Доступность ссылки

Естественная убыль. Россияне умирают чаще, рождаются реже


Национальный проект “Демография” не дал ощутимых результатов. В России четвертый год подряд ускоряется так называемая “естественная убыль населения”. При сохранении этой тенденции к концу 21 века население страны сократится вдвое – до 70-80 миллионов человек. По подсчетам Росстата за первые десять месяцев 2019 года превышение числа умерших над числом родившихся составило 259.6 тысяч человек. Это самая высокая убыль за последние 11 лет.

В том, что в России год от года становится меньше людей, для специалистов нет ничего неожиданного, – говорит руководитель отдела здоровья и самоохранительного поведения Института социально-политических исследований РАН Алла Иванова:

Алла Иванова
Алла Иванова

– Прежде всего, дело в том, что в пожилые возраста вступают многочисленные поколения людей, которые родились в период послевоенного восстановления рождаемости. Они стали достигать пенсионных и даже старших пенсионных возрастов. Конечно, это влияет на рост числа умерших, ведь чем больше доля пожилых людей в популяции, тем больше при прочих равных условиях количество умерших.

Ну а рождаемость снижается, в первую очередь, потому, что репродуктивных возрастов начали достигать те малочисленные поколения женщин, рождение которых пришлось на 1990 годы. Хорошо известно, что в этот период был очень сильный спад рождаемости. Так вот, малочисленные поколения молодых женщин производят на свет относительно малочисленное поколение детей.

–​ В каких регионах дела с рождаемостью обстоят лучше, чем в целом по стране?

– Традиционно более высокая рождаемость отмечается на Кавказе и вообще на территориях с преимуществом мусульманского населения. Однако в Татарстане, например, несмотря на национальное возрождение, на тягу к традициям, у коренного этноса рождаемость такая же, как у русских и даже ниже. Сказывается продолжительность совместного проживания и формирование некой общей культуры. В том числе, конечно же, городской культуры. Республики Северного Кавказа – это, в основном, сельские территории. Там объективно существует культ семьи и культ детей. Но, как и везде, рождаемость там снижается. А если мы говорим о республиках Северного Кавказа, то в среднем количество детей больше двух на женщину репродуктивного возраста сохраняется только в трех республиках – в Ингушетии, в Чечне и в Дагестане.

Что же касается продолжительности жизни в целом в России, то на сегодняшний день она составляет для женщин 78 лет и 68 лет для мужчин. Многими экспертами предсказывалось, что в условиях экономической стагнации и ухудшения уровня жизни населения продолжительность жизни будет снижаться, но вместо ожидаемого падения этот показатель растет. Очень медленными темпами, но растет.

В ближайшие десять лет мы, наверное, будем жить в режиме депопуляции

В целом же 2019 год продолжил эту тенденцию – сокращения численности населения. Более того, в ближайшие десять лет мы, наверное, будем жить в режиме депопуляции, то есть сокращения численности населения за счет естественной убыли. Но при этом общая численность населения может даже расти – в том случае, если миграция будет компенсировать естественную убыль. По поводу мигрантов существуют две крайние точки зрения – вот давайте откроем границы и всех пустим или давайте закроем границы и никого впускать не будем. На самом деле, мы в ближайшее время без миграции не обойдемся, потому что даже несмотря на повышение пенсионного возраста, у нас будет сокращаться численность населения трудоспособного возраста. Кроме того, есть территории, где миграционный прирост мог бы существенно улучшить демографическую ситуацию. Но вопрос не в том, чтобы всех впускать или никого не впускать, а в том, какую миграционную политику сформировать для того, чтобы привлекать нужное нам население, а не всех тех, кто хотел бы к нам приехать.

При нашем уровне жизни и развития экономики высококвалифицированные мигранты к нам в массовых количествах не поедут

Понятно, что при нашем уровне жизни и развития экономики высококвалифицированные мигранты к нам в массовых количествах не поедут. Но есть другие пути. Они используются, но явно недостаточно. Я имею виду привлечение молодежи для обучения в нашей стране. Такие студенты постепенно погружаются в ту национальную, языковую и культурную среду, в которой они учатся. Возможность переехать в страну на постоянное место жительства, предоставление им гражданства создание для них благоприятных условий – вот это было бы одним из тех направлений, которое позволило бы нам получить не чужеродных мигрантов, а людей, которые уже адаптированы к жизни в России. Направление учебной миграции активно предлагается специалистами, но, к сожалению, пока не очень востребовано, – говорит Алла Иванова.

пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:10:21 0:00
Загрузить

Член рабочей группы по демографической и семейной политике экспертного совета при Правительстве РФ экономист Алексей Ульянов предлагает рецепты попроще:

– В нашем демографическом корабле имеются три огромные пробоины. Это аборт, алкоголь и табак. Закрыть такие пробоины – вопрос только политической воли. Ничто не мешает в течение года кардинальным образом улучшить ситуацию. И это – несмотря на объективные тенденции, связанные с замещением поколений.

Алексей Ульянов
Алексей Ульянов

Ни в какие рамки не лезет то, что аборты до сих пор в России финансируются из бюджета. Я много путешествую по регионам и общаюсь с людьми. Зарплата в районных больницах 7500 рублей. Я спрашиваю: "А как же указы Путина о том, что у вас зарплата должна быть повышена?" – "А всех перевели на четверть ставки. Не хотите – увольняйтесь. Ваша больница вообще подлежит сокращению. Ваш район вымирает. Вы просто не достойны того, чтобы у вас была районная больница. Хотите – работайте, хотите – нет". На врачей денег нет, а на аборты в бюджете деньги есть. Мало того, что нужно выводить аборты из ОМС (Обязательного медицинского страхования), но надо поставить вопрос о запрете абортов по желанию женщины. То есть медицинские показатели не обсуждаются. Социальные, возможно, следует обсуждать, но по простому желанию – это слишком! Непонятно, как это можно позволять, если мы находимся на грани вымирания. Численность населения растет только в столице, в национальных республиках, в нефтяной Тюмени и в некоторых областных центрах, вроде Екатеринбурга и Новосибирска. Вся остальная страна превращается в пустыню. А правительство при этом выделяет в условиях бюджетного кризиса ("денег нет, но вы держитесь") деньги на финансирование абортов.

Злоупотребление крепких спиртных напитков - в числе главных причин высокой
Злоупотребление крепких спиртных напитков - в числе главных причин высокой

Теперь об алкоголе. Нужно отдать должное, начиная с 2002 года, правительство принимало определенные меры. Одно только выведение алкоголя из ларьков автоматически увеличило продолжительность жизни российских мужчин на полтора года. Примерно такие же результаты дали меры по введению ночного запрета и минимальной цены на водку. Но мы еще где-то в лучшем случае на половине пути. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) отмечает, что 400 тысяч россиян ежегодно погибает от причин, прямо или косвенно связанных со злоупотреблением алкоголя. Между тем, в правительстве наметился разворот в сторону интересов алкогольного лобби. То мы рекламу разрешаем под предлогом чемпионатов мира. То ФАС легализует рекламу безалкогольного пива, хотя всем известно, что это реклама не безалкогольного пива, а бренда в целом. То “наливайки” распространились на первых этажах подъездов, и ничего с этим не делается. Минимальную цену решили не повышать. Нечего сказать, очень “полезная” антикризисная мера: не повышать минимальную цену на алкоголь в условиях кризисных явлений в экономике. В результате этого у нас алкогольная смертность полезла вверх.

Продолжительность жизни мужчин составляет 68 лет, женщин – 78. Разрыв в десять лет

Обратите внимание: продолжительность жизни мужчин составляет 68 лет, женщин – 78. Разрыв в десять лет. То есть по продолжительности жизни женщин мы примерно находимся в группе стран со средним уровнем развития, там, где и должны находиться. А продолжительность жизни российских мужчин до сих пор на уровне Африки. Причем, этот показатель – 68 лет – не означает, что все умирают в таком возрасте. Активная убыль мужчин у нас начинается с 40 лет. Отсюда, кстати, очень многие проблемы – и вторые браки, и наплевательское отношение у некоторых наших представителей сильного пола к своим обязанностям, в том числе к женам и детям, и многие другие социальные проблемы. Именно алкоголь выбивает у нас 40-летних – 50-летних мужчин – самых активных, самых продуктивных. В том числе, отменяет рождение вторых детей.

Россия относится к странам с северной культурой потребления спиртных напитков. Поэтому нужно принимать меры, которые опробованы мировым опытом. Не только скандинавы, но и все страны северной культуры потребления алкогольных напитков следуют по этому пути. Крепкий алкоголь должен быть выведен из мест общей продажи. То есть, водку – в спецмагазины. Минимальные цены на алкоголь и акцизы на крепкий алкоголь должны быть повышены таким образом, чтобы цена водки поэтапно приблизилась к стоимости трех бутылок вина.

"Антитабачный" закон запрещает курение вблизи общественных зданий
"Антитабачный" закон запрещает курение вблизи общественных зданий

Насчет табака. Мы приняли достаточно адекватный “антитабачный” закон. Тем не менее, до сих пор ежегодно мы теряем 200-300 тысяч человек за счет смертности от злоупотребления табаком. 45 процентов российских мужчин – курящие. Поэтому нам нужны меры по повышению минимальной цены. Пачка должна начинаться от 200 рублей. Этими простыми мерами мы способны вывести страну из демографической ямы, – утверждает Алексей Ульянов.

пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:49 0:00
Загрузить


Анна Иванова считает предложения Алексея Ульянова не выдерживающими никакой критики:

Эти меры хорошо работают в условиях, когда многие другие проблемы выглядят совершенно по-другому, чем в России

– Нет никаких волшебных палочек, которые в один момент могут изменить ситуацию с убылью населения. Алексей Ульянов очень много говорил про антиалкогольную политику в Северной Европе. Действительно, в Финляндии и Швеции существуют очень серьезные меры по ограничению предложения алкоголя населению. Там удалось существенно улучшить демографическое положение, – и в сфере рождаемости, и в отношении смертности. Эти меры хорошо работают, но они хорошо работают в определенной культуре и при определенной ментальности населения. Кроме того, они хорошо работают в условиях, когда многие другие проблемы, в том числе, социально-экономические, выглядят совершенно по-другому, чем в России. Рассматривая опыт других стран, надо понимать, что нельзя автоматически переносить нечто на нашу почву и надеяться, что у нас все будет работать также хорошо. Опыт по существенному ужесточению антиалкогольной политики, который мы неоднократно проходили, показал, что наше население на запреты, которые оно воспринимает именно как запреты, а не как политику, направленную на улучшение здоровья, реагирует однозначно. Люди известными методами учатся обходить эти запреты, и это приводит к печальным последствиям.

Мы уже наступили на все, лежащие на этом пути грабли, и не стоит делать это повторно

Европейский опыт показал, что необходимо действовать одновременно в двух направлениях. Первое: необходимо не просто ужесточать или ограничивать доступность того же алкоголя, а необходимо параллельно делать так, чтобы эти меры принимались населением. Иными словами, воспитывать, внедрять в население (прежде всего, в молодые поколения) альтернативы пагубному образу жизни. Эти альтернативы хорошо известны: спорт, культура, умный досуг, обучение, социальные лифты. И надо понимать, что подорожание алкоголя в условиях кризиса, в условиях ухудшения уровня жизни населения приведет к замене на суррогаты и к существенному росту отравлений. Это палка о двух концах. Я согласна с тем, что надо действовать в этом направлении. Но идти в сторону ограничения доступности алкоголя надо постепенно. Да, надо использовать те меры, которые себя хорошо зарекомендовали в Европе, но не надо делать резких движений. Мы уже наступили на все, лежащие на этом пути грабли, и не стоит делать это повторно.

То же самое касается запрета абортов или существенного ограничения возможности сделать аборт. Мы хорошо знаем последствия такого пути. Это приведет к росту материнской смертности, к подпольным абортам, к развитию криминального бизнеса в этой сфере и к ухудшению здоровья женщин. В том числе, репродуктивного здоровья, то есть к бесплодию. Поэтому надо не ограничивать возможность прибегнуть к аборту, а заниматься альтернативной работой. Женщина ведь на аборт идет не потому, что она не понимает, что она делает. Идет – потому что есть некие обстоятельства, которые вынуждают прервать беременность. Консультирование, оказание социальной, психологической и экономической помощи – вот путь, который может постепенно привести к снижению количества абортов. Как бы то ни было, в стране количество абортов сокращается, и сокращается очень существенно. Мы и дальше будем двигаться по этому пути. Но еще раз повторю – не надо только резких движений и радикальных методов. Никакой пользы никогда радикальные методы не приносили, – говорит Алла Иванова.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG