Доступность ссылки

Голубь мира с ядерным клювом


Владимир Путин перед началом выступления с ежегодным посланием к Федеральному Собранию РФ в Кремле, 1 декабря 2016 года

Владимир Путин перед началом выступления с ежегодным посланием к Федеральному Собранию РФ в Кремле, 1 декабря 2016 года

Многие аналитики, люди независимые и неглупые, уже почти готовы расценить послание Путина депутатам Федерального Собрания как сигнал о желании России помириться с Западом или даже как свидетельство некоей «смены вех». Действительно, в этой речи нет ни безумных воплей à la Киселев, ни зубодробительных рассуждений о коварных супостатах, пытающихся лишить бродячего русского медведя ядерных когтей и клыков. Вопрос, однако, в том, как слова российского президента соотносятся с его делами.

Например, Путин рассчитывает «на качественный прогресс» в отношениях с Японией. Проблема, однако, в том, что прогресс возможен, если только Россия вернет Японии четыре острова Малой Курильской гряды, а заявления Путина по этому вопросу до предела туманны. С одной стороны, эти острова – «суверенная российская территория», с другой, Москва-таки готова «вести диалог с нашими японскими партнерами». Путин даже упоминает советско-японскую декларацию 1956 года, по которой два самых маленьких острова должны были быть возвращены Японии. Правда, тут же добавляет, что в декларации «не говорилось, на какой основе, под чьим суверенитетом останутся эти два острова, на каких условиях они будут переданы». И вот незадача – накануне визита Путина в Токио объявлено, что на Курильских островах размещены новейшие российские ракетные комплексы «Бал» и «Бастион», причем дивизион «Балов», ракеты которого имеют дальность действия до 120 километров, недавно передислоцирован с Итурупа на Кунашир, как можно ближе к острову Хоккайдо. Не вдаваясь сейчас в вопрос о том, могут ли противокорабельные ракеты, наводимые с помощью беспилотников, поражать наземные цели, заметим лишь, что более эффективный способ сорвать переговоры с Токио придумать трудно.

Похоже, в Кремле полагают, что угроза ядерного удара способствует пробуждению дружеских чувств к России

Идем дальше. «Мы не хотим противостояния ни с кем, – говорит Путин, – …Нам нужны друзья». Видимо, чтобы облегчить поиски друзей, отвечая на вопросы авторов вышедшего совсем недавно на европейские экраны фильма «Украина в огне», Путин, размышляя о достойном ответе на козни НАТО, сообщил: «Мы должны принимать контрмеры, то есть ставить под удар наших ракетных систем те объекты, которые, по нашему мнению, начинают нам угрожать. Ситуация напрягает». В данном случае слова российского президента с делом не расходятся. В Калининградской области развертываются ракеты «Искандер», которые могут быть оснащены ядерными боеголовками. Похоже, в Кремле полагают, что угроза ядерного удара способствует пробуждению дружеских чувств к России и ее вождю в Польше, государствах Балтии и Швеции. В одном Путин прав: ситуация, действительно, напрягает.

Любопытно высказывание президента об отношениях с Китаем. «С каждым годом наша взаимовыгодная кооперация пополняется новыми масштабными проектами в разных областях: в торговле, в инвестициях, энергетике, высоких технологиях», – сообщил Путин подобострастно внимающей его словам аудитории. Хорошо было бы подкрепить этот оптимизм конкретными цифрами, но их в послании нет. И понятно, почему: в 2015 году российско-китайский торговый оборот упал на 29 процентов. Правда, в первом полугодии этого года товарооборот увеличился на целых 1,8 процента, но в результате роста китайского экспорта в Россию на 10 процентов, тогда как российские поставки в Китай сократились почти на 5,5 процентов. Иными словами, взаимовыгодной кооперации никак не получается.

Если Москве покажется, что США могут обрести военное превосходство, она, что, развяжет тотальную ракетно-ядерную войну?

Говоря о российско-американских отношениях, Путин был на удивление сдержан: выразил «готовность к сотрудничеству» с новой американской администрацией» и сообщил, что рассчитывает «на объединение усилий с США» в борьбе с международным терроризмом. Правда тут же предупредил, что «попытки сломать стратегический паритет крайне опасны и могут привести к глобальной катастрофе». Иными словами, если Москве покажется, что США могут обрести военное превосходство, она, что, развяжет тотальную ракетно-ядерную войну?

Похоже, истерическая эйфория, охватившая Москву сразу после победы Дональда Трампа, постепенно сходит на нет. И не удивительно. Новоизбранный президент США говорил о том, что он сможет договориться с Путиным и заинтересован в сотрудничестве с Россией в борьбе с «Исламским государством». Но термин «договориться», скорее всего, означает для Трампа «договориться на моих условиях». И если он имел в виду сделку, то сразу же возникает вопрос: чем должен ответить Путин на, допустим, отказ США от санкций? Возвращением Крыма Украине? Уходом из Донбасса? Сокращением войск и вооружений на границах государств Балтии? На меньшее Трамп вряд ли согласится.

Напряженность в отношениях с Западом, вплоть до балансирования на грани ядерной войны, соответствует интересам российских генералов

Для того же, чтобы сотрудничество в борьбе с терроризмом было реальным, Кремль должен ответить на ряд вопросов. Например, почему российские войска в Сирии воюют рука об руки с отрядами Хезболлы, одной из самых опасных террористических организаций? Как получилось, что российские спецслужбы не мешали исламским экстремистам из России перебираться на Ближний Восток, где они присоединялись к «Исламскому государству»? Не принимали ли российские агенты, внедренные в исламистские экстремистские группировки, участие в подготовке и осуществлении террористических актов в Европе?

Добавим, что окружение Трампа симпатий к Путину не испытывает. Это относится и к будущему советнику президента по национальной безопасности Майклу Флинну. Он действительно несколько раз выступал по российскому пропагандистскому каналу Russia Today, а в декабре 2015 года даже сидел за одним столом с Путиным на приеме в честь этого средства массовой информации. Но недавно охарактеризовал своего соседа по столу так: «Путин – тоталитарный диктатор и бандит, не считающийся с нашими интересами. Поэтому я думаю, что когда Трамп называл его сильным лидером, он преувеличил, уверяю вас. Но Путин умный и смышленый, его действия в Украине и в других местах сокращали наши возможности. Ответная реакция США и НАТО была слабой». Надо думать, новая американская администрация постарается эту слабость преодолеть.

Вернемся к Путину и его посланию. Возможно, в Кремле начинают осознавать, что внешняя политика зашла в тупик и дальнейшая конфронтация с Западом ничего хорошего ни России, ни российскому истеблишменту не сулит. Если так, то не пора ли перестать размахивать ядерной дубиной и по-хорошему уйти из Крыма и Донбасса? Однако ничего похожего не намечается. Развертывание ракетных комплексов в Калининграде и на Курилах никак не может убедить западных «партнеров» в миролюбивых намерениях Москвы. Скорее, напряженность в отношениях с Западом, вплоть до балансирования на грани ядерной войны, соответствует интересам российских генералов. И именно они, а вовсе не Кремль определяют внешнюю политику.

Юрий Федоров, политический эксперт

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...
XS
SM
MD
LG