Доступность ссылки

Виталий Портников: Меджлис в изгнании


Летом 1990 года президент Сербии Слободан Милошевич принял решение о роспуске парламента автономного края Косово и значительном урезании полномочий самой автономии. В ответ депутаты косовской Скупщины приняли декларацию о независимости – и, фактически вытесненные с территории родного края, провели сессию парламента в столице Словении Любляне. Югославия все еще была единой страной, но в Любляне депутатов парламента Косово воспринимали как героев, отстаивающих честь своего народа, а в Белграде – как сепаратистов и изменников, поднимающих руку на «сербский мир». Косовонаше.

Об этих событиях четвертьвековой давности я вспомнил, когда узнал о заседании Меджлиса крымскотатарского народа в Геническе и последующем за этим событием решении российских властей запретить председателю Меджлиса Рефату Чубарову въезд в Крым. Уже приходилось писать, что во Владимира Путина будто переселился дух Слободана Милошевича – российский президент старательно копирует все ошибки почившего в Гааге сербского диктатора, будто не замечая трагического для Сербии финала правления Милошевича и личной катастрофы самого «неистового Слободана».

Что сделал Милошевич в начале своей борьбы с косовскими албанцами, которых – в отличие от падкого на шовинистическую пропаганду сербского общества – он не мог сделать покорными подданными? Диктатор стал изгонять из большой политики авторитетных руководителей коммунистических времен – бывшего председателя

Белград стал делать все возможное, чтобы спровоцировать сопротивление. И добился своего: на свет появилась Армия освобождения Косово, началась партизанская война

Президиума Косово Махмута Бакали, бывшего председателя Президиума Югославии Фадиля Ходжу. А последнего председателя Союза коммунистов Косово Азема Власи, любимца маршала Тито, Милошевич и вовсе посадил в тюрьму. Скупщина Косово, вынужденная заседать в Любляне – это был коммунистический парламент. Но Милошевич и его выгнал – и был уверен, что проблема решена. Он так и не заметил, что расширенная автономия Косово в Югославии была единственно возможным компромиссом, удерживающим край от дестабилизации.

Албанцы в ответ избрали новый, нелегальный парламент: в политику пришли люди, далекие от коммунизма, албанское общество Косово стало стремительно развиваться – в отличие от застрявших в коммунизме и авторитаризме местных сербов. Албанцы фактически создали «параллельное государство», против которого трудно было бороться, так как их новый лидер Ибрагим Ругова отрицал вооруженное сопротивление. И тогда Белград стал делать все возможное, чтобы это сопротивление спровоцировать. И добился своего: на свет появилась Армия освобождения Косово, началась партизанская война. Диктатор поверил, что это неплохая возможность решить албанскую проблему раз и навсегда – и изгнал из Косово почти все население края.

Дальше были бомбардировки НАТО, крах режима, окончательное отделение Косово, Гаага…

Путин – в самом начале этого пути. Он не способен увидеть, что нахождение Крыма в составе Украины – единственно возможный

Путин не способен увидеть, что нахождение Крыма в составе Украины – единственно возможный компромисс, способный удержать полуостров от краха межнационального мира

компромисс, способный удержать полуостров от краха межнационального мира. Путин верит, что изгнав из Крыма харизматичных лидеров крымских татар он «решит проблему» непокорного Меджлиса – потому что в России Путина, как и в Сербии Милошевича, покорным должно быть все. Но это заблуждение. Крымскотатарскому народу придется выживать в новых условиях, что приведет к переформатированию национального существования. И поскольку власть будет с этим переформатированием бороться, она рано или поздно спровоцирует радикализацию крымскотатарской молодежи – и Крым может стать «ранним» Косово или нынешним Северным Кавказом...

Мне могут сказать, что параллели с Косово некорректны, так как албанцы в будущей республике были большинством, а крымские татары в Крыму –

Косовские албанцы были патриотами Косово, а косовские сербы были патриотами Сербии. И примерно тоже самое мы наблюдаем сейчас в Крыму

меньшинство. Но тот, кто бывал в 90-е годы в Приштине, скажет вам, что отличало косовских албанцев от косовских сербов. Косовские албанцы были патриотами Косово, а косовские сербы были патриотами Сербии. И примерно тоже самое мы наблюдаем сейчас в Крыму. Крымские татары доказали, что можно восстановить национальную жизнь и подлинный характер полуострова после десятилетий изгнания. Они – патриоты Крыма, они, собственно и есть Крым.

А многие их соседи нередко даже не патриоты России, а патриоты пенсий, бюджетных зарплат и лживой пропаганды, избавляющей от ответственности за будущее этого прекрасного края. У крымских татар нет никакого другого выбора, кроме Крыма. А многие из поддержавших российскую аннексию завтра уедут в Сочи или Москву и даже не вспомнят о погубленной родине. Это не вопрос большинства или меньшинства. Это вопрос исторической ответственности. Это то, чего не понимал Милошевич и то, чего не сможет понять Путин.

Виталий Портников, киевский журналист, обозреватель Крым.Реалии

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG