Доступность ссылки

Российский спикер и бессознательное


Виталий Портников

Когда спикер российского парламента Сергей Нарышкин говорит о том, что Украина в 1991 году «фактически аннексировала» Крым, он вряд ли имеет ввиду какие-либо факты. Опровергнуть эти слова главы Госдумы несложно: стоит вспомнить, что большинство крымчан, как и жителей всех остальных областей Украины, на референдуме 1 декабря 1991 года проголосовало в поддержку Акта о государственной независимости Украины, а Россия подписала с соседней страной несколько договоров, признававших ее территориальную целостность. Но Нарышкин живет не в мире фактов, а в мире «коллективного бессознательного» – и в этом ничем не отличается от среднестатистического россиянина.

Этот россиянин не то что забыл об украинском референдуме – он никогда о нем и не слышал. Этот референдум был вытеснен из памяти россиян Беловежской пущей – местом, где Ельцин, Шушкевич и Кравчук «напились и разрушили СССР». То, что Кравчук приехал в Беловежскую пущу после успешного референдума, даже и не нужно напоминать – для россиян украинский референдум не имеет значения, а вот референдум о сохранении СССР, состоявшийся за 10 месяцев до встречи в Беловежье – имеет. Потому что для них всегда имеют значение факты, которые им нравятся. Впрочем, нельзя не признать и того, что голосование на референдуме 1991 года вытеснено и из сознания многих крымчан.

Еще один советский миф, отнюдь не идеологический, но связанный с бедностью и патернализмом населения: Родина – страна, которая тебя лучше кормит

Очевидно, что среди тех, кто участвовал в проведенном российскими оккупантами фарсе с референдумом о присоединении к России было и немало голосовавших в 1991 году. Но и тогда, и теперь они голосовали за одно и то же – повышение благосостояния путем изменения государственного статуса полуострова. И с точки зрения этих людей обмен флага на пенсию – святое дело. Это – еще один советский миф, отнюдь не идеологический, но связанный с бедностью и патернализмом населения: Родина – страна, которая тебя лучше кормит.

Россиянин просто не способен понять, что на встрече в Пуще в сильной позиции был именно президент Украины, использовавший конкуренцию между двумя «русскими медведями», Горбачевым и Ельциным, для того, чтобы не допустить возможного силового давления на Украину со стороны бывшей метрополии

Сейчас появился и еще один исторический миф: что во время встречи в Беловежье Ельцин имел все возможности «забрать Крым у Кравчука, который был готов на все», – но Ельцин просто забыл о полуострове. То, что Кравчуку ничего не нужно было от Ельцина, потому что он присутствовал на встрече как президент независимого государства – зато Ельцину нужно было от Кравчука согласие на создание СНГ, превращавшее его из президента союзной республики в главу государства – правопреемника СССР, тоже игнорируется. Россиянин просто не способен понять, что на этой встрече в сильной позиции был именно президент Украины, использовавший конкуренцию между двумя «русскими медведями», Горбачевым и Ельциным, для того, чтобы не допустить возможного силового давления на новое государство со стороны бывшей метрополии. Сейчас, когда оккупанты в Симферополе и Донецке, мы понимаем, что такое давление могло бы иметь место и тогда. Но Ельцин очень хотел стать полновластным хозяином Кремля – и с «возвращением» Украины решили повременить.

Теперь же компромисс 1991 года воспринимается как украинская «аннексия» Крыма – что не так уж плохо. Потому что наглядно демонстрирует отсутствие у российского руководства каких-либо реальных юридических доводов в пользу собственной оккупации полуострова. Если аннексию Крыма решили оправдать мифологией, угнездившейся в российском подсознании – значит, она не будет долгой.

Виталий Портников, киевский журналист, обозреватель Крым.Реалии

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG