Доступность ссылки

«Ничто так не повышает самооценку Украины, как заявления ФСБ». Почему в Крыму все больше «диверсантов»


Задержание «севастопольского диверсанта» Дмитрия Штыбликова

Задержание «севастопольского диверсанта» Дмитрия Штыбликова

Сотрудники ФСБ задержали очередного «крымского диверсанта» в Симферополе. Как сообщает РИА Новости со ссылкой на источники в спецслужбе, задержанный – сотрудник Главного управления разведки украинского Министерства обороны. Его имя не называется. При задержании у него якобы нашли оружие и элементы взрывного устройства.

​Официальный представитель украинского военного ведомства Сергей Лысенко, комментируя арест «диверсанта», предположил, что ФСБ попросту задерживает бывших украинских военных, вышедших на пенсию. Все, кто когда-либо служил в рядах вооруженных сил Украины или просто учился в военных школах – теперь в зоне риска.

В студии «Настоящего Времени» журналист проекта Крым.Реалии Павел Казарин объясняет, насколько обоснованы опасения представителя Минобороны Украины.

– Можно ли действительно, как утверждает Лысенко, проводить некие параллели и говорить о тотальной охоте за всеми выходцами из специальных служб или вооруженных сил Украины, которые остались на территории Крыма?

– Знаете, на месте бывших украинских военнослужащих, которые решили остаться в Крыму и уйти, что называется, под радары, я бы действительно чувствовал себя неспокойно. Другое дело, что очень сложно анализировать ту логику, которой руководствуется ФСБ в аннексированном Крыму. Самый частый ответ на вопрос, что же там, собственно, происходит, звучит очень просто: никто не знает.

С одной стороны, ничто так не повышает украинскую государственную самооценку, как пресс-релизы Федеральной службы безопасности. Знаете, мы с коллегами шутим, мы отслеживаем вообще крымскую повестку в украинских кабинетах власти. Так вот, к сожалению, с прискорбием нужно признать, что порой крымская тема вообще в официальном Киеве звучит только исключительно благодаря инициативе волонтеров.

Совет национальной безопасности и обороны в Киеве даже за два года не сподобился принять какую-либо стратегию действий по деоккупации Крыма, по реинтеграции Крыма, и вообще, крымская повестка сегодня в Киеве нередко отдана на откуп волонтерам, которые заполняют образовавшийся государственный вакуум.

Павел Казарин. Архивное фото

Павел Казарин. Архивное фото

– То есть на самом деле вопрос о деоккупации Крыма, вообще проблема Крыма в Украине, она, скажем так, заморожена, потому что, давайте будем честны, никакого видимого в ближайшее время решения крымского вопроса для Украины не существует, потому что санкции не отменяют того, что Россия Крымом управляет. И, скорее всего, Украине Крым в ближайшее время не вернут. Военного способа решения конфликта нет, но можно, наверное, попытаться…

– Вы знаете, последние три года отучили меня от того, чтобы говорить, что чего-то не может быть, потому что этого не может быть. Я слишком много пари проиграл, как раз-таки пытаясь этими красными флажками отделить пространство реального от пространства невозможного.

Я думаю, что тема Крыма, скорее, уведена на второй план в силу естественных причин, просто потому, что на Донбассе ежедневно гибнут люди, и украинские мартирологи каждый день увеличиваются. Мы начинаем свой день с того, что открываем ленты новостей и смотрим, погиб ли кто-то, а если погиб или ранен, то сколько на самом деле украинских военнослужащих стали жертвой агрессии. Конечно, Крым в этом смысле отстоит от нас просто потому, что уровень такой видимой агрессии, которая происходит сегодня в аннексированном Крыму, его интенсивность ниже, нежели на оккупированном Донбассе. Но, как мы видим в последнее время, Крым вернулся.

– Мне кажется, раненые на Донбассе украинские военные и арестованные ФСБ украинские военные совпадают по времени, просто что ни день, то сообщение. В Крыму все чаще арестовывают людей именно сейчас. Давайте вспомним последнее до сегодняшнего задержание сотрудниками ФСБ, это три человека – Штыбликов, Бессарабов, Дудко. Двое из них как минимум – это сотрудники центра «Номос», который в Крыму работал до последнего времени. Они в Крыму остались, эти люди.

– Да, Штыбликов и Бессарабов – они были кадровыми украинскими военнослужащими, правда, они вышли в отставку еще задолго до аннексии. И, например, Дмитрий Штыбликов, я лично, когда еще работал на украинские, российские медиа, когда жил в Крыму, я у него, наверное, не менее 50-60 комментариев взял, их можно найти в архиве самых разных украинских и российских медиа. Равно как и его коллега Бессарабов, я так понимаю, что он тоже имел отношение к комментированию военных тем. Господин Дудко, насколько я помню из его биографии, он даже одно время командовал кораблем радиоэлектронной разведки, но тоже встретил аннексию уже в гражданском статусе.

– Вы представляете себе, Павел, откуда у этих людей столько оружия, которое ФСБ показывает на всех оперативных видео?

– Вы знаете, на самом деле мы с коллегами решили это видео проанализировать буквально по кадрам. Дело в том, что Дмитрий Штыбликов, в квартире которого проходил обыск, он увлекается страйкболом, и у нас, собственно, вызвало очень большие вопросы то оружие, которое демонстрировали сотрудники ФСБ на камеру сразу после того, как они нам показали магнитик на холодильнике, выполненный в форме визитки Яроша.

Оказалось, что это оружие вполне себе страйкбольное, которое имеет очень четкие отличительные характеристики, которое отличает его от боевого. Более того, я думаю, что в какой-то момент это поняли сами сотрудники пресс-службы ФСБ, потому что в их следующем пресс-релизе уже говорилось о том, что Дмитрий Штыбликов и его товарищи не столько планировали теракты, сколько всего лишь занимались сбором информации и подбором объектов для потенциальных терактов в будущем. Потому что сложно, наверное, устраивать теракты на объектах Черноморского флота, имея под рукой только страйкбольное оружие – оружие, которое стреляет пластиковыми шариками.

– Вызывает беспокойство то, что имя сегодняшнего задержанного сотрудниками ФСБ мы пока не знаем, но я думаю, что узнаем в ближайшее время, так или иначе: или правозащитники, или сама спецслужба нам об этом расскажет. Возможно, в такой ситуации военное ведомство Украины должно выпустить что-то вроде пресс-релиза, предложения, оферты людям, которые находятся под угрозой, вернуться на материковую Украину как можно скорее. Ожидается ли что-то подобное, на ваш взгляд?

– Мне сложно говорить, я не посвящен в этом смысле в кулуарное обсуждение внутри украинского оборонного ведомства. Но вы знаете, со стороны украинских политиков довольно часто звучат такие призывы, которые начались еще после августа 2016 года, когда первая группа так называемых украинских диверсантов была задержана в Крыму, и тогда пресс-служба ФСБ даже рассказывала о том, что спецгруппа, которая зашла с неоккупированной части Украины на территорию полуострова, с боями пробивалась обратно под прикрытием танков и крупнокалиберных пулеметов.

Вы знаете, есть еще во всем этом один важный нюанс, который, мне кажется, мы должны учитывать. Очень часто, когда мы видим подобные сообщения об активности ФСБ, о задержании каких-то граждан, у нас есть такой расхожий стереотип, мы часто думаем, что в авторитарных моделях спецслужбы только исключительно обслуживают власть, охраняют ее и оберегают от любых угроз. На самом деле спецслужбы очень часто занимаются обслуживанием интересов самих себя. Я просто напомню, что дело, например, Олега Сенцова, возможно, вы о нем знаете, украинский режиссер, который был еще летом 2014 года задержан в Крыму, а потом был осужден на 20 лет лишения свободы…

– По совершенно фантастическому обвинению. Сегодня, кстати, Джонни Депп поддержал его в своей акции «Художники, сидящие за искусство».

– Так вот дело Сенцова возникло, не будучи санкционированным на самом высоком российском спецслужбистском уровне. Это было на самом деле то, что называется, инициатива с мест, эксцесс исполнителя. Просто крымским сотрудникам СБУ, им переаттестацию в ФСБ назначили на декабрь 2014 года, они должны были продемонстрировать результаты своей работы за год, и, разумеется, это не подтянуться 10 раз на турнике и не пробежать стометровку за 13 секунд.

– А кого-то посадить в тюрьму, что они и сделали.

– Собственно, тогда было инициировано это дело. Мы брали интервью у Геннадия Афанасьева, одного из четырех осужденных по делу Сенцова, который впоследствии вернулся в Киев, будучи обмененным. И он говорил, что пыткам его подвергали как раз-таки не приезжие сотрудники ФСБ, пыткам его подвергали бывшие сотрудники крымского СБУ.

Точно так же мы не знаем, чем руководствовалось крымское управление ФСБ в этот раз, когда возбуждало дела в отношении Штыбликова, Бессарабова и Дудки. Возможно, это было, знаете, сведение счетов: кто-то из их бывших сослуживцев, которые теперь ходят, носят в карманах служебное удостоверение с двуглавым орлом, не простил какой-то, я не знаю, перебранки в частном порядке.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG