Доступность ссылки

Российский активист: «Тюрьма – не крест на жизни»


Алексей Гаскаров в зале Басманного суда Москвы. Апрель 2013 года

Алексей Гаскаров в зале Басманного суда Москвы. Апрель 2013 года

Алексей Гаскаров, один из фигурантов "Болотного дела", утром 27 октября вышел на свободу из исправительной колонии №6 Тульской области. Он отбыл полный срок наказания, назначенный ему судом, – 3 с половиной года лишения свободы за участие в массовых беспорядках и применение насилия по отношению к сотрудникам полиции.

Встречать Алексея Гаскарова к колонии приехали его родственники, друзья и журналисты. Приехали также и бывшие фигуранты "Болотного дела" – Алексей Полихович, Владимир Акименков и участвовавшие с Гаскаровым в одном судебном процессе – Александр Марголин и Илья Гущин.

Около половины одиннадцатого утра, совсем незадолго до того, как Гаскаров должен был покинуть исправительное учреждение, сотрудники колонии попросили всех журналистов отойти от пропускного пункта и дожидаться его уже за границей режимного объекта. Через десять минут появился Алексей Гаскаров – в джинсах и легкой куртке болотного цвета – в сопровождении супруги и родных.

Алексей обменялся приветствиями с собравшимися, после чего рассказал о своих первых ощущениях на свободе:

– Нет такого, что ты 3 с половиной года сидел, не знал, что на воле происходит. Много моих "подельников" освобождалось, я представлял, как это происходит. Была внутренняя задача – раз уж сидеть этот срок – отсидеть его так, чтобы сохранять связь с реальностью. Я надеюсь, это получилось. Я рад всех видеть и большое спасибо всем тем, кто поддерживал, помогал.

Все эти тюрьмы, репрессии – не та штука, которая может напугать людей, которые на нашей волне находятся

Мне было сидеть гораздо проще, чем любому среднестатистическому россиянину. Все эти тюрьмы, репрессии – не та штука, которая может напугать людей, которые на нашей волне находятся. Нельзя, конечно, сказать, что 3 с половиной года – просто развлечение. Нет, конечно, это потеря. На родственников легла такая нагрузка, можно было гораздо больше всего успеть сделать на воле, но не думаю, что в тех обстоятельствах от нас что-то зависело, и можно было бы изменить. Как я говорил в суде: если наш путь лежит через тюрьмы в России, то никуда от этого не деться.

Наверно, кто-то испытывает иллюзии, что репрессиями можно что-то изменить. Да, нас посадили, но это же тоже был определенный сигнал к тому, что страна не готова меняться, и был соответствующий ответ – кто-то стал уезжать, меньше энергии стало внутри, угасание. Я читал какую-то прессу, пишут, мол, 22 месяца у людей зарплата не растет, и все это началось со времен, когда начали разгонять Болотную площадь. Конечно, все, кто сидел, в личном плане многое потеряли, но если это сопоставлять с общественными интересами, кто-то должен был это сделать.

Все эти наши небольшие инициативы, ручейки когда-нибудь сольются в реку, которая выведет на правильный путь

У меня нет большого разочарования, я всегда знал, что это может произойти, это случилось, и хорошо, что это закончилось. Нет такого, чтобы я сейчас вышел и чего-то боялся, хотел бы уехать. Примерно все понятно, риски понятны, но я не думаю, что есть другая альтернатива. В современном мире, если общество не отказывается от стремления к счастью, к благосостоянию, оно не может выбрать другой путь, кроме того, который основан на свободе и демократических ценностях.

Да, сейчас сложные времена, может, нужно подождать, но я не думаю, что путем запугивания и сажания людей в тюрьму можно как-то повлиять на этот вектор. Пока я сидел, прочитал книг сто, в том числе исторических. Так всегда было, люди с рабством боролись сотни лет, с колониализмом, все это проходили, мы тоже в этой стадии находимся. Поэтому если это возможно, я хотел бы своим настроем сказать всем: ребята, не надо ничего бояться, по возможности, делайте что-то и, может быть, все эти наши небольшие инициативы, ручейки когда-нибудь сольются в реку, которая выведет на правильный путь. Не надо бояться, все нормально, тюрьма – это не крест на жизни, – заключил Алексей Гаскаров.

Вот как свои впечатления от встречи описывает супруга Алексея Гаскарова Анна:

– Я себе 1277 раз представляла этот день, потому что Леша сидел 1277 дней. И, естественно, все выглядит не так, как ты представляешь. Очень сложно пока сориентироваться. Я до последнего не верила, что этот день настал, наконец. Леша вышел, все его расхватали: тут много журналистов, его друзей, и мы даже толком не успели побыть вместе, поэтому у меня пока нет полного ощущения состоявшегося освобождения. Как он будет первое время растерян после того, как спустя 3 с половиной года освободился, так же и я то же самое немного испытываю.

– Какие-то есть сейчас планы? На сегодня? Вообще?

Супруга Алексея Гаскарова Анна

Супруга Алексея Гаскарова Анна

– Ну мы все эти 3 с половиной года планированием только и занимались, и каждый раз эти планы приходилось корректировать в зависимости от того, что происходит в жизни. Мы решили, что сегодня будем действовать по обстоятельствам. Не знаю, какое у Леши настроение, захочет ли он поехать домой и побыть с семьей или, может быть, мы сейчас с кем-нибудь еще увидимся. Но в ближайшие несколько дней я себе на работе взяла выходные, поэтому мы будем вместе. У нас в планах много гулять, пока хорошая погода. И постепенно осознавать, что происходит, – говорила Анна Гаскарова.

Бывший фигурант "Болотного дела" Александр Марголин, проходивший в так называемой "второй волне", участвовавший в одном судебном процессе с Алексеем Гаскаровым и сидевший с ним в одном СИЗО, поделился с Радио Свобода своими впечатлениями от встречи:

– Всегда какое-то странное ощущение, что этого периода не было. Мы с Лешей попрощались, разъехались, может, пару раз в "Бутырке" пересеклись, а потом – бах! – и мы встретились здесь. Да, конечно, есть ощущение, что прошло время, но странный момент – видеть Лешу на свежем воздухе, в такой яркий день. И это очень важно, потому что мы же с ним виделись в СИЗО – а там со светом, мягко говоря, не очень здорово. И вот это важное изменение – Леша под солнцем стоит радостный, хотя внешне это не очень проявляется.

Александр Марголин в Замоскворецком суде Москвы. Май 2014 года

Александр Марголин в Замоскворецком суде Москвы. Май 2014 года

– Он изменился с момента, когда вы последний раз виделись?

– Ну конечно, он немного осунулся, свежий воздух и СИЗО – это немного разные среды. Но он молодец, видно, что он держался, он реальный боец.

– Проводите сейчас какие-то параллели со своим освобождением?

– Параллель в том, что приезжают "болотники". Встречали меня – встречают его. Я из лагеря проводил Лешу и Андрея (Полиховича и Барабанова, который отбывали наказание вместе с Александром Марголиным. – РС). Лешу Полиховича освободили как раз примерно в такую же погоду, в такое же время. Но в то же самое время я примерно представляю, как все происходит с той стороны, – делится Александр Марголин.

Алексей Гаскаров, антифашист и общественный активист, был арестован в рамках "Болотного дела" практически спустя год после событий 6 мая. Его взяли под стражу 28 апреля 2013 года. По версии следователей, Алексей Гаскаров участвовал в массовых беспорядках на Болотной площади, а также применил насилие по отношению к полиции: одного сотрудника правоохранительных органов потянул за руку, другого – за ногу. После нескольких месяцев судебных разбирательств, в августе 2014 года Замоскворецкий суд признал Гаскарова, а также двух других подсудимых этой "болотной волны" (Александра Марголина и Илью Гущина) виновными и приговорил к 3 с половиной годам в колонии общего режима.

Илья Гущин, Александр Марголин и Алексей Гаскаров

Илья Гущин, Александр Марголин и Алексей Гаскаров

Сам Алексей Гаскаров и его защитники заявляли, что на Болотной площади он был избит сотрудниками полиции и ему потребовалась медицинская помощь: Гаскаров вмешался в потасовку, защищая кого-то из демонстрантов. Однако следователи не приняли во внимание заявление Гаскарова и отказались возбуждать дело по факту его избиения.

Зимой 2015 года Алексея Гаскарова отправили отбывать наказание в Новомосковск Тульской области – небольшой город с населением около 120 тысяч человек, градообразующее предприятие которого – химический комбинат "Азот". Несколько раз Алексей Гаскаров подавал ходатайство об условно-досрочном освобождении, но ему раз за разом отказывали. Последний раз, летом этого года, суд мотивировал свое решение тем, что у Гаскарова осталось одно непогашенное взыскание.

Он участвовал в защите Цаговского леса, который, как и Химкинский, власти собирались вырубить

Как рассказывали близкие Алексея Гаскарова, он в большей степени занимался не политическим, а общественным активизмом – в частности, в своем родном городе, подмосковном Жуковском. Он даже был избран в Жуковский народный совет – орган местного самоуправления, созданный группой активистов для решения городских проблем, отстаивания интересов жителей и влияния на городские власти. Также он участвовал в защите Цаговского леса, который, как и Химкинский, власти собирались вырубить, чтобы построить на его месте автодорогу. Во время кампании по защите Химкинского леса в 2010 году Гаскарова арестовали в первый раз. Тогда его обвинили в разгроме администрации города Химки, который произошел на волне протестов против вырубки Химкинского леса. Спустя год Гаскарова оправдали, в суде было доказано, что он был на этой акции в качестве журналиста.

Алексей Гаскаров стал 13-м фигурантом "Болотного дела", вышедшим на свободу. В колонии сейчас остаются пять человек: осужденный за участие в массовых беспорядках Дмитрий Ишевский и Иван Непомнящих, а также осужденные за организацию беспорядков координаторы "Левого фронта" Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев. Еще двое – Дмитрий Бученков и Максим Панфилов – находятся в СИЗО.

6 мая 2012 года согласованная с властями Москвы акция "Марш миллионов" завершилась столкновениями демонстрантов с полицией. Власти посчитали эти события "массовыми беспорядками" и возбудили уголовное дело. Правозащитники уверены, что столкновения спровоцировали городские власти.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG