Доступность ссылки

Павел Казарин: «Новый» Крым, заповедник Януковича


Павел Казарин, обозреватель

Я всматриваюсь в крымские предвыборные списки и пытаюсь понять, что у людей в головах. Причем речь не о тех, кто будет голосовать – от них ничего при составлении этих списков не зависело. И не о тех, за кого будут голосовать – тут, в общем-то, иллюзий никаких. Я о тех, кто там в администрации президента России курирует полуостров.

Ведь понятно же, что единственное, в чем Крым был солидарен с Майданом, – так это в неприятии Януковича. Того самого, который отобрал у полуострова 8 тысяч га на ЮБК (включая гору Аю-Даг). Того самого, что приватизировал под новое межигорье мыс Айя. Янукович был, пожалуй, единственным политиком, по отношению к которому у крымчан не было иллюзий.

Теперь, когда персонального Януковича вроде бы уже нет, коллективный янукович все равно остался. В крымских предвыборных списках

Его рейтинг в Крыму был классической поддержкой вопреки – как ответ коллективному Яценюку (или бери выше – Тягнибоку) – на их властные амбиции. При этом даже те, кто ставил напротив его фамилии галочки в бюллетенях, вслух признаваться в этом не стремились. И вот теперь – когда персонального Януковича вроде бы уже нет, коллективный янукович все равно остался. В крымских предвыборных списках. Первые пятерки политпартий выглядят вот так:

«Единая Россия»: Сергей Аксенов, Владимир Константинов, Ремзи Ильясов, Константин Бахарев, Сергей Цеков.

«Справедливая Россия»: Анатолий Гриценко, Ольга Удовина, Сергей Бейм, Николай Котляревский, экс-мэр Алушты Владимир Щербина.

«Родина»: Вадим Колесниченко, Янина Павленко, Юрий Мешков, Александр Мельник, Валерий Иванов.

На самом деле, идея рейтингового материала по новому Крыму лежит на поверхности. Надо лишь поднять подшивки и составить дайджест сравнительно недавних высказываний крымских чиновников – об Украине, России и независимости. Нынешние апологеты Москвы еще несколько месяцев назад были сторонниками украинской государственности. Впрочем, ничего удивительного – эти люди сродни пипифаксу: не важну чью, главное, чтобы в тепле. Вспомните, что говорили нынешние лидеры крымского парламента, как заливисто хвалили экс-президента ребята из совмина. Освежите в памяти все их рассуждения на тему «украинского Крыма» – это ведь просто клондайк.

Вглядитесь в эти лица. Вчитайтесь в эти фамилии. Они же были при Кучме, при Ющенко, при Януковиче, теперь они остались при Путине. Они плоть от плоти всех прошедших двадцати лет – тех самых, с которыми крымчане так мечтают сегодня попрощаться

И теперь все они – в полном составе и без какой-либо существенной ротации – снова сохранят свои кресла. Вглядитесь в эти лица. Вчитайтесь в эти фамилии. Ребята, они же были при Кучме, при Ющенко, при Януковиче, теперь они остались при Путине. Перечитайте их биографии, всмотритесь в партийно-трудовые книжки. Узнайте, где живут их семьи, с чего они начинали свой бизнес, кто давал деньги на их партийные проекты. Они плоть от плоти всех прошедших двадцати лет – тех самых, с которыми крымчане так мечтают сегодня попрощаться.

Оставьте иллюзии. Все, что происходит в Крыму – это контрреволюция. Она хороша тем, что оставляет на воде самых гибких и деревянных. Тех, кто не тонет в любую погоду. Потому что не тонет в принципе.

Впрочем, эта ситуация вряд ли изменится в обозримом будущем. Московские собеседники в дорогих костюмах признавались, что знают: в Крыму у власти сидит криминал. И я помню, как они говорили, что не могут пока ничего с этим поделать.

«Народного мэра» Севастополя Алексея Чалого сменили только потому, что он был слишком несистемен для чересчур системной российской вертикали. Мог позволить себе не брать телефон, манкировать встречами

Местный партхозактив не выдерживает никакой критики, а уровень коррупции в Крыму превышает даже тот, что принят в самой России

с московскими чиновниками, иметь свое собственное мнение по разным вопросам. Собственно, поэтому его и отправили в политической отбой, заменив на экс-вице-адмирала ЧФ Сергея Меняйло. Но для Севастополя выходец из Северной Осетии не воспринимается как варяг, если в его послужном списке стоит ЧФ: выходцы с флота здесь не воспринимаются как «чужаки». А в Симферополе – воспринимаются.

У Кремля в остальном Крыму попросту нет кадровой скамейки запасных. К тому же российские чиновники будут избегать назначения в Крым – чтобы не угодить под санкции. При этом местный партхозактив не выдерживает никакой критики, а уровень коррупции в Крыму превышает даже тот, что принят в самой России. На полуострове принято воровать не с прибылей, а с убытков.

И новая реальность Крыма будет это статус-кво лишь консервировать. Оглянитесь: крымские железные дороги не стали частью РЖД. «Черноморнефтегаз» не вошел в состав «Газпрома». Крымскую почту не рискнула забрать себе «Почта России». Знаете почему? Потому что все боятся санкций. Потому что Россия вплетена как бисер в мировую фенечку. Потому что на следующий день после запрета на иностранное программное обеспечение вышедшее на IPO компания МТС закончится. Равно как и РЖД. Равно как и все остальное.

На ближайших выборах Крым обречен выбирать все того же бессмертного януковича. Который с маленькой буквы и в одно слово. Ибо институциональный

И точно такая же судьба ждет крымскую политику. Потому что это отныне резервация. Не только коммерческая, но и политическая. Любой умный и амбициозный, рассматривающий госслужбу как трамплин, не пойдет работать в регион, который ставит черную метку на биографии. Потому что спорный правовой статус полуострова никуда не денется. Потому что система, выросшая здесь, создавалась полтора десятилетия. Потому что многие из Крыма уехали, а те, кто остались, делятся на тех, кто побрезгует, и тех, кто не брезгует ничем.

И именно поэтому на ближайших выборах Крым обречен выбирать все того же бессмертного януковича. Который с маленькой буквы и в одно слово. Ибо институциональный.

Павел Казарин, крымский обозреватель

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG