Доступность ссылки

«Нас имеют, а мы крепчаем»: жизнь в Крыму глазами белорусского журналиста


Флаги Крыма и России, архивное фото

Пять лет Крым живет в условиях российской оккупации. Объективной информации с полуострова приходит мало: медиапространство полностью принадлежит подконтрольной Москве власти, независимые СМИ практически уничтожены, проукраинских журналистов преследуют за «разжигание национальной розни». Чтобы увидеть все это своими глазами, из Беларуси в Крым отправился небольшой журналистский десант.

Кратко

  • О чем спрашивают и что проверяют, если хочешь попасть в Крым с территории Украины.
  • Две реальности Крыма: что происходит за мирным фасадом жизни.
  • Как белорусские производители помогают спасаться от западной блокады.
  • По ценам на услуги и продукты Крым соревнуется с Москвой.
  • Отель «Украина» ‒ не единственное, что осталось от Украины в Крыму.
  • Переселенцы из России вытеснили руководящие кадры на всех уровнях.
  • Чем судьба Крыма показательна для белорусов.

В Крым через материковую Украину: допрос «потенциальных экстремистов»

Чтобы не иметь проблем с тамошними спецслужбами, отослали соответствующие запросы в Министерство иностранных дел России и в Службу миграционной политики Украины. В результате 3 белорусских СМИ оказались аккредитованными российской стороной, а вот Радыё Свабода в официальном разрешении отказали. Украинское же ведомство не увидело ничего, что помешало бы посетить «временно оккупированную территорию».

На медийном рынке господствуют пророссийские СМИ
На медийном рынке господствуют пророссийские СМИ

Имея на руках как минимум один документ, уже можно было рискнуть ‒ в худшем случае россияне развернули бы обратно.

Пункт пропуска «Каланчак» ‒ полноценная граница: с оборудованными огневыми точками, пунктами досмотра, обученными собаками и буферной зоной. Со стороны материковой Украины сверяют миграционное разрешение и паспорт, а на российской стороне ждет паспортный, таможенный и эфэсбэшный контроль.

Плакаты в поддержку крымскотатарского народа в Киеве
Плакаты в поддержку крымскотатарского народа в Киеве

С подтверждающими документами украинская часть программы много времени не занимает. Россияне же проявляют чрезвычайную бдительность. Коллег с официальной аккредитацией пропустили достаточно легко (сложнее было на обратном пути, так как хотели знать, какую информацию те добыли), а вот самостоятельный путешественник, да еще сумевший легализоваться через Киев, воспринимается с подозрением.

В моем случае плохую службу сослужили штампы о посещении стран Ближнего Востока ‒ Ливана и Иордании. Несколько десятков крымскотатарских активистов отбывают длительные сроки заключения (вплоть до 20 лет) за причастность к религиозно-политической организации «Хизб ут-Тахрир», основанной в Восточном Иерусалиме в начале 1950-х. В украинские времена ее активисты действовали легально, в России же «Хизб ут-Тахрир» считается террористической организацией и на этом основании запрещена.

Севастополь
Севастополь

Сотрудников ФСБ интересовало, откуда взялась идея приехать именно в этот регион, были ли встречи с религиозными деятелями, какого сам вероисповедания. Проверили телефонный справочник на предмет подозрительных контактов, просмотрели фотогалерею и аудиофайлы. А еще интересовались, есть ли знакомые высокопоставленные силовики в соответствующих ведомствах Украины и Беларуси. Часовая беседа закончилась тем, что настойчиво предложили откатать пальцы и сфотографироваться в анфас-профиль. Перепроверенный и занесенный в анналы ФСБ, продолжил свое крымское путешествие.

Изоляция в пророссийском анклаве

Визуально жизнь в крымских городах мало отличается от белорусской. Работают государственные учреждения, развлекательные клубы, рестораны. Люди идут по делам, транспорт ходит, полиция наблюдает. Попадаются туристы ‒ почти в 100% россияне с «большой земли», но можно наткнуться и на белорусов. Добираются преимущественно самолетами через Москву. О том, что нарушают законы Украины, даже не задумываются.

Симферополь
Симферополь

Незнающий человек и не заподозрит, какие страсти бушуют за этим мирным фасадом. А тем временем ежедневно судят активистов, которые и через 5 лет не могут смириться с российской аннексией. Адвокаты пытаются вытаскивать людей из тюрем по всей России. Не прекращаются попытки найти следы тех, кто был похищен и исчез.

Общество полуострова живет в условиях международных санкций. Иностранные инвесторы практически сразу вывели капиталы, и весь бизнес здесь сейчас исключительно российский. Доходит до абсурда: всемирная сеть фастфуда KFC (Kentucky Fried Chicken) превратилась в СFC (Crimean Fried Chicken). На киосках в середину слова «саМса» на вывесках вставляют всем известное «М» с Макдональдса.

KFC превратился в СFC
KFC превратился в СFC

В банкоматах карточки международных эмиссионных центров не обслуживаются ‒ только российские. Поэтому надежда исключительно на наличные деньги. Роуминг не работает, зато много внутренних операторов связи.

Спасаться от блокады активно помогают белорусские производители. В магазинах большой выбор молочных и мясных продуктов, водки и соков, конфет и печенья. Существуют даже отдельные магазины с полностью белорусским ассортиментом ‒ брестскими колбасами, лидсским квасом, минской минералкой. На вопрос о логистике торговцы открыто признаются, что сначала все везется в российский Краснодар, а уже оттуда через Керченский мост попадает на полуостров.

Белорусский магазин в Симферополе
Белорусский магазин в Симферополе

Но есть энтузиасты, которые до сих пор, как в 1990-х, перевозят товар в сумках. Именно так пополняется сезонная коллекция в небольшом симферопольском магазинчике «Белорусский трикотаж». Напоминание о последствиях вызывает раздраженный смех и заверения, что «плевали крымчане на санкции». «Нас имеют, а мы крепчаем», ‒ развеяла сомнения женщина за прилавком.

Жизнь здесь дорогая: по ценам на услуги и продукты Крым соревнуется с Москвой или даже ее опережает. Российские пенсии и зарплаты с 2014 года съела инфляция, а цены растут чуть ли не в геометрической прогрессии. На это сетует, пожалуй, каждый, даже сторонник Путина. И признает: за меньшую сумму в гривнах можно было позволить себе намного больше, чем за заветный рубль.

Православный храм, которому покровительствует президент России Владимир Путин
Православный храм, которому покровительствует президент России Владимир Путин

Уничтожение украинской среды

А вот от украинского периода практически ничего не осталось ‒ за исключением разве что отеля «Украина» и улицы Киевской в Симферополе.

Школы с украинским языком закрыты (дети, желающие продолжить учиться в Киеве, занимаются с репетиторами). Украинские издания разгромлены и вытеснены из информационного поля. Кафедральный собор Украинской православной церкви, до недавнего времени остававшейся последним островком украинского языка, «национализировали», верующим предписано покинуть помещение. Желто-голубой флаг приравнен к экстремистской символике и запрещен, нарушители получают реальные сроки заключения.

Почти невероятное: отель «Украина»
Почти невероятное: отель «Украина»

Несколько лучше дела у крымских татар. За флаг не наказывают, работают школьные классы, некоторые крымские татары служат в государственных учреждениях. Но в массе своей как раз крымских татар сейчас преследуют больше всего: сотни человек уже осуждены или ожидают приговоров по экстремистским, террористическим и другим тяжелым статьям. В разговорах люди сравнивают свою жизнь с тем, что предшествовало массовой депортации 1944 года.

Зато раздолье для любителей «русского мира». На стенах зданий ‒ муралы с изображениями Владимира Путина, главного архитектора «возвращения Крыма в родную гавань».

Здание российского правительства Крыма в Симферополе
Здание российского правительства Крыма в Симферополе

Правительственное здание с памятником Ленину на подступах, где работает команда российского назначенца Сергея Аксенова, украшает 3D-надпись с хэштегом «Крым. Россия. Навсегда». На стене завода электроинструментов ‒ лозунг: «Наш опыт и традиции ‒ на службу России». Над улицами растяжки напоминают, насколько важен для Москвы голос каждого крымчанина ‒ 8 сентября пройдут российские выборы в парламент и местные советы.

Хвалится своими успехами кремлевская партия «Единая Россия»: новые микрорайоны, школы, электростанции, дороги и мосты. В историческом здании в центре административной столицы расположилась общественная приемная партийного лидера Дмитрия Медведева. Не отстают коммунисты вечного Геннадия Зюганова ‒ по количеству наглядной агитации ленинцы среди передовиков. На стационарных тумбах красуется лидер либеральных демократов Владимир Жириновский.

Реклама КПРФ в Севастополе
Реклама КПРФ в Севастополе

Зачистка местности для переселенцев

За несколько лет россияне с материка уверенно вытеснили руководящие кадры на всех уровнях ‒ доверия нет даже к лояльным местным, сменившим украинские трудовые книжки на российские. Как пояснил один из бывших чиновников, логика проста: кто раз продался, на того больше нельзя рассчитывать. Роль местных администраторов сведена к обслуживанию старших по званию.

Для переселенцев с большой земли готовят инфраструктуру. Возводят целые микрорайоны ‒ особенно в стратегических городах. Милитаризация полуострова привела к резкому притоку военнослужащих, переезжающих сюда с семьями со всей России.

Агитация в Севастополе
Агитация в Севастополе

Кроме того, специальные государственные программы социально-экономического развития Крыма в различных областях предусматривают пересмотр кадрового регистра в промышленности, строительстве, транспорте, медицине, образовании и т.д. Если руководствоваться данными открытых вакансий в различных регионах России, речь о сотнях тысяч мест, на которые могут претендовать кандидаты.

Нет точной статистики, сколько владельцев украинских паспортов были вынуждены переехать на территорию материковой Украины и в другие места. Крымские татары называют цифру 50 тысяч относительно только своих сородичей, десятками тысяч измеряется количество украинцев и других национальных групп.

Плакат на заводе в Симферополе
Плакат на заводе в Симферополе

Чем судьба Крыма показательна для белорусов?

Судьба Крыма чрезвычайно показательна для народов, представляющих собой стратегический интерес для Кремля, ‒ прежде всего для белорусов. Идеологическая база, начавшая формироваться задолго до аннексии, мало чем отличается от того, с чем ежедневно сталкиваются жители Беларуси. Тотальная русификация всех сфер, воинственная риторика телеканалов, военное присутствие, сырьевая зависимость, рычаги влияния на высших руководителей (Александр Лукашенко и Украина времен Виктора Януковича) ‒ все это звенья одной логической цепи.

Возвращение советской топонимики
Возвращение советской топонимики

С учетом увиденного, уже не выглядит особой фантастикой, что на фоне апатии населения и одобрения политики восточного союзника над белорусскими городами может появиться российский триколор...

Игар Карней, белорусский журналист

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

Оригинал публикации ‒​ на сайте Радыё Свабода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG