Доступность ссылки

Павел Казарин: Адресная депортация


Павел Казарин

Главе крымскотатарского меджлиса Рефату Чубарову запретили въезд в Крым на пять лет. То, что у него прописка на полуострове, то, что он депутат местного парламента, и даже то, что от российского паспорта он официально не отказался – никого не остановило. Запретили, чтобы не «вноcил смуту», не «смущал умы». Чтобы в Крыму был один сплошной «Бальбек».

Даже если оставить за скобками этику, то останется логика. Пока что формальная причинно-следственная связь выглядит так: убираем влиятельных нелояльных, оставляем тех, кто наперебой «за», и самая фрондистская этническая группа сразу же начинает демонстрировать чудеса согласия. Одному мне кажется, что это попахивает нездоровым оптимизмом?

Если Москва ставит своей задачей заручиться поддержкой со стороны

Самым ярким событием в межнациональной жизни Крыма стала 70-я годовщина депортации с вертолетами, ОМОНом и автозаками

крымских татар, то ей по уму стоило бы делать ставку на комплекс практических шагов. Обустраивать поселки компактного проживания, расширять классы с крымскотатарским языком обучения, демонстрировать добрую волю. А вместо этого самым ярким событием в межнациональной жизни Крыма стала 70-я годовщина депортации с вертолетами, ОМОНом и автозаками. Вкупе с запретами на въезд Джемилеву и Чубарову.

Всем, кто готов спорить, напоминаю. Процесс ухаживания за девушкой начинается с конфетно-букетного периода. Со знаков внимания и романтических прогулок – всего того, что так или иначе называется «дарением мечты». И ваш храп, страсть к азартным играм и привычку к к

Россия забрала у Украины Крым через несколько дней после победы Майдана. Того самого Майдана, ценности которого разделяло большинство крымских татар

репкому словцу она простит не раньше, чем вы ее околдуете. Можно конечно и наоборот, только это уже не по любви. А ведь хочется, чтобы по любви, не так ли?

Мне могут сказать, что ставка делается на российское ТВ, которое способное убедить даже мертвеца. Но российская аудитория ковалась полтора десятилетия – сегодняшняя эффективность пропаганды в России имеет свою предысторию. А Крым – и уж тем более крымские татары – имеют иной опыт медиапотребления. Даже с учетом того, что украинские телеканалы исключены из сетки вещания, отношение к телевидению еще не лишено на полуострове определенного уровня критичности. Да и получать украинский контент оппозиционно настроенные люди не перестанут – покуда есть интернет и спутниковое ТВ.

Россия забрала у Украины Крым через несколько дней после победы Майдана. Того самого Майдана, ценности которого разделяло большинство крымских татар. В конце концов, именно они два последних десятилетия выступали на полуострове в роли проводников украинскости. И вместо победы революции они по итогу зимы получили контрреволюцию.

И теперь тем самым людям, чьи дедушки и бабушки вполне помнят, как звучит на вкус запрет на национальность, предлагают новую формулу лояльности. В которой инакомыслие влечет за собой депортацию. При этом все те мои крымские знакомые, которые сегодня получают ордена «за возвращение Крыма» спокойно и безоблачно прожили два последних десятилетия на полуострове. И никто не лишал их ни университетских кафедр, ни доступа к СМИ, ни гражданства, ни права на собственное

Москва применительно к Крыму любит говорить о восстановлении справедливости. Одна беда – справедливость избирательной не бывает

мнение. Полное ощущение, что из этой ситуации сделали соответствующие выводы.

Москва применительно к Крыму любит говорить о восстановлении справедливости. Одна беда – справедливость избирательной не бывает. Тут уж либо для всех, либо это что-то иное. Без всякого сомнения – Рефата Чубарова пророссийским политиком назвать нельзя. Потому что он прокрымскотатарский политик, со своим представлением о том, что является благом для народа, а что – нет. Понятно, что для новых властей полуострова и для Кремля – это вполне естественный раздражитель. Но вопрос в том, что его фронда – не единичная. Она вполне себе коллективная. И если ваши кнуты с пряниками поле боя не делят, то никакого «отличного начала прекрасной дружбы» не выйдет. Лояльность будет внешняя – замешанная на страхе. Молчание вынужденным – чтобы не получить запрет на въезд. Любви не случится. Секс – да. Тот самый, который в отсутствие взаимности напоминает изнасилование.

Павел Казарин, крымский обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG