Доступность ссылки

Подруга спросила у меня, как у нас обстоят дела с идеологической обработкой, и я, признаться, задумался. Никак, на первый взгляд. Пока она не задала мне этот вопрос, я даже не думал об этом. То есть ничего такого резкого, режущего взгляд не было для меня. Но, наверное, правильно сказать еще об одной вещи.

Я на днях поймал себя на том, что все еще живу в периоде до лета 2014 года, а все происходящее сейчас воспринимаю как временные трудности, типа ремонта, которые просто нужно пережить, перетерпеть, чтобы жить дальше. Я даже не отдавал себе отчета в том, что это я застрял, а все продолжают двигаться вперед, пока не перечислил в отчете о базах сотрудничества те места, которые были актуальны до той линии раздела в 2014 году. Мне указали на промах, пожурили, напомнили, что жизнь не стоит на месте, и я задумался о том, что вижу мир таким, каким мне его удобно видеть, а не таким, какой он есть на самом деле для всех остальных. Да и вообще, три года – приличный период. Пришли «новые руководители», уверенные, что это все в их жизни – навсегда, а я продолжаю жить в той ушедшей жизни и чтить тех, канувших в лету, друзей, которых новое поколение уже и не помнит.

Говорили эти молодые и энергичные также энергично и свежо, но как-то уж очень в духе пропагандистских лозунгов комсомольских движений прошлого столетия

Я был на студенческом празднике. Ничего необычного, все в духе времени и места. Задник сцены украшен «георгиевской лентой» и «орденом Красной Звезды». С праздником этот антураж никак связан не был. То ли остался с прошлого мероприятия, то ли он универсально подходил для всех типов торжеств. В первом ряду, как в президиуме, были важные приглашенные гости. И я снова понял, что попал вне времени – я никого из них не знаю! Не знаю не только их, не знаю даже тех молодежных организаций и движений, которые они представляют! Потом приглашенные говорили со сцены. Речи были четкие, отшлифованные на множестве мероприятий. Говорили эти молодые и энергичные также энергично и свежо, но как-то уж очень в духе пропагандистских лозунгов комсомольских движений прошлого столетия.

Будь я ребенком, впечатлился бы наверняка – романтика военных будней, романтика заманчивых горизонтов, щедро пропитанная, как кремом домашний «Наполеон», «патриотическим» воспитанием в духе времени

Основная мысль всех речей понятна – мы лучшие, и «враг» нас не сломит. К этому ещё, что утром в школе, вечером с автоматом, и все должны быть к этому готовы. В этом вся жизнь сейчас. Быть собранными, «служить родине», «защищать ее» и любить. Будь я ребенком, впечатлился бы наверняка – романтика военных будней, романтика заманчивых горизонтов, щедро пропитанная, как кремом домашний «Наполеон», «патриотическим» воспитанием в духе времени. Сами-то «лидеры» явно прибыли не с боевых позиций в полях, не из грязных окопов.

Они – «лидеры новой формации». Их задача – обрабатывать молодые умы, формировать сознание под «новые идеалы»

Костюмчики сидят как влитые, речь льется соловьем, шуткам позавидует Петросян. Упражняются в красноречии, шлифуют технику. Все, кто выступал, вряд ли держал в руках автомат и ползал на пузе по мартовской грязи. Они – «лидеры новой формации». Их задача – обрабатывать молодые умы, формировать сознание под «новые идеалы». Так, чтобы подросток четко понимал, что «служба» – не худшая из перспектив, а «единственно правильная», поддерживаемая «республикой».

Я уходил задумчиво. Наверняка студенты знают этих ребят и их фамилии. Я – нет. Нет, я уже их узнаю, но прошедший в три года период очень ощутим. Уже нельзя сказать, что они – однодневки. Их стажу работы три года. А это стаж даже для обычной жизни, а уж по нашему военному времени козырнуть тем, что был здесь все время и не уезжал никуда, что с самого начала у истоков – самое то. Они амбициозны, уверенны, прагматичны. Они видят перспективы и будущее – не знаю, своё ли или «республики». Но перемены им точно не на руку. И они, припав к этой кормушке, уже не уйдут просто так.

Конечно, лекции с приглашенными «героями» нового времени – с «орденами» и в «военной» форме. Для зрителя ведь важны декорации. Конечно, формирование образа жителя «республики» нового формата

Хотя, о воспитании. Традиционно – добрые советские фильмы, чётко создающие иллюзию и послевкусие счастья и благополучия. Митинги, шествия. Субботники, концерты. Конечно, длительная подготовка и празднование 9-го мая. Конечно, лекции с приглашенными «героями» нового времени – с «орденами» и в «военной» форме. Для зрителя ведь важны декорации. Конечно, формирование образа жителя «республики» нового формата. Школьники в пиксельной форме, с галстуками. Молодежь не видит жизнь целиком, а фрагменты эти их вполне устраивают.

Ярко, интересно. «Военная кафедра» даёт какие-то преференции, «курсантские училища» снова в моде. В эту игру играют взрослые и дети, так почему же в нее не играть, если вокруг все пропитано темой войны? На 1 сентября на традиционный «урок мира» приглашали «военных». По довоенной жизни это были обычные люди – работяги, каких вокруг тысячи. Если б раньше, быть их подвигу трудовым на благо Родине. Но после всей этой мясорубки с лета 2014-го, потери друзей, страха, о котором говорили, не скрывая, участия в «боевых», оказалось, что билет этот в один конец.

Изменение сознания, психики, взглядов. Полная перестройка всего жизненного уклада. И самое поразительное, что между нами – зрителями – и ними – участниками – была пропасть. Они все это пережили воочию, не из зрительного зала. А мы слушали, впитывали, примеряли на себя. Мы ушли, впечатленные и сраженные рассказами о кровопролитии, а они вернулись в ту реальность и к тому бою, где навсегда остались друзья детства. Это как грани одной реальности.

Кто-то вывозит ребенка на море, чуть сложнее, чем раньше, а кто-то оббивает пороги, чтобы добиться ребёнку пенсии по погибшему отцу – потери кормильца

И если кто-то уезжал и вернулся уже в относительно мирный Луганск, им этого никогда не понять и не почувствовать. Можно слушать и принимать эти рассказы, наверное, можно учиться на них (ведь эту цель и преследуют те, кто приглашал «военных» на «урок мира»), но при этом жить в совершенно разных плоскостях. По-моему, это самое поразительное из всего, что сейчас происходит. Кто-то вывозит ребенка на море, чуть сложнее, чем раньше, а кто-то оббивает пороги, чтобы добиться ребенку пенсии по погибшему отцу – потери кормильца. Для кого-то война – история, а для кого-то – самая настоящая реальность и только в настоящем времени.

Можно быть против. Можно не принимать. Но время неумолимо. И дело не в выборе школы ребенку, а в выборе жизни и будущего. Здесь или где-то. Принимать и разделять, знать в лицо и узнавать по фамилиям, быть готовым надеть оружие и нести свою вахту. Тоже ведь грани детства. Здесь.

Виталий Коршунов, преподаватель, город Луганск

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Перепечатка из рубрики «Листи з окупованого Донбасу» Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG