Доступность ссылки

Как российские власти перекладывают на население расходы на войны в Сирии и Украине, за аннексию Крыма? Кто и как проталкивает бесконечное повышение налогов на недвижимость, землю, тарифов ЖКХ, пошлин? Кто лоббирует новые запреты для малого бизнеса, например, на продажу пива? И почему во власти происходят все новые конфликты. Об этом говорят оппозиционный политик Дмитрий Гудков, депутаты Государственной думы России Валерий Гартунг ("Справедливая Россия") и Андрей Свинцов (ЛДПР).

– Новость последних дней – якобы новый спикер товарищ Володин запретил проводить новогодний корпоратив. А потом пошли такие объяснения: да вообще никакой такой традиции новогодних гулянок не было, никто не захотел организовывать. Ведь были какие-то новогодние вечера, пели?

Гудков: Как и везде, конечно. Каждый год собирались в зале пленарных заседаний. Кстати, хорошо проходили корпоративы. Депутаты разных фракций пели песни. Я даже снимал видео, выкладывал, очень много просмотров было.

Дисциплина, все умирает, замирает и даже в Думе общественная жизнь, закручивают гайки.

Гудков: Зато есть другая новость, что наконец-то депутатам вернули право пользоваться ВИП-зонами в аэропортах. Самое интересное, что лишали этого права, отбирала у них прежняя администрация президента под руководством Вячеслава Володина, а теперь им нужно повышать статус, возрождать престиж профессии. Видимо, тогда о своих перспективах карьерных в качестве спикера в Государственной думе не подозревал, когда он оказался в главном кресле в здании парламента, видимо, решил поднять, вернуть престиж профессии. Так что теперь они ходят на работу, голосуют дружно, не нужно бегать по рядам, все стало намного проще.

Да, это действительно изменение политического пейзажа в России, что принципиально суть режима не меняет. У нас Валерий Гартунг на связи. Раз уж такой несерьезный разговор сначала, вы небось тоже переживаете, что новогодней гулянки не будет?

Гартунг: По-моему, 19 год будет в Думе у меня, я ни на одной гулянке не был, так что мне переживать нечего.

Ваша партия – "Справедливая Россия" – все время себя презентует как партию, которая заботится о социальных программах. Насколько носит бюджет, который сейчас Дума так дружно одобряет, социальный характер, какие у вас к нему претензии?

Гартунг: Я особо не заметил, одобряет его только одна фракция. Были разные моменты с утверждением бюджета, но редко когда только одна партия за него голосовала, чаще какая-то партия еще его поддерживала, например, ЛДПР. В этот раз практически ни одна партия не поддержала бюджет. Партия большинства поддержала, но тоже с претензиями к правительству. Мы категорически не поддерживаем, потому что мы считаем, что нет никаких оснований так жестко резать социальные программы, так урезать свои обязательства перед пенсионерами. Напоминаю: не только не проиндексирована пенсия в этом году, а индексация каждый год не будет доплачиваться. Фактически конфискованы пенсионные накопления.

Закрываются больницы, школы, сокращается финансирование медицинской помощи, лекарств

Урезаны расходы на здравоохранение и образование. Можно говорить, что больше регионам дают полномочий, но учитывая, какие сегодня проблемы с дефицитом бюджетов у регионов, какие долги у регионов, для них это неподъемная сумма. Фактически идет урезание втихушку на уровне регионов социальных программ, что и происходит. Даже те федеральные льготы, которые переносятся на региональный уровень, потихонечку их все урезают. Закрываются больницы, школы, сокращается финансирование медицинской помощи, лекарств. Ситуация тяжелая.

И в этой ситуации, когда все так режется, все социальные программы, правительство отказываться принять предложение "Справедливой России" о наведении порядка в госзакупках. Только по предварительным, по самым скромным подсчетам, даст дополнительно в бюджет не менее двух с половиной триллионов рублей. А у нас дефицит на следующий год – 3,8. Они даже не рассматривают наше предложение. Второе наше предложение – это отмена возврата НДС с экспортируемого сырья. Это норма, которая работает в Китае много лет и которая привела к повышению доли продукции в экспорте, это норма, которая двигает экспорт в сторону повышения его высокотехнологичности и добавленной стоимости. Мы предлагаем: давайте хотя бы частично начнем эту норму внедрять. Напоминаю, чтобы проиндексировать пенсию пенсионерам, нужно всего-то 530 миллиардов в год – это 6% возвращенного НДС экспортируемого сырья. Пережили бы они это, получил бы нефтегазовый комплекс не 40 миллиардов долларов прибыли в год, а получили бы по 33 миллиарда долларов.

Дмитрий, как вы оцениваете ситуацию? Что вы скажете, как представитель непарламентской оппозиции о том, что происходит с финансами?

30% всех денег, которые в нашем бюджете, тратятся на войну, на безопасность

Гудков: Во-первых, я согласен с тем, что было сказано, сокращаются социальные расходы. Но надо понимать, почему это происходит. Потому что наша власть проводит агрессивную внешнюю политику милитаристскую. Это, кстати, поддерживает руководство всех парламентских партий. Всегда во всех странах это приводило к увеличению военных расходов. Поэтому если мы посмотрим структуру бюджета, то у нас социальные расходы сокращаются, но зато у нас в последнее время увеличивались, в последний год совсем незначительно сократились военные расходы и полицейские так называемые расходы. 30% всех денег, которые в нашем бюджете, тратятся на войну, тратятся на безопасность. При этом деньги не доходят до простых милиционеров, полицейских, деньги не доходят до военнослужащих, понятно, где они растворяются.

Значительная часть статей военных расходов – это закрытые статьи расходов, непрозрачный бюджет абсолютно. Когда такой милитаристский курс поддерживает власть, всегда это происходит за счет сокращения социальных расходов, потому что нужно наращивать наши военные мощности. Валерий Гартунг сказал по поводу пенсионеров – нужно всего-то 530 миллиардов рублей. Согласен, только у нас на образование тратится меньше, чем то, что нужно добавить пенсионерам, на здравоохранение тратится меньше, чем та сумма, которой не хватает на пенсии. И совершенно очевидно, что такая милитаристская экономика без инвестиций, без условий для развития бизнеса, без нормального инвестиционного и делового климата не позволит содержать и систему здравоохранения, и систему образования, и пенсионеров, рано или поздно государство начнет давить всех, оно, собственно, уже этим занимается.

Налоги поднимают.

Гудков: Налоги будут поднимать, пенсионный возраст – повышать. Потому что экономика скукоживается, уменьшается. Я хочу, чтобы все задумались по поводу цифр: у нас три года назад до Крыма 70 миллиардов долларов были внешние инвестиции, которые в страну поступали, в прошлом году было 1,7, то есть больше, чем в 35 раз сокращение, за последний год еще на 3% сократились инвестиции. Когда инвестиции сокращаются – это значит, не строятся предприятия, не создаются рабочие места, не платятся налоги и так далее.

Я уже не говорю о том, какие законы принимаются, законы о "нежелательных организациях", который нанес серьезный удар по инвестициям, потому что теперь можно без суда и следствия решением Генеральной прокуратуры закрыть любую иностранную организацию, включая коммерческую. Контрсанкции, идиотское решение по введению контрсанкций. Ни к какому импортозамещению это не привело, это привело к тому, что выросли цены, бизнес потерял больше четырех миллиардов долларов в первый год и так далее.

Наша экономика находится под домашним арестом

Когда на инвестиционных форумах Владимир Путин рассказывает о том, почему были приняты решения о введении войск на территорию Украины или когда на другом инвестиционном форуме замгубернатора Петербурга цитирует сочинения Сталина, это говорит о том, что инвестор напуган, инвестор не придет сюда. Даже если санкции отменить, это не приведет к росту инвестиций, потому что в наших судах невозможно защитить никакую собственность. И последние скандалы, начиная с "Башнефти", потом аэропорт Домодедово, потом ларьки в Москве, все эти истории показывают инвестору, что может произойти с их собственностью, если они привезут сюда какие-то деньги.

Еще и образ российского министра – это образ теперь министра Алексея Улюкаева, который якобы с чемоданом денег идет из госкомпании.

Гудков: Другой мне понравился образ – наша экономика находится под домашним арестом.

Опрос апрель 2016 г.

Опрос апрель 2016 г.

У нас на связи Андрей Свинцов, депутат от ЛДПР. Неужели ваша партия в этот раз голосовала против бюджета целиком, а не один Владимир Жириновский?​

Свинцов: Да, безусловно, мы пока не готовы поддержать бюджет. Мы тоже считаем, что бюджет далеко не идеальный. Я послушал и Дмитрия Гудкова, и Валерия Гартунга, много было сказано правильных вещей, что-то неправильное, с моей точки зрения. В частности, те деньги, которые идут на перевооружение армии и на формирование новой промышленности, в том числе оборонной, мы берем это как комплексный вопрос, да, конечно, эти заводы сейчас преимущественно работают на оборонку. Но мы видели неоднократно выступления президента, премьер-министра, куратора правительства, которые говорят, что данные заводы будут наравне с оборонными заказами выполнять и гражданские заказы, то есть заниматься выпуском гражданских объектов. Поэтому здесь вопрос комплексный.

На сегодняшний день необходимы действительно серьезные инвестиции. Государству сложно делать инвестиции одновременно во все сектора экономики. Сегодня мы видим со стороны Запада серьезное давление в области расширения НАТО, там денег не жалеют на оборону, бюджет США военный в 10 раз больше бюджета России. Поэтому, конечно, мы вынуждены сейчас бросить часть средств на перевооружение армии. Но это даст в целом толчок к развитию экономики всей страны. Я в регионе нахожусь, Владимир, Иваново, Кострома, я смотрю, как заказы оборонного сектора дают серьезный толчок экономике всего субъекта. Во Владимире хорошие заказы и от оборонки, и от "Газпрома", и от РЖД.

Опять вместо тракторов танки будут клепать?

Свинцов: Там малый и средний бизнес – это производства пластика, краски, резины и так далее. Все, что потребляет РЖД, что потребляет "Газпром", что потребляет наша оборонка, дает огромное количество заказов малому и среднему бизнесу. В целом экономика начинает дышать. Те деньги, которые идут на оборонку, я не считаю, что это неправильные расходы. Другое дело, я с Дмитрием согласен, конечно, надо каждый день работать над эффективностью. Еще раз подчеркну, в оборонном секторе очень сложно сделать открытой для всей общественности структуру затрат.

Мы понимаем, что все-таки это оборонные технологии, оборонные заводы – там нельзя дать возможность любому аудитору влезть и посмотреть, какие там технологии, какие там контрагенты и вообще, что там производят, и как, и кто. Я был одним из авторов закона о запрете вообще аудита большой четверки, чтобы вся информация на Запад не уходила. Долгое время мне правительство противодействовало в этом, сейчас, слава богу, удалось продавить.

Опрос на улицах Москвы

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG