одного Курбединова уже затрагивают многих его коллег.

Россия мстит каждому из юристов, которые в условиях оккупации осмеливаются защищать украинских граждан
Рефат Чубаров

– Можно было бы говорить о том, что требование Министерства юстиции России исключить Курбединова из «Крымской центральной коллегии адвокатов» абсолютно неправовое. Можно было бы говорить, что таким образом в России ограничиваются возможности работы адвокатов и так далее. Но дело в том, что Крым не является Россией, это временно оккупированная украинская территория. Понятно, что страна-оккупант на этой территории применяет свое законодательство в абсолютно безобразной форме. Россия мстит каждому из юристов, которые в условиях оккупации осмеливаются защищать украинских граждан. Здесь могут быть значительные последствия не только для Эмиля Курбединова, но и для других членов коллегии. Если они его не исключат, то коллегия подлежит роспуску – а в ней находятся защитники крымскотатарских политзаключенных и пленных моряков.

Рефат Чубаров
Рефат Чубаров

Украинская правозащитница, координатор медийной инициативы за права человека Мария Томак считает, что российские власти боятся Эмиля Курбединова из-за поддержки со стороны крымчан.

– Напомню, что Эмиля арестовывали два раза по аналогичным административным обвинениям: на 10 суток и на 5 суток. Я думаю, что в принципе это стоит рассматривать не только в контексте его истории, но и в контексте давления на крымских юристов, адвокатов. На так называемые беседы вызывали и Лилю Гемеджи, и Эдема Семедляева. Можно говорить о системной попытке влияния на адвокатов, которые занимаются политически мотивированными делами.

Стоит обратить внимание на то, что в этой истории появился новый игрок – Министерство юстиции России. Это не какая-то локальная инициатива со стороны местных следователей, а акция на уровне государственных институций, что подчеркивает системный характер давления. Эмиля Курбединова боятся, он больше чем адвокат – он без пяти минут герой для крымчан. Мне кажется, нельзя исключать уголовного преследования.

Мария Томак
Мария Томак

Мария Томак заключает, что на преследование Курбединова должны в первую очередь отреагировать те международные организации, которые высоко отметили его правозащитную деятельность в аннексированном Крыму.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG