Доступность ссылки

Поговорить с талибами: за кулисами «межафганской встречи» в Москве


Экс-президент Афганистана Хамид Карзай (справа) и глава делегации талибов Аббас Станикзай на встрече в Москве

20 лет назад они были олицетворением исламского радикализма и терроризма, а их правление – символом варварства и религиозного экстремизма. Сегодня афганские талибы – равноправный участник переговоров по мирному урегулированию в Афганистане и гости московского "Президент-отеля". Именно там 5-6 февраля проходила несколько загадочная "межафганская встреча", от причастности к организации которой российские власти тщательно дистанцировались.

Удивительные гости

Талибов на встрече представляла делегация из 10 человек во главе с Шер Мохаммадом Аббасом Станикзаем, который считается одним из политических лидеров движения талибов. Он в Москве не в первый раз: в ноябре прошлого года талибы уже наведывались в российскую столицу в рамках переговоров в "московском формате". Это консультации, в которых участвуют официальные представители разных сторон афганского конфликта, а также заинтересованных держав – Индии, Ирана, Китая, России, США и государств Центральной Азии.

При этом никаких проблем, связанных с тем, что официально движение Талибан считается террористической организацией, в том числе и в России, у талибов не возникло – ни тогда, ни сейчас. Представитель организаторов встречи Омар Нессар сообщил корреспонденту Радио Свобода Мумину Шакирову, что талибы самостоятельно договаривались о визите со всеми российскими структурами.

Необычные гости "Президент-отеля": талибы и их бывшие противники на молитве прямо в холле московской гостиницы

Аббасу Станикзаю в Москве понравилось, переговорами – официально их организовала афганская диаспора в России – он остался доволен. "Мы договорились по двум пунктам: условия вывода [иностранных] войск и то, что афганские силы не будут использованы против них… Детали этого будут обсуждаться потом в рамках двух технических групп", – цитирует Станикзая агентство Интерфакс. Почему, если встреча сугубо межафганская, ее организовали не в Кабуле, а в Москве? Глава политического представительства движения "Талибан" в Катаре – де-факто оно координирует дипломатические усилия талибов – Абдусалам Ханафи на этот вопрос Радио Свобода ответил, что официальные власти Афганистана против, поскольку якобы против Соединенные Штаты.

"Какая-то фантазия"

Нынешний президент Афганистана Ашраф Гани действительно весьма критически отозвался о российской встрече, на которой представители афганского правительства не присутствовали. По его мнению, происходящее в Москве – не более чем "какая-то фантазия":

Зато был в наличии довольно широкий спектр оппозиционных сил – помимо талибов, в "Президент-отеле" можно было встретить экс-президента Афганистана Хамида Карзая, влиятельного экс-губернатора провинции Герат Исмаил Хана или высокопоставленных лиц из бывшего Северного альянса, который при помощи США и их союзников в конце 2001 года положил конец правлению талибов в Афганистане.

Участвовал во встрече и Мохаммад Ханиф Атмар – экс-министр внутренних дел Афганистана и кандидат в президенты на предстоящих в июле выборах. Его считают одним из главных претендентов на победу и человеком, на которого делает ставку Россия. В отличие от большинства участников встречи, в годы советско-афганской войны Ханиф Атмар не воевал против советских войск, а наоборот, служил в ХАД – контрразведке коммунистического режима, тесно связанной с КГБ СССР. Начальником ХАД был одно время Мохаммад Наджибулла, которого Горбачев, придя к власти в СССР, назначил президентом Республики Афганистан.

Хамид Карзай назвал переговоры в Москве "очень хорошими". По отношению к властям в Кабуле он избрал примирительный тон: "Мы понимаем, что правительству надо быть стороной этих переговоров, мы хотели бы, чтобы они были сегодня здесь".

​Не стрелять, а говорить

Обсуждались в основном две темы: возможный вывод американских и других иностранных войск из Афганистана и будущие изменения в конституции страны, на которых настаивают талибы. По сравнению с 90-ми они, по крайней мере на словах, смягчили свою позицию. Талибы требуют исламизации законов страны (нынешняя афганская конституция, по их мнению, "завезена с Запада и является препятствием на пути к миру"), но готовы на уступки – в частности, в том, что касается прав женщин. "Они смогут ходить в школы и университеты, наниматься на работу" и вообще "обладать всеми необходимыми правами в соответствии с исламом и афганской культурой", – уверял участников московской встречи глава делегации талибов Аббас Станикзай. Депутат афганского парламента Фавзия Куфи, тоже приехавшая в Москву, заметила в интервью Би-Би-Си: "Это позитивный шаг: талибы, разговаривавшие с народом Афганистана, особенно с женщинами, на языке пуль, теперь пользуются микрофоном и хотят прислушиваться к голосам женщин".

Другие наблюдатели удивляются лихо закрученному сюжету идущих не первый месяц на разных дипломатических уровнях и в разных местах переговоров по афганскому урегулированию:

"Афганские моджахеды победили Россию, Талибан изгнал моджахедов, США свергли Талибан. Все они сейчас ведут переговоры друг с другом!"

Действительно, незадолго до встречи в Москве тот же Аббас Станикзай, по сообщениям западных СМИ, встречался в одной из стран Персидского залива со специальным посланником США Залмаем Халилзадом. На этих переговорах также обсуждались условия возможного вывода войск западной коалиции и гарантии того, что талибы, если они вновь, единолично или (что более вероятно) в коалиции придут к власти в Афганистане, не допустят превращения страны в базу международных террористических группировок.

История запутанного вопроса

После того, как в 2001 году созданный талибами "Исламский эмират Афганистан" пал под ударами Северного альянса и его иностранных союзников во главе с США, это радикальное движение на какое-то время ушло в тень, но вскоре вновь начало набирать силу. Вот как, по данным на первую половину прошлого года, выглядело присутствие талибов в Афганистане по отдельным уездам:

Темно-коричневый цвет – полный контроль, 4% территории; далее по мере снижения интенсивности оттенка: не менее двух вылазок или терактов в неделю – 15%; по меньшей мере три "напоминания о себе" в месяц – 20%; не чаще одной вылазки в три месяца – 31%; серый цвет – под контролем правительства – 30%.

Власти в Кабуле обвиняют в поддержке талибов прежде всего Пакистан. Попытки переговоров между афганским правительством и талибами предпринимались неоднократно, но успешными не были. Главным источником финансирования талибов считается наркоторговля, на которой они зарабатывают не менее $ 400 млн в год.

В 2011 году численность войск США в Афганистане достигла максимума – около 100 тысяч военнослужащих. После гибели лидера "Аль-Каиды" и многолетнего "гостя" афганских талибов Усамы бин Ладена администрация Барака Обамы начала снижение численности контингента, делая ставку на подготовку афганских вооруженных сил.

В 2014 году США официально объявили об окончании своего участия в боевых операциях в Афганистане. Активность талибов и потери афганских правительственных войск резко возросли. В 2015 году талибы на некоторое время захватили город Кундуз на севере страны – первый с 2001 года случай, когда им удалось овладеть центром одной из провинций.

Российская игра

Более четырех лет назад стали поступать первые сообщения о контактах российских представителей с талибами. По мнению экспертов, опрошенных газетой Washington Post, после появления в Афганистане первых ячеек группировки "Исламское государство" (ИГ) Москва начала рассматривать талибов как меньшее зло: они претендуют "всего лишь" на контроль над Афганистаном, в то время как у ИГ международные амбиции. Россия опасается распространения влияния ИГ в лежащих к северу от Афганистана странах Центральной Азии. Кроме того, символическое возвращение в афганскую "игру" спустя 30 лет после бесславного ухода советских войск из Афганистана для Кремля – вопрос престижа, считают западные эксперты.

Американские вертолеты UH-60 Black Hawk на базе в Кандагаре (Афганистан)
Американские вертолеты UH-60 Black Hawk на базе в Кандагаре (Афганистан)

В 2014 году российский дипломат, бывший посол РФ в Афганистане Замир Кабулов инициировал неофициальные многосторонние консультации по афганской проблеме, из которых позднее вырос "московский формат". Активность России на афганском направлении усилилась после того, как к власти в США пришел Дональд Трамп.

Хотя в 2017 году его администрация объявила о переброске в Афганистан дополнительно 4 тысяч военнослужащих, в конце 2018 года поступили сообщения о готовящемся выводе из этой страны 7 тысяч американских военных. Это половина находящегося там сейчас контингента США. С 2001 года в Афганистане погибли более 2400 американцев и свыше 25 тысяч афганских военных и полицейских.

Позиция президента Трампа сводится к тому, что войска США могут быть полностью выведены из Афганистана, если на переговорах с афганскими политическими силами и группировками, в том числе талибами, будет достигнута приемлемая для Вашингтона договоренность. Именно этим занимается сейчас спецпосланник Залмай Халилзад. Одновременно США в лице госсекретаря Майка Помпео заверяют афганского президента Ашрафа Гани, что его правительству нечего бояться:

"Госсекретарь также подчеркнул, что наше военное партнерство непоколебимо и продлится до тех пор, пока не будет достигнут продолжительный и всеобъемлющий мир".

В этих условиях Россия и другие игроки спешат обзавестись союзниками в Афганистане, учитывая возможную этим летом, когда пройдут президентские выборы, смену власти. Ханиф Атмар – его называют человеком, на которого делает ставку Москва, – относится к переговорам с талибами куда более позитивно, чем президент Гани. В любом случае, несмотря на дистанцированность российских властей от "межафганской встречи", которая прошла в паре километров от Кремля, Россия намерена и дальше активно участвовать в афганской игре – с этим согласны все участники встречи, с которыми Радио Свобода удалось поговорить в "Президент-отеле".

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG