Доступность ссылки

Стоит ли ждать «щедрот» от Путина и Госдумы?


Олесь Черемшина

В начале 90-х годов прошлого века Верховная Рада Украинской ССР после референдума хитростями Багрова, Грача, Мешкова и Кравчука, создала в Крыму российскую национально-территориальную автономию, которую они почему-то окрестили территориальной. От душевных щедрот украинского народа первый президент Украины Леонид Кравчук заявил, что «русские в Украине должны жить лучше, чем у себя на родине, в России».

И этот тезис был претворен в жизнь максимально: у русских, составлявших до последнего времени всего 58% населения (сейчас они переселят в Крым еще несколько процентов!) в Крыму было 100% русских национальных дошкольных учреждений, 98% русских национальных школ, 99,9% СМИ, 95% должностей в органах власти, подавляющее доминирование культуры, искусства, литературы, на русском языке и с русской ментальностью функционировали органы государственной власти, торговля, сфера быта, транспорта, бизнеса, сельская и городская повседневность.

На полуострове, несмотря на это, множились русские «национально-патриотические» организации, которые украинский Минюст регистрировал с необычной легкостью, как клубы любителей кошек, которые то и дело устраивали политические атаки на все крымскотатарское и украинское – пытались через суды отменить украинскую конституцию, закрыть единственную украинскую гимназию, запретить украиноязычную газету «Кримська світлиця», даже русскоязычную, но крымскотатарскую, «Голос Крыма», ограничить сферу использования украинского и крымскотатарского языков, не пускать крымских татар в органы власти, называли Меджлис и Курултай «незаконными преступными группировками» и так далее.

И вот Путин снова аннексировал Крым, именно ту русскую часть Украины, в которой русские, по заветам Кравчука, жили, несомненно, лучше, чем в глубинках самой России, – некогда татарский Крым. В результате получилась зеркальная ситуация – Крым (если абстрагироваться от норм международного права, согласно которым Крым является сейчас и еще будет являться неопределенно долго, временно оккупированной территорией Украины, не признанной мировым сообществом за Россией) из российского анклава на территории Украины полуостров превратился в крымскотатарский и украинский анклав на территории России.

Готов ли Путин повторить щедроты Кравчука и сказать, что украинцы (и крымские татары) должны жить на территории России лучше, чем у себя на Родине, в Украине? Готов ли он на практике, как некогда Украина, отдать украинцам Крыма если не 98-99% языковых и культурных ресурсов, а хотя бы адекватно их численности – 25% школ, 25% СМИ, 25% социально-культурных учреждений – под удовлетворение национально-культурных потребностей украинцев в Крыму, и хотя бы 15-20% таких же ресурсов для крымскотатарского народа не имеющего, кроме Крыма, другой родины?

Вопросы эти, кажется риторические, ибо никто в мире не заподозрил за Путиным каких-либо щедрот, тем более в национальных вопросах. В самой России условия существования так называемых «национально-культурных автономных образований» (НКАО) законодательно стеснены до минимума, ограничены в правах, а особенно на украинские в последнее время открыта настоящая «охота на ведьм», и самые работоспособные украинские НКАО были запрещены судом.

Глубину этой катастрофы нельзя понять, если не проследить историю вопроса и совсем не адекватную ей логику Путина. В беседе с Мустафой Джемилевым он заявил, что «Украина вышла из СССР не совсем законно». И из этого, мол, следует «не совсем законная» принадлежность Крыма Украине, если уж отвлечься от мотивов и событий 1954 года, который Путин и называет «передачей «мешка картошки».

Тут есть два момента. Во-первых, передача Крыма Украине в 1954 году не имела таких катастрофических последствий для крымчан, как сейчас. Они не меняли гражданство и паспорта, реестры собственности, не перекраивались границы, по городам не курсировали БТРы и танки, не перемещались войска, жителей Крыма нигде не обыскивали, не похищали, не пытали, не разделяли по национальному признаку.

Тогда их родная Россия от русских никуда не ушла, не закрывались русские садики и школы, не отменялись рейсы самолетов и поездов, не вводились таможни. Тогда русские в Крыму на митингах и собраниях совсем искренне и, действительно по-братски, поддерживали и одобряли мудрую политику КПСС и того самого Никиты Хрущева, которого путинские сталинисты сейчас изо всех сил третируют. Тогда это совсем не напоминало передачу «мешка картошки», как сейчас, когда весь уклад жизни в Крыму переменился, и для русских, которые не выходили даже из дому, Россия пришла прямо в кровать.

Ликованием это обернулось только в первые дни и только для небольшой части россиян, для большинства это был социально-психологический стресс, из-за которого лучшие представители российской интеллигенции стали говорить, что им теперь стыдно быть русским. Но стыдно –единицам. И когда украинцам говорят, что есть две России, Россия Путина, и Россия Достоевского, Толстого и Герцена, то украинцы верят, однако задаются вопросом – так где же та вторая Россия, почему к нам домой все время врывается только Россия Путина?

Будут ли правителями России обеспечены права этнических украинцев и крымских татар в аннексированном Крыму?

Для большинства населения Крыма сегодня из-за аннексии полуострова Путинской, а не иной Россией, реально встает вопрос – как жить дальше?

Как для крымскотатарского народа, заявившего о начале строительства своей национально-территориальной автономии, так и для украинской общины, согласно последней переписи составляющей до 25% социума (то есть, до 500 тысяч человек), встает вопрос – будут ли Россией обеспечены ее экономические, социально-культурные, языковые, юридические права и потребности?

Что украинская громада имеет на сегодня? Ни одного садика, одну гимназию, несколько начальных школ в регионах, несколько языковых классов в городских и сельских школах, одну газету, одну «Просвіту». Сохранится хотя бы это? Ответ больше отрицательный, чем хотя бы нейтральный. Например, все украинские вузы переподчинены новой власти, вместо Таврического (который, к сожалению, под руководством Багрова, всю жизнь сопротивлявшегося Болонскому процессу, так и не стал действительно украинским национальным университетом), создается российский федеральный университет, программы которого не будут отвечать мировой образовательной практике, а тем более духовным потребностям украинцев Крыма…

Свобода слова и право на информацию – основополагающие права человека. Украинцы Крыма сегодня нуждаются в объективной информации более, чем кто либо другой в любой точке земного шара. Но в российском Крыму с первых дней аннексии отключили украинские телеканалы, на полуостров не доставляются украинские газеты, во время работы подверглись насилию более 100 журналистов мировых СМИ – это не просто угрозы, это немотивированные избиения, порча имущества, ограбления, изъятие оборудования, похищения, беспричинные обыски, прямое препятствование работе неизвестными вооруженными людьми, блокирование вещания…

Украинцы просто не пришли на референдум (напомним, что реальная явка на голосование, по закрытым данным ФСБ, озвученным Мустафой Джемилевым, составляла всего 34,2%, а не 87%), которым у них отнимали для многих Родину, и не заявили о создании украинской национально-территориальной автономии на территории России, что было бы зеркально-логично в ответ на существовавшую, но теперь ликвидированную российскую АРК. Не заявили потому, что по международному праву Крым – все еще украинская территория.

Задолго до референдума украинцы вышли на «Евромайдан-Крым», чтобы заявить именно о свих политических и социально-экономических потребностях. «Евромайдан-Крым» еще худо-бедно функционировал при власти Партии регионов, но в первые же дни русской аннексии украинских активистов майдана Андрея Щекуна, Анатолия Ковальского и других российские военные похитили, лишили свободы, подвергли пыткам и допросам, а потом вывезли на материк и перекрыли доступ на полуостров, где они жили, то есть отняли дом и жилье, свободу передвижения. Как в худшие сталинские времена, нарушая права человека, данные Богом, так называемый Госсовет объявляет неугодных деятелей персонами нон-грата в Крыму, хотя сами его руководители – под уголовным расследованием и рано или поздно предстанут перед международным судом. Неужели не догадываются? Доступ на полуостров сегодня закрыт не только всему прогрессивному, но просто нормальному и цивилизованному,

Не прошло и месяца оккупации, как из полуострова были изгнаны многие священнослужители УГКЦ и УПЦ Киевского патриархата, под отняты или под угрозой захвата их храмы, и даже мусульманские священники, не в пример, духовенству РПЦ, предложили верующим украинцам воспользоваться для богослужений их мечетями.

В Крыму сегодня на всех адмизданиях, во многих автомобилях установлены российские триколоры, машины же, в которых водитель осмелится вывесить украинский флажок, будут разбиты, ограблены или подожжены, как это было в Севастополе множество раз при попытках установления украинских символов.

Министерство образования Крыма и так враждебно относившееся к потребностям крымских татар и украинцев, переподчинено Министерству образования России, для которого образовательные потребности национальных меньшинств вообще чужды, и которое приобрело большой опыт в утверждении «русского мира» средствами образования. Уже заявлено, что бывшие украинские учебники в средних школах будут изъяты, а вместо них завезены российские учебники, а это значит, что детям крымчан всех национальностей будет навязываться однолинейная концепция «русского мира», что русификация развернется в Крыму неимоверными масштабами, а все даже безобидно украинское будет шельмоваться как «бэндеровщина» и «власовщина». Сколько раз это было уже в российской истории?

На этой неделе так называемый Госсовет обещает выдать на гора текст крымской конституции, которую они за наделю списали с конституций Башкирии и Татарстана. К разработке конституции не были допущены представители ни украинских, ни крымскотатарских общественных организаций. Но уже задекларировано, что все национальные общины будут иметь в ней равные права. Все знают: за такой декларацией стоит именно неравенство прав еще со времен советской сталинской конституции, поскольку понятия равенства здесь особые: тут все вокруг наше, русское, Россия там, где мы! С другой стороны, хотя крымские сепаратисты всю жизнь требовали от Украины «расширения полномочий», хотя не использовали даже те, которые имели, в новой российской конституции Крыма, по данным прессы, полномочия станут «широчайшими» – даже сами руководители будут не избираться, а назначаться, как всего в трех республиках на Кавказе – в Ингушетии, Дагестане и Северной Осетии. В таких условиях разговор о каких-нибудь правах становится вообще излишним…

Экономические, социально-культурные, общественные и цивилизационные потребности украинской громады Крыма большие и объяснимые. Но Путин не для того аннексировал Крым, чтобы удовлетворять потребности татар и украинцев. Права человека в Крыму могут быть реализованы только тогда, когда прекратится оккупация, когда Крым станет национально-территориальной автономией крымских татар в составе Украины. Известно же, что Москва слезам не верит, а значит, и не надо этого ждать…

Олесь Черемшина, крымский обозреватель

Мнения, высказанные в рубрике «Мнение», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG