Доступность ссылки

«Ваши драконовские сроки не сломят нас». Заключительные слова фигурантов «красногвардейского дела Хизб ут-Тахрир»


Рустем Эмирусеинов, Арсен Абхаиров и Эскендер Абдулганиев

Трое фигурантов «красногвардейского дела Хизб ут-Тахрир» в понедельник, 2 ноября, выступили с заключительным словом в Южном окружном военном суде в российском Ростове-на-Дону. Рустем Эмирусеинов, Арсен Абхаиров и Эскендер Абдулганиев обратились к соотечественникам и мировой общественности и в очередной раз подчеркнули, что не признают своей вины и не рассчитывают на справедливые приговоры. Крым.Реалии частично публикуют выступления крымчан в суде накануне вынесения приговора. Российский прокурор запросил для них сроки от 15 до 18 лет лишения свободы.

Рустем Эмирусеинов: «Раньше народ назвали «предателем», сегодня – «террористом» и «экстремистом»

Я – крымский татарин, мусульманин, гражданин Украины, отец трех несовершеннолетних детей, политический заключенный. На протяжении уже более полутора лет я незаконно удерживаюсь в стенах следственных изоляторов сначала Симферополя, а затем Ростова-на-Дону, по абсолютно ложному и безосновательному обвинению.

Рустем Эмирусеинов
Рустем Эмирусеинов

Репрессии над моим народом продолжаются уже не одно столетие. Они начались после того, как Крым был незаконно аннексирован Россией в 1783 году... Депортация 1944 года была лишь продолжением целенаправленной политики по уничтожению идентичности крымских мусульман. Вернувшись в Крым и оказавшись в Украине, у народа появилась возможность созидать и возрождать свои культурные ценности и религию. Крымские татары жили дружно бок о бок с представителями других конфессий... Народ начал активно возрождать свою культуру. Началось строительство мечетей, люди стали стремится к познанию своей религии.

И после 23-х лет пребывания в (независимой – КР) Украине весной 2014 года в Крым пришел так называемый «освободитель». И вновь начались депортации, аресты, тюрьмы. Репрессии, чинимые в отношении моего народа в настоящее время сравнимы с репрессиями Сталина...

Сегодня российская власть показательно назначает самую активную часть в преступники, а других превращает в своих агентов, стремясь к тотальному контролю над народом.

В основе обвинения по данному уголовному делу о так называемом «терроризме» лежит не планирование, подготовка или осуществление терактов, а кухонные разговоры на исламскую тематику: исторические факты структуры исламского правления, вопросы воспитания детей и опекунства над ними в случае смерти одного или обоих родителей. В этом обсуждении нет и намека на подготовку или планирование действий, связанных с насилием!

Приводимые прокурором доказательства на судебном процессе вымышленные, ни одного прямого факта, свидетельствующего о нашей так называемой «террористической» деятельности, представлено не было. Все, на что ссылается сторона обвинения, это косвенная экспертиза псевдоэкспертов. Поэтому данный процесс считаю политически мотивированным.

Если раньше народ назвали «предателем», то сегодня «террористом» и «экстремистом». Давая огромные сроки, власть пытается запугать и заставить замолчать наш народ. Для ФСБ намного легче обвинить человека в террористической деятельности, чем раскрывать реальные преступления, что требует огромных усилий и времени.

Они не брезгуют ничем, ни сломанными судьбами людей, ни тем, что дети при живых отцах остаются сиротами... И поэтому, глядя на все, что происходит вокруг нас, эти бесчинства и беззаконие, я не питаю никаких иллюзий о справедливом суде.

Вы подвергаете нас преследованию лишь за то, что мы ревностно относимся к своей религии, своим ценностям, своему образу жизни.

Обвинения в мнимом терроризме – ни что иное, как признание властью своей слабости перед теми, чьим единственным оружием является слово
Рустем Эмирусеинов

Но в действительности, репрессии, судебные преследования и запредельные сроки заключения, которым подвергаются мусульмане в России, оборачиваются лишь тем, что все общество начинает, задаваться вопросом: «В чем вина этих людей? За что они получают такие большие сроки? Какая идея воспитала столь сильных личностей?»

Мы требуем положить конец подобным «мерам безопасности», покончить с политикой затыкания ртов и преследования активистов за их политические позиции и мнения. Обвинения в так называемом, мнимом, терроризме, ни что иное, как признание властью своей слабости перед теми, чьим единственным оружием является слово. Вне всяких сомнений, что ложь российских спецслужб в отношении нас станет явной. И всем тем, кто причастен к лишению свободы крымских татар, мусульман, только за их веру, активную жизненную позицию, рано или поздно придется отвечать за свои преступления.

Наш народ уже никогда не смирится с подобными лживыми ярлыками и будет продолжать свою мирную борьбу за восстановления справедливости.

Арсен Абхаиров: «Мы преступники без преступления. А вы преступники без наказания»

Я родился в местах высылки – в Узбекистане, в местах прошлых агрессий против моего крымскотатарского народа. Я гражданин Украины, политзаключенный, узник совести – таким меня признает и считает весь мир, неоднократно заявляя об этом в своих резолюциях. Хоть вы и не хотите этого признавать.

Я отец двух малолетних детей, кормилец пожилой матери. До момента моего незаконного ареста, занимая активную гражданскую позицию. Самостоятельно содержал семью. Вырос в полноценной семье, будучи воспитанным в духе обычаев, культуры и религии своего многострадального, но не сломленного и не покоренного крымскотатарского народа. Человеческая честь и достоинство, справедливость и слово истины против клеветы и лжи стали нашими ценностями.

Арсен Абхаиров
Арсен Абхаиров

Еще не высохли слезы на лицах свидетелей из числа моего народа, свидетелей геноцида, совершенного в 1944 году, когда также в один миг их обозвали «предателями». Мое несогласие и позиция выражались в традиционной нам ненасильственной борьбе за права и интересы всех несправедливо обвиненных и оклеветанных. Нескончаемые дикие по своей форме проведения обыски, несправедливые суды, широкомасштабная предвзятая антиисламская пропаганда карманных российских СМИ.

Сотни осиротевших при живых отцах детей. Десятки овдовевших при живых мужьях жен и разбитых сердец матерей. Пытки, похищения, убийства и многое другое стали нашими ежедневными заботами и тревогами.

Свое несогласие с вышеописанным и деятельность по прекращению этого считаю основой возбуждения уголовного дела и преследования меня и остальных фигурантов, находящихся в зале, и всех других узников Кремля.

Я осознанно, посещая аналогичные суды, поддерживал и опекал семьи, как сегодня опекают наши семьи, выражая свое мнение и негодование на происходящие события в Крыму, за что и я попал в поле зрения и оперативную разработку силовых структур Российской Федерации. К сожалению, все силы власти в Крыму направлены на подавление «инакомыслия», что еще раз подтверждает попытки скрыть «горькую правду» преступлений 2014 года и истинной картины жизни в современном Крыму.

Моя вина в том, что не готов быть вашим рабом
Арсен Абхаиров

Следствие, обвинение и суд ожидали и ждут наших признаний в виновности. В сегодняшнем очередном слове я хочу признаться: моя вина в том, что не готов быть вашим рабом; я виноват, что с молоком матери нам привиты чувства единства, ответственности друг за друга, справедливости; я виноват, что полюбил и изучал религию, которая лежит в основе появления моего народа и исходящую из нее культуру. Наверняка суд на этой стадии хотел услышать о моем согласии в содеянном. Я сожалею, что сделал так мало, в то время как нужно было сделать больше на этом пути, который выбрал я.

Мне жаль, что вы и ваши покровители повторяете ошибки прошлого, угнетая и репрессируя народы. Лучшим свидетельством нашей невиновности является мировое признание нас «политзаключенными Кремля» и непрекращающаяся народная поддержка нас и наших семей.

Крымские татары, мусульмане Крыма не террористы. Ваши драконовские сроки не сломят нас. Для всех очевидно, что наши приговоры показательные, чтобы запугать остальных. В Крыму не было и нет терроризма и насилия.

Мы преступники без преступления. А вы преступники без наказания. Но это временно.

Эскендер Абдулганиев: «Это конец дела, но не конец нашей борьбы»

Мой дорогой и бесконечно уважаемый мною народ, юристы-адвокаты, правозащитники, журналисты, активисты, небезразличные люди различных национальностей, все мы с вами проделали длинный путь, да! Это конец дела, но не конец нашей борьбы, борьбы против несправедливости и лжи! У истины и лжи не может быть точек пересечения, невозможно объединить свет с тьмой.

Эскендер Абдулганиев
Эскендер Абдулганиев

В 2014 году мы легли спать обычными людьми, а проснулись «террористами» и «экстремистами». Начались гонения и репрессии крымскотатарского народа, нас начали сажать в тюрьмы, похищать, преследовать, угрожать, и по 2020 год ничего не изменилось, этот беспредел продолжается, людям дают сроки по 10, 15, 20 лет колонии строгого режима по так называемой статье о терроризме, о котором в Крыму никогда не было и речи!

Люди, которые добровольно соглашаются жить в унижении, в притеснениях и страхе, и не пытаются ничего изменить и освободиться от наложенных на них пут, никогда не смогут выбраться из этого положения и будут продолжать жить в страхе.
Эскендер Абдулганиев

За что? За исповедование своей религии и исповедание ее обрядов? За убеждения и ислам? Именно так, под предлогом борьбы с терроризмом и экстремизмом Российская Федерация борется с исламом и инакомыслием.

Сегодня мы переживаем те же дни, что и наши соотечественники в 1944 году. Мой народ тогда прошел эти трудности, и сейчас мы пройдем эти трудности.

Люди, которые добровольно соглашаются жить в унижении, в притеснениях и страхе, и не пытаются ничего изменить и освободиться от наложенных на них пут, никогда не смогут выбраться из этого положения и будут продолжать жить в страхе.

Мой народ! Вы, крымские татары, несмотря на тяжелое положение, не оставили нас, не отвернулись от нас, вы, проявляя красивое терпение, помогали нам и поддерживали нас, жертвовали своим временем, работой, приезжая к нам на суды, жертвуя имуществом, делая передачи, читая за нас дуа... Также хочу поблагодарить наших адвокатов за то, что они делают и чем они жертвуют, не каждый сможет! Это достойно большого уважения. Также я благодарен украинскому государству, всем общественным организациям, всем людям, которые поддерживали нас, выходили на одиночные пикеты, говорили за нас и писали нам письма.

Этот мир – не более чем испытание, в котором все люди сталкиваются с трудностями и проблемами, раскрывающие их терпение и стойкость.

Рустем Эмирусеинов, Арсен Абхаиров и Эскендер Абдулганиев – крымчане, фигуранты «красногвардейского дела Хизб ут-Тахрир», арестованы и осуждены российскими властями, правозащитниками признаны политическими узниками

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG