Доступность ссылки

После пыток. Жизнь бывших заключенных российской колонии


Кадр из фильма Андрея Киселева и Максима Пахомова

В 2017 году заключенные ИК-1 в Ярославле Евгений Макаров, Руслан Вахапов и Иван Непомнящих сообщили о массовых избиениях в колонии.

В июле 2018 года появилось видео, на котором Макарова пытают сотрудники ИК-1. Теперь против этих сотрудников возбуждены дела, а Макаров, Непомнящих и Вахапов на свободе.

Вахапов стал координатором "Руси Сидящей" в Ярославле и помогает другим заключенным.

Фильм "После пыток" Андрея Киселева и Максима Пахомова.

Рассказ Вахапова и Макарова

– Посылка готова, на освобождение человеку. Куртка зимняя – человек освобождается зимой. Продукты питания, вещи, обувь. Лекарства самые дешевые... Там вообще не лечат. Они смотрят на тебя – ты весь избитый – и говорят: на тебе нет ничего. Ты с кровати встать не можешь, а они даже укол не делают обезболивающий. Когда я заявлял, что меня избил спецназ, проводилась проверка служебная – и не подтверждали избиения, несмотря на то что мы синие все, в синяках, ноги избиты, не влазят в штаны.

– Они признавали избиения, но они не признавали беспредела, что вдесятером, по 15–20 человек, над одним человеком издеваются.

– "Применение силы было законно", вот и все.

– Они на закон списывали, что им закон это разрешает. То же самое, как они говорили, что могут убить, повесить, лишить жизни.

– В личном разговоре угрозы такие.

– Меня четыре раза душили. Потом сказали: мы тебя убьем, просто повесим в петлю, скажем, что ты сам повесился.

– Я думаю, ни для кого не секрет, что в СИЗО находят у нас трупы, и изнасилованные трупы, и повешенные, которые сами себя "повесили". Бред, конечно. Кто был в системе, все понимают прекрасно, что убили либо оперативники, либо отдел безопасности, а списывают на самоубийство.

– [В СИЗО] у меня лучший друг был паук. Тараканов не было, комары были. Знаешь, как интересно, когда паук за время твоего штрафного изолятора вырастает с маленького паучка, ты его кормишь мухами, и он вырастает в большого жирного паучищу.

Это организованная группа лиц: прокуроры, следователи. То, что в системе творится, избиения, пытки, – они все знают, это круговая порука. Я сейчас могу заявить под протокол, под что угодно: стою в "стакане" после избиения спецназом, у меня ноги от пяток до поясницы отбиты дубинками. Адвокат заходит, делает осмотр, побои снимает – а медицина фсиновская не фиксирует, потому что медики тоже в одной коляске. Возьмите даже системных людей, сотрудников ФСИН, ОМОНа, которым не дают жилье... они понимают, что они... нужны только до того момента, пока они в системе. Как только выпадают за обойму, они такие же дровишки простые. Пока ты палкой машешь, ты нужен. Опять же, возьми "наших" фсиновцев (против которых возбудили дело после избиений в ИК-1. – РС), они уже не нужны, все, их пустили под откос. Первоначально, когда шум пошел, их вызвали всех, – говорят сотрудники, которые продолжают работать, – отстранили от работы, сказали: просто молчите, мы вас отмажем. Приехало московское руководство, сказали: молчите, мы вас отмажем, только молчите. В конце их слило то же московское руководство, они теперь все сидят, хотя должны были, по идее, дать показания, кто им давал такое распоряжение издеваться так над людьми. То, что это распоряжение пришло из управления, мы не сомневаемся. На тот момент я, Женя и Иван, – сама Москалькова (уполномоченный по правам человека в России. – РС) сидела и говорила: я вам даю слово офицера, вас больше не тронут... Женю вывезли в ИК-8, избили, током пытали. Обливали его водой, в лужу кидали провода электрические оголенные и включали в розетку, чтобы не оставлять следов от электрошокера. Зафиксировать невозможно, а [съемки] видеокамеры стерты. Кто должен был принимать решение, как думаешь? Саму систему надо уничтожать под корень.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG