Доступность ссылки

Лоббист Кремля и Януковича. Пол Манафорт перед судом США


Пол Манафорт

В американской Александрии, штат Вирджиния, начался судебный процесс над Полом Манафортом. Политтехнолог и лоббист одиозных вождей и режимов от Мобуту Сесе Секу до Виктора Януковича, а также руководитель предвыборного штаба Дональда Трампа, Манафорт обвиняется в уклонении от уплаты налогов и банковском мошенничестве. Если обвинения будут доказаны, он может провести в заключении остаток жизни.

Дело против Манафорта возбуждено по инициативе специального прокурора Роберта Мюллера, который расследует подозрения в предвыборном сговоре между Россией и командой кандидата Трампа в 2016 году. Мюллер, в прошлом федеральный прокурор, имеющий большой опыт преследования мафии (ему, в частности, принадлежит заслуга разгрома мафиозной семьи Гамбино), использовал обвинения в финансовых махинациях в качестве орудия давления на свидетеля, без сомнения, знающего ответы на вопросы, интересующие спецпрокурора. Партнер и помощник Манафорта Рик Гейтс давления не выдержал, подписал признание и обязался сотрудничать с правосудием. Ожидается, что он будет одним из главных свидетелей обвинения.

Пол Манафорт после перевода в тюрьму в Александрии (Виргиния)
Пол Манафорт после перевода в тюрьму в Александрии (Виргиния)

Однако Манафорт устоял и предпочел суд. Сделка по-прежнему может быть заключена в любой момент до вынесения вердикта присяжными. Но если к тому моменту прокуроры успеют доказать самые тяжкие обвинения, обратного хода не будет. Это битва титанов, и от ее исхода зависит, продолжит ли Мюллер свое расследование или будет вынужден его свернуть. Оправдание Манафорта, даже частичное, послужит сигналом другим фигурантам Рашагейта: спецпрокурор блефует, держитесь, идти на сотрудничество с ним не имеет смысла. Это не считая неминуемых требований сторонников Трампа немедленно свернуть "охоту на ведьм" за полной ее неосновательностью.

Именно такой позиции придерживается личный адвокат президента, бывший мэр Нью-Йорка, а прежде федеральный окружной прокурор Руди Джулиани. На днях в интервью CNN он заявил, к примеру, что нужно расследовать само расследование спецпрокурора Мюллера.

Руди Джулиани: Я считаю, что нужно расследовать расследование Мюллера, не обязательно потому, что его возглавляет Мюллер, а потому, что оно почти совершенно незаконно и неэтично...

– То есть вы призываете специального прокурора расследовать специального прокурора?

Руди Джулиани: Ну, не до такой степени оригинально... Я говорю, что это должно сделать Министерство юстиции. И я не имею в виду самого специального прокурора. Я говорю об обстоятельствах, которые привели к назначению специального прокурора.

Руди Джулиани имеет в виду, что решение начать расследование было принято по сомнительным основаниям и политически мотивировано. Доказать эту мотивацию пока не удается, но президент Трамп говорит о ней как о твердо установленном факте. 29 июля он написал в Твиттере:

Собирается ли Роберт Мюллер когда-нибудь признать конфликт интересов в отношении президента Трампа, включая тот факт, что у нас были отвратительные и вздорные деловые отношения, и что я отказался назначить его директором ФБР (за день до его назначения спецпрокурором), и что Коми – его близкий друг.

Джеймс Коми – бывший директор ФБР, снятый Трампом будто бы за развал работы. Сам он утверждает, что был уволен потому, что отказал президенту в просьбе спустить на тормозах дело Майкла Флинна – бывшего советника президента по национальной безопасности, который признал себя виновным в лжесвидетельстве и ныне сотрудничает с правосудием в надежде на мягкий приговор. Что касается Роберта Мюллера, то он был директором ФБР при президентах Буше-младшем и Обаме и вышел в отставку по выслуге лет, оставаясь на посту два лишних года сверх положенных по закону десяти. В мае 2017 года президент Трамп действительно беседовал с Мюллером на предмет его повторного назначения. Однако ровно на следующий день он был назначен спецпрокурором по "Рашагейту". По мнению президента, Мюллер мстит ему за то, что тот не назначил его директором ФБР.

Вернемся к делу Манафорта. Выдающийся американский правовед, профессор Гарвардской школы права Алан Дершовиц, последнее время не раз выступавший в защиту президента от необоснованных, по его мнению, обвинений, тоже считает, что обвинения против Манафорта – инструмент нажима на него.

Алан Дершовиц: Им не интересен Манафорт сам по себе. Их интересует Манафорт, свидетельствующий против Трампа или сообщающий информацию. Беспокойтесь не о том, что свидетелей выжмут до капли, а о том, что они начнут сочинять истории – чем лучше история, тем выгоднее сделка, которую они могут заключить. Я обычно говорил своим первокурсникам: если вы собираетесь совершить преступление, делайте это вместе с кем-нибудь более знаменитым, чем вы. Тогда вы сможете сдать его, а он вас не сможет. Именно в эту игру они сейчас играют.

Возможность заключить сделку сохраняется вплоть до вынесения присяжными вердикта, однако можно и опоздать: прокуроры не смогут отозвать уже доказанные обвинения. По мнению Дершовица, Манафорт сильно рискует: Мюллер не стал бы доводить дело до суда, не имей он на руках неопровержимых доказательств. Так или иначе, это поворотный пункт расследования. Но кону стоят профессионализм и беспристрастность Мюллера даже при том, что он лично не участвует в процессе.

Виктор Янукович с советниками – фотография из досье Пола Манафорта
Виктор Янукович с советниками – фотография из досье Пола Манафорта

Полу Манафорту вменяются действия, совершенные еще до президентской кампании в США. С 2004-го по апрель 2016 года Манафорт был консультантом и лоббистом украинского правительства Виктора Януковича и правящей в то время Партии регионов, впоследствии – "Оппозиционного блока". По данным следствия, его гонорары за этот срок составили более 60 миллионов долларов. Эти средства Манафорт декларировал в США далеко не полностью. Основную часть он переводил в офшоры и отмывал посредством компаний-однодневок. Федеральные прокуроры намерены вызвать для дачи показаний 35 свидетелей, в числе которых – сотрудники налоговой службы, ФБР и Министерства финансов. Но главным свидетелем обвинения, как ожидается, будет бывший младший партнер Манафорта Рик Гейтс.

В зале суда запрещены видео- и фотокамеры, звукозаписывающие устройства и мобильные телефоны, поэтому сообщения поступают с некоторым опозданием. По вступительным речам прокурора и защитника уже можно составить представление о тактике сторон.

Виктор Янукович с советниками – фотография из досье Пола Манафорта
Виктор Янукович с советниками – фотография из досье Пола Манафорта

Помощник федерального окружного прокурора Узо Эйсонье сделал упор на роскошном образе жизни, который вел Манафорт благодаря нелегальным доходам: наручные часы за 21 тысячу долларов, пиджак из страусиной кожи за 15 тысяч, недвижимость на шесть миллионов (в том числе, заметим, в нью-йоркских башнях Трампа, менеджмент которых неразборчив к источникам происхождения денег). "Человек, присутствующий в зале суда, возомнил, что ему закон не писан – ни закон о налогах, ни закон о банковской деятельности", – говорил Эйсонье, видимо, с чрезмерным пафосом. Судья Ти-Эс Эллис был вынужден прервать его репликой: "Иметь много денег и бестолково тратить их – не преступление".

Защитник Томас Зенл в свою очередь постарался посеять сомнение в правдивости показаний Рика Гейтса. Он утверждал, что именно Гейтсу его клиент поручил распоряжаться заработанными на Украине средствами ("Рику Гейтсу платили как раз за это") и что не кто иной, как он, злоупотребил этим доверием.

Тем временем Руди Джулиани в попытке дискредитировать расследование Роберта Мюллера заявил, что не видит в сговоре Трампа с Кремлем никакого преступления.

Руди Джулиани: Компьютерный взлом – это преступление. Президент ничего не взламывал. Он не платил взломщикам. Я сидел и листал федеральный уголовный кодекс, старался найти такое преступление, как сговор. Сговор – не преступление.

Идею своего адвоката мгновенно подхватил президент. Впрочем, он проявил осмотрительность в своей записи в Твиттере:

Сговор – не преступление, но это неважно, потому что никакого сговора не было (за исключением сговора жуликоватой Хиллари и демократов)!

Преступление под названием "сговор" (collusion) можно найти только в антитрестовских законах. Однако к действиям, в которых подозреваются советники Трампа, применимы другие статьи, и тут уместно говорить о другом термине – conspiracy, который на русский также переводится как "сговор" или "заговор". Не говоря уже о том, что кандидату категорически возбраняется принимать помощь иностранного государства, организации или частного лица.

Судебный процесс в Александрии – первый из двух, предстоящих Полу Манафорту. В сентябре он предстанет перед судом в Вашингтоне по обвинениям в лжесвидетельстве и деятельности в качестве иностранного агента без соответствующей регистрации.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG