Доступность ссылки

«Скрепы» для буров. Зачем Россия заманивает белых южноафриканцев


Многие тысячи белых жителей ЮАР якобы готовятся к массовому исходу из своей страны, где они страдают от геноцида со стороны чернокожего населения, и своей будущей родиной уже выбрали Россию. Именно так в последние месяцы некоторые российские издания рассказывают о визитах в Россию нескольких семей фермеров-африканеров, подчеркивая, что только российскую землю белые южноафриканцы считают последним на Земле оплотом истинных ценностей и христианской морали. Однако в самой ЮАР ни белым, ни темнокожим об этом ничего не известно.

Летом и осенью нынешнего года в Ставропольском и Краснодарском краях, в Московской и Калужской областях России, в Карачаево-Черкесии и еще нескольких российских регионах с ознакомительными визитами, организованными за счет принимающей стороны, побывали несколько семей белых африканеров из ЮАР, занимающихся сельским хозяйством, которых торжественно встречали на самом высоком уровне. По словам организаторов поездок, в числе которых выделяется помощник уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае России Владимир Полубояренко (тот самый, который в 2017 году повторно заманивал на Ставрополье семью "секс-беженца" из Германии Евгения Мартенса), около 15 тысяч южноафриканских буров вот-вот готовы переехать в Россию, преимущественно на юг страны, из-за невыносимых условий, в которых они сегодня живут на своей родине. Утверждается, что каждая бурская семья должна привезти с собой не менее 500 тысяч долларов, которые переселенцы вложат в покупку или аренду российской земли и недвижимости.

Во всех публикациях и репортажах, в которых рассказывается о будущем "новом великом треке" белых африканцев, их авторы подчеркивают, что Россию буры выбирают потому, что больше им якобы ехать некуда: в Европе полно других мигрантов и слишком "свободные нравы", а США, Австралия или Новая Зеландия также им не подходят, по примерно схожим причинам. При этом Россию африканеры, по словам Полубояренко, называют "ковчегом", а Ставропольский край России даже сравнивают с "новым мысом Доброй Надежды". Кроме того, буры якобы оказались поражены схожестью своей судьбы с историей русских казаков – дескать, в то время, когда первые переселенцы из Голландии, Франции и Германии в 17-м веке осваивали "пустынные" берега юга Африканского континента, казаки занимали "пустовавшие" земли Кавказа, точно так же постоянно сталкиваясь с атаками "диких враждебных племен".

Бурская семья голландского происхождения. Трансвааль, 1886 год
Бурская семья голландского происхождения. Трансвааль, 1886 год

В ЮАР сегодня белое меньшинство (около 4 с половиной миллионов человек, по результатам последней переписи, примерно 8 процентов населения, большинство которых составляют либо говорящие на языке африкаанс потомки буров, ныне называющие себя африканерами, либо англоафриканцы), действительно, оказалось в крайне тяжелом положении, и разнообразная дискриминация со стороны черных соотечественников, постоянные нападения и убийства белых с целью грабежа или по мотивам расовой ненависти вовсе не миф. Правительство Южно-Африканской Республики в ближайшее время намерено принять закон о "окончательной безвозмездной экспроприации" всех земель и собственности белых африканцев и передачи их во владение "коренного населения" (хотя многие белые в ЮАР живут там в двадцатом поколении, в течение веков, и также по праву считают себя коренными жителями; даже само слово африканер означает "африканец").

По этим причинам с 90-х годов прошлого века из ЮАР эмигрировали сотни тысяч белых – однако как раз в якобы слишком "толерантно-либеральные" Австралию или США, и эта тенденция расширяется. Но об инициативе Москвы по привлечению тысяч африканеров на "патриархальную" российскую землю в самой Южно-Африканской Республике никому ничего не известно, подчеркивает в разговоре с Радио Свобода Ирина Филатова, живущая в Кейптауне политолог-африканист, заслуженный профессор Натальского университета:

​– Что сейчас происходит в ЮАР с белыми фермерами, если тема их эмиграции в более, по чьим-то представлениям, безопасные и сытые края вдруг обсуждается даже в очень далекой от них России? И вслед за российскими СМИ об этом начали писать и на Западе?

– Положение белых фермеров, на самом деле, конечно, плохое, но не только их. В такой же ситуации оказались и черные фермеры, индийские фермеры и многие другие. Но большинство ферм в ЮАР, конечно, принадлежит белым. Главная угроза, нависшая над ними – будущий закон об экспроприации земли без компенсации. До сих пор в Южно-Африканской Республике также существовал закон об экспроприации земель у белых, но обязательно с компенсацией. Сейчас новый закон проходит многочисленные стадии обсуждения, в том числе общественного, создана правительственная комиссия, которая прописывает все его параграфы. Разумеется, вряд ли этот закон не будет принят, потому что процент одобрения этой идеи среди черного большинства в ЮАР очень высок.

К тому же, конечно, нельзя не упомянуть и о постоянно растущей в ЮАР преступности. Но нельзя говорить, что все преступления в стране направлены только против белых, это было бы абсолютно неправильно. В черных пригородах, в городах преступность очень высокая, она просто растет в последние годы везде. Конечно, и фермеры страдают очень, потому что они ведь живут очень далеко от всех своих соседей, потому что они, скажем так, всегда для бандитов "хорошая цель". Их убивают для того, чтобы ограбить, но иногда и просто так, по мотивам расовой "мести".

​– Российские медиа говорят, что в разные регионы и области России вот-вот буквально готовы переехать десятки, сотни, даже тысячи белых из ЮАР. Якобы всего 15 тысяч африканеров собрали подписи за отъезд в Россию. А в самой ЮАР эта кампания хоть сколько-нибудь заметна?

– Нет, никто здесь о России не говорит. Я сама впервые услышала об этой идее где-то в конце августа, когда мне прислали статью из одной российской газеты. Суть ее заключалась в том, что да, приедут на российскую землю африканеры, что якобы их будет много, тысячи. И текст был дополнен довольно необъективным рассказом об истории африканеров, которые описывались очень романтически. Якобы это такой необычный, свободный, смелый народ, который сам все для себя сделал, который ушел от господства британцев и до сих пор как-то удачно выживал внутри собственной среды. Кроме того, что африканеры очень свободолюбивы, подчеркивалось и то, что они все очень религиозны, и ведут очень патриархальный образ жизни. Что они, в общем, чем-то сродни русским сибирякам-староверам.

– Официальные российские издания, говоря о планах белых африканеров якобы перебраться в Россию, действительно, упирают на то, что речь идет о бурах, якобы имеющих особый взгляд на мир, консервативных и религиозных людях. Чем выделяются буры среди прочих африканеров? Или это одно и то же?

– Ничем не выделяются, все они говорят на одном языке, африкаанс. Есть некая белая нация, которую можно назвать, как хотите, бурской или африканерской. Обычно в ЮАР бурами называют себя те африканеры, которые, и правда, предпочитают вести несколько старомодный образ жизни. Или же те белые, кто пытается выглядеть этаким патриархальным крестьянином. Очень часто именно фермеры называют себя бурами. Вообще "бур" – это старое слово, больше распространенное до конца 19-го века. В конце 19-го века чаще начало появляться слово "африканер", то есть африканец.

​– Кроме буров, или африканеров, в ЮАР есть ведь и другие белые, в том числе владельцы сельскохозяйственных наделов и построек, занимающиеся агрокультурным бизнесом? Потомки англоязычных переселенцев, например, живут своим, отдельным миром? Или все давно смешалось и поменялось?

– Да все белые в ЮАР давно и глубоко включены во вполне современный мир! Во-первых, одни с другими, африканеры и англофоны, очень много общаются. Во-вторых, все фермеры прекрасно встроены в мировую систему современного сельского хозяйства. У большинства прекрасное образование, в том числе и высшее сельскохозяйственное, компьютеры и все подобное. Фермер должен знать рынки, мировые тарифы, рейтинги валют и цены на топливо. Он должен знать очень много вещей для того, чтобы его хозяйство процветало. Без этого фермером сейчас быть невозможно. Я повторюсь, что в Южной Африке есть не только белые фермеры. Да, конечно, есть и потомки англичан, которые занимаются сельским хозяйством. Есть крупные интернациональные фирмы, которые заняты тем же. Это очень разносторонняя отрасль. Но, скорее всего, именно бурских ферм – большинство. Вообще всех ферм в ЮАР сейчас около 30 тысяч. Их раньше было больше, но владельцы в последнее время начали фермы продавать. Так что говорить о том, что в Россию, может быть, приедут их многие тысячи, наивно.

– В российских СМИ сейчас именно всех буров, действительно, представляют наполовину какими-то романтическими староверами, а наполовину персонажами книг для юношества, борющимися против зла и несправедливости, в стиле главного героя романа "Капитан Сорвиголова" Луи Буссенара. И никто не упоминает реальную историю Южной Африки, не рассказывает, откуда взялась там расовая ненависть, не вспоминает то же слово "апартеид" и так далее. Зато выстраивается некая идеологическо-культурная общность, мостик между "традиционными" российскими и бурскими ценностями. И во всем заметен еще и откровенный расизм: благородное белое меньшинство против грязных черных бандитов и насильников.

– Я с вами полностью в этом отношении согласна. В российских СМИ ситуацию, конечно, представляют совершенно неверно, как и историю буров. Вспомним, например, бурский Великий трек 1830-х годов, когда они уходили вглубь Африканского континента из-под власти англичан. Но ведь отчасти они отказались остаться на старом месте из-за того, что англичане запретили рабство! Потому что бурское хозяйство на протяжении столетий держалось на рабском труде. Об этом в России, конечно, ни слова не говорится. Может быть, тут тоже какое-то историческое родство душ кому-то мерещится? Что русские крепостные крестьяне у дворян, что черные рабы у белых господ – мол, это примерно одно и то же, и как жаль, что до нашего времени эти "патриархальные традиции" не сохранились? Не упоминается и о том, что в африканерской истории очень много было столкновений и настоящих войн (так же, как и у англичан, впрочем) с местными коренными народами, не желавшими пускать пришельцев из-за моря на свои земли, и жестокость проявлялась чудовищная.

Что русские крепостные крестьяне у дворян, что черные рабы у белых господ – мол, это примерно одно и то же, и как жаль, что до нашего времени эти "патриархальные традиции" не сохранились?

Я не хочу утверждать, что буры, африканеры сейчас не страдают, отчасти за грехи своих предков. Отношение к белым в современной ЮАР, на мой взгляд, сегодня несправедливое. Причем ненужное для будущего страны деление населения по расовому признаку теперь опять идет сверху, от властей. Но российская пресса, по-своему, очень даже приветствует это разделение и готова им воспользоваться – для того, чтобы продвинуть главную мысль: "Как у нас в России хорошо – к нам едут из других стран". Запомнилась фраза из одной из публикаций: "Ставрополье бурам ближе Амстердама".

– Кроме того, в России СМИ рассказывают, что белые из ЮАР якобы не хотят уезжать в страны западного мира, так как, по их словам, там слишком свободные нравы. Современные африканеры, спрошу еще раз, что, действительно, это какие-то персонажи 17-го века, гугеноты и пуритане с крестами на широкополых шляпах? Смешно же…

– Ну нет конечно! Буры, или африканеры, все разные. Есть довольно консервативные белые, но гораздо больше людей очень прогрессивных! Тем более что очень многие обращаются к фермерству после завершения какой-то другой карьеры. Я была на фермах у нескольких белых, которые до этого были политиками! Сейчас завел свою ферму великолепный писатель Риан Малан. Тот самый Ян Адриан Шлебуш, который приезжал на Ставрополье и рассказывал о том, что все якобы хотят уезжать из ЮАР в Россию, вроде бы профессор Университета Фри-Стейт (бывшего Оранжевого Свободного Государства, ныне это одна из южноафриканских провинций). Подавляющее большинство африканеров сегодня – современные люди.

Подавляющее большинство африканеров сегодня – совершенно современные люди

Что касается направления их эмиграции, то все зависит от того, о каком поколении мы говорим. Африканеров уехало в Австралию, например, и в Новую Зеландию очень много. В основном это были образованные молодые люди. Эмигрировали они потому, что видели, что ни для них, ни для их карьеры, ни для тем более их детей перспектив в Южной Африке нет и не будет. В Австралии, в Новой Зеландии есть африканерские школы, есть церкви Голландской реформатской церкви, к которой принадлежит большинство буров! Но пока все-таки массового отъезда белых фермеров не случилось, и я абсолютно не думаю, чтобы куда-то поехали тысячи, тем более десятки тысяч. В Южной Африке в целом было очень мало публикаций на эту тему. Мне встретилась только одна, которая была перепечаткой из российской прессы. И, заметьте, южноафриканская статья называлась "Россия заманивает южноафриканских фермеров".

Мне кажется, что смысл всех этих публикаций в России достаточно очевиден. Показать, что якобы африканеры не хотят ехать на Запад, и, значит, у нас, в России, лучше. И что "наши ценности близки старой европейской цивилизации, а мы, россияне – ее хранители, мы – это соль земли. Везде кризис, везде все плохо, а к нам едут". Эти настроения просчитываются во многом среди наших соотечественников, и даже в моей научной среде. Один мой коллега, не стану называть его имя, в связи с происходящим даже такие строчки написал, говорящие сами за себя, сами судите:

Как ныне сбираются буры
В последний свой доблестный трек.
Их лица суровы и хмуры,
Нет смысла ждать черный набег.
Права и страну отобрали.
Что, землю иль жизни отдать?
Европы корректные швали
Не станут расистов спасать.
Америку Мексика гложет,
Миграция там не нужна.
А может, Россия поможет?
Есть даже в Крыму целина!
Свои обленились настолько,
Что некому землю поднять.
А буры способны на подвиг:
Им нечего больше терять.

Может быть, несколько семей, и правда, переедет. Но вот молодое поколение той же семьи Шлебушей уже заявило, что оно поедет в Россию преподавать английский язык, а не заниматься фермерством пока что. Не знаю, понравится ли им это все. Они ведь не знают России совершенно.

– Я думаю, что еще ларчик может очень просто открываться и с той стороны, что на эту информационно-пропагандистскую кампанию в Кремле явно выделили некоторые деньги, которые можно удачно, говоря просто, "распилить".

– Разумеется! А почему же не съездить-то за границу, если Россия платит? – иронизирует Ирина Филатова.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG