Доступность ссылки

«Встреча в Минске – это продолжение политического театра» – Огрызко


Авдеевка, Донецкая область, 30 марта 2017 года

В Минске 6 апреля состоялась встреча помощников лидеров стран «нормандской четверки» по урегулированию конфликта на Донбассе. Переговоры проходили в закрытом режиме. По словам министра иностранных дел Павла Климкина, ключевая задача Украины ‒ настаивать на прекращении огня, освобождении заложников и выполнении Минских соглашений.

Об этом в эфире программы «Ваша Свобода» говорят политолог-международник Максим Яли, политический эксперт Олеся Яхно и бывший министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко.

– Господин Яли, встреча «Елисеев-Сурков» один раз уже должна была состоятся, но не состоялась. Тогда помощники даже приезжали в Минск, но официально не встретились.

Яли: Помощники встречаются тогда, когда есть конкретные шаги, чтобы подготовить повестку дня, и чтобы, когда встретились главы стран «нормандского формата», они могли принять какое-то решение.

‒ Наша заинтересованность понятна. А зачем это нужно россиянам?

Яли: Россияне также делают вид, что заинтересованы в имплементации. Они все же заинтересованы. Вопрос в другом: в каком варианте? Мы говорим о голосовании изменений в Конституцию (Украины – КР) и предоставлении «особого статуса» так называемым «ДНР» и «ЛНР». Что, конечно, совершенно не устраивает украинскую сторону, пока не будут выполнены условия безопасности. Вряд ли будет какой-то прорыв, особенно учитывая события последних месяцев на фронте.

Максим Яли

Максим Яли

‒ Господин Огрызко, для чего Путин отправил Владислава Суркова в Минск?

Эта встреча – продолжение политического театра

Огрызко: Сам факт встречи помощников ни о чем не говорит. Таких встреч может быть миллион, а результат равен нулю. Эта встреча – продолжение политического театра, в который играют все участники: западные страны, мы и Россия, где каждый актер имеет свою написанную роль и ее выполняет. Пока, к сожалению, ничего положительного я от этой встречи не ожидаю.

Владимир Огрызко

Владимир Огрызко

‒ Госпожа Яхно, Сурков ‒ человек, который может договориться, или же его функция ‒ зафиксировать российские позиции, облегчить задачу реальным кураторами боевиков?

Яхно: Как сказал министр иностранных дел Павел Климкин, украинская сторона рассчитывает на такую встречу, чтобы услышать определенную позицию относительно трех моментов: прекращение огня, вопрос заложников и позиция России по «дорожной карте». Последний вопрос «завис в воздухе» еще прошлой осенью. После встречи в Берлине эта тема, к сожалению, не имела продолжения. Возможно, от Суркова это можно услышать, поскольку он активный участник тех процессов на Донбассе, может быть, озвучит позицию российской стороны. Тогда можно будет понимать из чего можно исходить.

Олеся Яхно

Олеся Яхно

‒ «Дорожная карта» для России не очень выгодна, насколько я понимаю ‒ она предусматривает вывод войск, обеспечение покоя. Если начать выполнять ее с первых пунктов, то дальше России уже будет не интересно, что там будет, она теряет главные рычаги влияния на Донбасс.

Яли: Они окончательно лишатся рычагов влияния, только когда граница перейдет под контроль украинской стороны. Я не думаю, что, если даже подпишут «дорожную карту», это лишит их возможности вести те агрессивные действия, которые они совершают. Они понимают, что не стоит затягивать. Следует показать, по крайней мере, желание какого-либо сотрудничества.

Сурков курирует «ДНР» и «ЛНР», у него есть полномочия для того, чтобы согласовывать или принимать решения. Это дает надежду на то, что определенные результаты, в частности в отношении «дорожной карты», могут быть достигнуты.

По часовой стрелке: Владислав Сурков, Владимир Путин, Игорь Плотницкий и Александр Захарченко

По часовой стрелке: Владислав Сурков, Владимир Путин, Игорь Плотницкий и Александр Захарченко

Яхно: В «дорожной карте», как планировалось, четко прописаны шаги, их последовательность, где на первом месте ‒ аспект безопасности. Если решить составляющую безопасности, это означает потерю влияния, инструмента шантажа Украины. В этой карте должны быть прописаны механизмы гарантий. Не как сейчас ‒ встретились, пообещали прекращение огня и снова это воспроизводится постоянно, почти в тот же день или на следующий.

Я не говорю, что встреча подстроена под то, что Сурков хочет напомнить о своем влиянии или является выразителем отдельных групп, но исключать параллельности процесса нельзя. Сегодня, за год до президентских выборов, в России происходит конкуренция за сценарий выборов между различными группами – от радикального сценария, который предусматривает продолжение агрессивной политики, к более умеренному, где в планах – идти на какие-то уступки в отдельных вопросах.

‒ Господин Яли, что выгоднее Путину для победы на президентских выборах: война или мир?

Теракты – это усилить правоохранительные органы, контроль над обществом, СМИ

Яли: Это будет зависеть от того, какие будут настроения. Если протесты будут продолжаться – а они опасны для власти, – то будет условие войны. Если же будет комфортное преимущество и напряжение в обществе спадет, может быть, к выборам допустят и Навального.

Есть еще другой вариант ‒ внешняя угроза. Теракты в Санкт-Петербурге, якобы продолжение ‒ в Ростове, Астрахани. Это повод отвлечь внимание общества и усилить правоохранительные органы, контроль над обществом, СМИ.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG