Доступность ссылки

Дело Медведчука и «деолигархизация»: как они связаны


Виктор Медведчук

Украинский политик и бизнесмен, кум Владимира Путина Виктор Медведчук называет предъявленное ему подозрение в госизмене политической расправой. О том же говорит и российский президент.

А вот президент Украины Владимир Зеленский в опубликованной в середине мая колонке заявил, что это все часть процесса "деолигархизации" Украины. Он даже назвал колонку "Минус Медведчук". Про дело о госизмене он не писал, но заявил, что лишение Медведчука медиаактивов (в феврале было запрещено вещание аффилированных с Медведчуком телеканалов) и санкции против него самого и его соратников – это часть процесса избавления Украины от олигархов.

Действительно ли Виктора Медведчука можно назвать олигархом, а дело против него – частью борьбы с олигархатом? Борется ли Зеленский с другими украинскими олигархами? Об этом в интервью телеканалу Настоящее Время (совместному проекту RFE/RL и "Голоса Америки") рассказал редактор украинского издания "Наші гроші" Юрий Николов.

— Не все соглашаются, что Медведчук – это олигарх, многие говорят, что это просто представитель российского лобби в Украине. А какое ваше мнение?

— Виктор Медведчук в последние годы уже пытался отвечать критерию олигарха, то есть иметь значительное влияние на монополизированную область экономики, иметь значительное политическое влияние, иметь значительный медиаресурс, ему в этом, конечно, очень помог предыдущий президент Украины Петр Порошенко, при котором Виктор Медведчук и оброс этими критериями. Он получил значительное влияние на нашу топливную отрасль, и структуры, аффилированные с ним, стали поставщиками российского дизеля в страну. Благодаря этому фактически его можно было считать олигархом.

Но весь его ресурс фактически был обеспечен Россией, поэтому его ресурсная база, в отличие от всех остальных традиционных украинских олигархов, имела вполне себе иноземное происхождение. И, скажем так, его вхождение в клуб олигархов, я думаю, не вызвало большого ажиотажа даже у наших старожилов: у Ахметова, Пинчука, Коломойского, Левочкина и всех других, кого мы традиционно в Украине считаем олигархами. И поэтому то, что президент Зеленский "деклассировал" Медведчука, в принципе отвечает интересам пула наших традиционных олигархов. Вот у нас четыре олигарха контролируют самые крупные телеканалы, в сумме это 70% телерынка Украины, и прекращение вхождение в пул телеканалов Медведчука, одновременно с окончанием его экономической карьеры в Украине, привело к тому, что у нас в результате восстановилось предыдущее статус-кво, условно говоря, до Медведчука.

Поэтому бенефициаров этой всей истории, я думаю, будет очень много. Но все они будут из круга текущих олигархов. Симптоматично, что базовый ресурс, по которому Виктор Медведчук получал в Украине экономическое влияние – это дизельный трубопровод, – он сейчас как бы национализирован, фактически он передан в управление госкомпании. Но я не удивлюсь, что после всех последних событий, которые происходят в "Нафтогазе", в результате этот дизельный трубопровод окажется в новых частных руках. И эти новые частные руки могут иметь старую олигархическую фамилию.

— Но тем не менее пока что в Украине ни на каком уровне не определено, что такое "олигарх". Можно ли бороться с олигархами, не определив, что это такое?

Медведчук – это не деолигархизация, это разгром пятой колонны
Юрий Николов

— Знаете, с точки зрения здравого смысла, я думаю, даже безумие какое-то – определять в законе, что такое "олигарх". Я не знаю ни одной страны, где было бы определено на уровне закона – что такое "олигарх". И поэтому попытка это определить, а потом подогнать под этот критерий, она изначально обречена на хаос.

Безусловно, о политтехнологичности вообще этой истории с превращением олигархов в больших бизнесменов свидетельствует даже такой момент – по состоянию на сейчас законопроекта об олигархах нет. Его ни в природе нет, он еще не написан даже в Министерстве юстиции, который, по моим данным, занимается его разработкой. Но уже сообщение о том, что олигархов 13 – такая чертова дюжина, красивая телегеничная такая цифра – уже есть, и [эта цифра] исходит от представителя Владимира Зеленского.

— Зеленский называет борьбу с Медведчуком деолигархизацией. Вы назвали двух олигархов – Ахметов и Коломойский, – я еще добавлю, может, Фирташа. Против них Зеленский как-то боролся?

— Фирташу светят неприятности, его все время пугают СНБО. По Ахметову – есть ряд угроз, в случае реализации которых можно будет говорить о деолигархизации. По Пинчуку вообще ничего не известно. По Коломойскому – в результате всех событий мы сейчас Коломойского, которого громили США, сейчас Коломойский в одной компании со всеми олигархами, поэтому, громя Коломойского, должны громить всех олигархов или никого. Поэтому, кажется, пахнет выборочным правосудием, но Медведчук – это не деолигархизация, это разгром пятой колонны. Это правильно, но это не деолигархизация.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG