Доступность ссылки

«Экстремист» из соцсетей: избитого за украинскую символику севастопольца обвиняют в экстремизме


Севастополец Игорь Мовенко

В Крыму – очередное уголовное дело, связанное в постами в соцсетях. На этот раз в российской ФСБ обвинили в экстремизме жителя Севастополя Игоря Мовенко. Крым.Реалии уже писали о нем после того, как севастополец был избит неизвестным за то, что ездил по городу на велосипеде с украинской символикой и наклейкой-логотипом украинского добровольческого батальона «Азов». Подконтрольные России правоохранители отказались расследовать факт избиения Мовенко. Вместо этого начали сами его преследовать, обвинив в экстремизме.

Проблемы у Мовенко начались в сентябре прошлого года, после того, как посреди дня он был избит у торгового центра в Севастополе на глазах у прохожих. Причиной, по которой на него набросился неизвестный, стала украинская символика и значок батальона «Азов», наклеенная на раму его велосипеда. Игорь Мовенко тогда получил серьезные травмы. Но местные правоохранители не только не расследовали этот инцидент, но и обвинили в произошедшем самого Мовенко.

Гагаринский суд Симферополя впоследствии оштрафовал него на 2 тысячи рублей за «распространение нацистской символики». Правозащитники утверждают, что это решение политически мотивировано и не соответствует российскому законодательству, однако апелляционная жалоба севастопольца была отклонена.

«Меня сбили с ног, одели наручники и уволокли в микроавтобус»

Но оказалось, что на этом неприятности в семье Мовенко только начались. Потому что через три месяца Игорь Мовенко был задержан сотрудниками российской ФСБ, а в его квартире провели обыск.

Из машин выбежали люди в гражданской одежде и с закрытыми лицами, сбили меня с ног, одели наручники и уволокли в микроавтобус

По словам севастопольца, эти действия сопровождались побоями и давлением на него и членов его семьи. «В тот день я шел на работу. Двумя машинами силовики ФСБ уже поджидали меня на пути. Из машин выбежали люди в гражданской одежде и с закрытыми лицами, сбили меня с ног, одели наручники и уволокли в микроавтобус. Там избили. После потащили меня на мое рабочее место, где изъяли мой телефон и рабочий компьютер, затем повезли домой. По пути снова били и издевались. Забрали у меня ключи от квартиры и сами ее открыли. Притом, что дома была жена. Дочка, к счастью, была в этот момент в школе. Затем под видом осмотра изъяли телефон и все компьютеры из дома», – рассказал Мовенко Крым.Реалии.

Мовенко утверждает, что силовики не давали ему возможности вызвать адвоката и угрожали поместить в СИЗО, если он не признается в экстремизме. После обыска севастопольца увезли в крымский главк российской ФСБ, где несколько часов допрашивали.

«Во время допроса меня вынудили признаться, что я своими комментариями ВКонтакте призывал людей к экстремизму. Показали мне распечатки скриншотов из сети с моими комментариями и разъяснили мне, что, например, вот тут ты написал: «Расстрелять!». Это якобы уже призывы к экстремизму. Но были и другие посты годичной давности, где их эксперты все таки увидели призыв», – говорит Мовенко.

В начале апреля стало известно, что он обвиняется по части 2 статьи 280 Уголовного кодекса России (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности). По такой же статье на полуострове уже возбуждены ряд уголовных дел в отношении проукраинских активистов.

«По этой статье Игорю Мовенко грозит до пяти лет лишения свободы. Уголовное дело в отношении него возбудили за комментарий, который он написал в группе «Крим-Україна» в социальной сети «ВКонтакте». Комментарий был написан летом 2016 года и презентовал проукраинскую позицию Мовенко», – отмечают в Крымской правозащитной группе.

В ФСБ с Мовенко взяли подписку о запрете удаления и редактирования своего аккаунта в соцсети «ВКонтакте». В то же время, его страница в Facebook заблокирована системой после того, как он попытался установить вместо настоящей фамилии псевдоним.

«Молчите, и оставим вам чуть-чуть семьи»

Севастополец утверждает, что российские силовики запугивали не только его и членов его семьи, но и сотрудников, которые стали свидетелями изъятия его рабочего компьютера. «Когда уже на моем рабочем месте силовики проводили осмотр, я попросил коллег позвонить моей жене. Меня тут же отвели за угол, избили еще и сказали, чтобы я вообще молчал. Ну, а коллег напугали и запретили вообще кому-то говорить, что они там были. Следователю ФСБ я говорил, что меня избили оперативники при задержании, на что он возразил, сказав, что это не их методы. Больше этот вопрос не поднимали», – говорит севастополец.

В крымском главке ФСБ не дают публичных пояснений относительно дела Игоря Мовенко и применения к нему силы.

В то же время, правозащитник, член Крымской правозащитной группы Александр Седов квалифицирует уголовное дело Игоря Мовенко как политическое. Поэтому вероятность оспорить действия силовиков, избивавших севастопольца, и добиться прекращения его уголовного преследования остается теоретической, говорит он.

Дело Игоря Мовенко – это явное политическое преследование за его позицию и нарушение его права на свободу выражения мнения

«Теоретически, в рамках российского законодательства, оспорить действия силовиков и привлечь их к ответственности можно. Но фактически крымские судьи не горят желанием следовать российским законам, а выполняют задачи местной власти. Дело Игоря Мовенко – это явное политическое преследование за его позицию и нарушение его права на свободу выражения мнения. Игорь не побоялся наклеить на раму велосипеда наклейку «Азова» и ездить с ней по Севастополю, и он не побоялся высказать свое мнение в соцсети по поводу того, что происходит в Крыму. Именно за это его и преследуют», – говорит правозащитник.

Супруга обвиняемого Валентина Мовенко расценивает это уголовное дело как расправу за то, что он пытался добиться ответственности для того, кто впервые избил его в прошлом году. На видео с места события заметно, как один из полицейских, прибывших на место инцидента, здоровается с нападавшим за руку. Однако его личность на данный момент не установлена. В административном деле о «нацистской символике» фамилия нападавшего не фигурирует, но, по словам Игоря Мовенко, он назвал себя «дежурный Беркут».

Я расцениваю уголовное дело в отношении моего мужа как попытку местных правоохранителей оправдать незаконные действия их коллег

«Я расцениваю уголовное дело в отношении моего мужа как попытку местных правоохранителей оправдать те незаконные действия, которые с ним сделал их коллега. Они понемногу отнимают у меня все родное, словно торгуются: «Молчите и оставим вам чуть-чуть семьи». Мы понимаем, что они в любой момент могут сделать с нами все, что посчитают нужным. Абсолютно все. Мне кажется, что только огласка в СМИ не дает им делать так, как привыкли – по «понятиям», – говорит Валентина Мовенко.

Несмотря на давление и запугивания, они с супругом намерены продолжать оспаривать действия силовиков. Обвинения в экстремизме Игорь Мовенко отвергает и намерен защищать себя в суде.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG