Доступность ссылки

«Дело, куда просто вписали новую фамилию»: родственники и адвокаты о задержании Дениса Кашука


Денис Кашук

Подконтрольный России Киевский районный суд Симферополя 20 декабря избрал местному жителю Денису Кашуку меру пресечения в виде содержания в СИЗО до 18 февраля 2020 года. ФСБ подозревает его по двум статьям – 222 и 222.1 Уголовного кодекса России: «незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов».

Жена арестованного Ольга Кашук в своем видеообращении рассказала, что он не выходил на связь с 17 декабря, и семья обратилась с заявлением в полицию. По ее словам, на следующий день сотрудники ФСБ провели осмотр в их доме, и выяснилось, что Дениса Кашука задержали по подозрению в приобретении и хранении оружия. При этом российские силовые ведомства официально не комментировали эти обвинения. Министерство иностранных дел Украины выразило решительный протест из-за ареста крымчанина. О подробностях этого дела шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Мать Дениса Кашука Катерина Кашук рассказала Крым.Реалии историю исчезновения и задержания ее сына.

Мы с ним общались полчаса перед судом – он абсолютно подавлен. Мы думаем, на него оказывают и физическое, и моральное давление
Катерина Кашук

– Мы вообще проукраинская семья. В 2000 году я была учредителем партии «Батьківщина», ее председателем в Красноперекопске. Мою позицию в городе знали многие, потому что я работала в исполкоме, в отделе архитектуры. Было очень сложно жить все эти пять лет там – мы только три дня как приехали из Крыма. Взяли два чемодана, оставили там дом. Терпеть все то, что там было… Мы на себе прочувствовали каждый день. Когда пропал Денис 17 числа, мы узнали об этом только вечером. Нам позвонила его супруга и сказала, что он не выходит на связь с утра. То есть он в 10 часов вышел на работу, и больше о нем никто ничего не слышал. Уже 18 декабря где-то с 5 до 6 вечера мы узнали, что он является фигурантом уголовного дела. Мы с ним общались полчаса перед судом – он абсолютно подавлен. Мы думаем, на него оказывают и физическое, и моральное давление.

Катерина Кашук утверждает, что ее сын во время этого общения попросил всю семью немедленно уехать из Крыма, поскольку некие люди, по его информации, написали доносы на них в ФСБ.

Катерина Кашук
Катерина Кашук

Денису Кашуку 40 лет, он родом из Красноперекопска, проживал в Симферополе. По специальности – политолог, выпускник Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Двоюродная сестра Дениса Кашука Елена Гусейнова объясняет его преследование политическими мотивами.

Это аннексированная территория, на которой нет правосудия
Елена Гусейнова

– Он занимался рекламой. Что случилось? Случилась аннексия Крыма в 2014 году. С кем-то подобное случилось сразу, а с кем-то – в 2015 году, с кем-то – в 2016 году. Это аннексированная территория, на которой нет правосудия, где не работают суды, где есть дела, куда просто вписывают очередную фамилию. Просто приходит очередь очередного проукраинского крымчанина. Даже если он не выходит на митинги 24 августа, не поддерживает открыто крымскотатарское сообщество, не состоит в украинском или крымскотатарском движении – достаточно того, что человек будет шутить по этому поводу, что будет понятно, что он думает. На мои вопросы, почему ты не выезжаешь, Денис отвечал, что его жена не хочет уезжать, но добавлял, что «мы все не можем покинуть Крым, он же наш».

Адвокат Назим Шейхмамбетов в комментарии Крым.Реалии выразил удивление тем, что его подзащитный ходатайствовал о закрытом процессе:

«Было очевидно, что человек очень волновался, он постоянно повторял: «У меня все хорошо, берегите себя». Это звучало, как мантра. В самом начале судебного заседания он заявил ходатайство о том, чтобы суд проходил в закрытом режиме. Это вообще нонсенс. Человек, который не видел свою семью и пережил такое потрясение, как возбуждение уголовного дела, вдруг заявляет, что заседание должно проходить без его близких родственников и средств массовой информации. Я считаю, что это свидетельствует о тяжелом психологически-эмоциональном состоянии, и чем оно вызвано, я могу только догадываться. Надеюсь, нам удастся его защитить».

Назим Шейхмамбетов
Назим Шейхмамбетов

В итоге Денис Кашук отказался от независимых защитников. Елена Гусейнова убеждена, что он боится за судьбу своей семьи.

Денис отказывается от помощи самых близких людей. Значит, он вынужден так сделать
Елена Гусейнова

– Они являются объектом шантажа, и мы прекрасно знаем, что Денис будет защищать не себя, а своих близких. Об этом говорит и отказ от независимого адвоката – при том, что он знает, что мы найдем ему лучших защитников в Крыму. Нет, Денис отказывается от помощи самых близких людей. Значит, он вынужден так сделать. Конечно, этот арест мы обжаловали, но проблема в том, что часть Украины аннексирована, и на той территории не действуют законы – только карательные методы. Человек там себе не принадлежит, он не может защищать себя. Единственный возможный источник справедливости здесь – украинская власть и международные суды. Сейчас у Дениса есть адвокат, назначенный государством, и он не подпустит к себе других защитников, пока не будет знать, что вся его семья в безопасности. Пока что часть его семьи не покидает Крым и остается объектом шантажа.

Жена и сын Дениса Кашука, которому еще нет трех лет, продолжают находиться в Симферополе. Крымчанин, бывший политзаключенный Владимир Балух советует задержанному не идти на сделки с российским следствием.

Единственное, что я мог бы посоветовать Денису – не идти ни на какие сделки с силовиками
Владимир Балух

– Даже если бы я очень постарался найти какие-то другие причины подобного преследования, мне было бы очень сложно их представить. Для меня нет никаких противоречий в выводах родственников, так это и происходит. Я согласен с тем, что в оккупированном Крыму просто быть украинцем – уже преступление, и я видел примеры именно такого развития событий. Как давить на человека, к чему апеллировать – у них такая практика отшлифована. Самое важное в этой ситуации – понимание, что в опасности находятся самые близкие люди. Если это возможно, то единственное, что я мог бы посоветовать Денису – не идти ни на какие сделки с силовиками. Там нет никакой надежды на порядочность и выполнение условий. Я знаю примеры, когда людям обещали дать меньше меньшего, но они получали большие сроки.

Владимир Балух
Владимир Балух

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG