Доступность ссылки

Андрей Самброс: Другая реальность – стратегия выживания крымских предпринимателей


Пустая полка в супермаркете Симферополя

Рубрика «Мнение»

Деньги любят тишину, а бизнес ненавидит изменения. Эта универсальная формула применима к любому государству, региону и нации. Крыму же пришлось на себе ощутить весь ужас знаменитого китайского проклятия «чтоб ты жил во время перемен». И это не могло не сказаться на местном бизнесе.

После фактического введения российского законодательства предприниматели полуострова оказались в новой правовой реальности. Процесс адаптации к ней был весьма болезненным и сопровождался прекращением работы многих компаний и частных лиц.

Так, по данным президента Торгово-промышленной палаты Крыма Александра Басова, за последний год количество индивидуальных предпринимателей, зарегистрированных на полуострове, сократилось почти в 5 раз (со 120 до 25 тысяч). Аналогичная ситуация произошла и c юридическими лицами.

Причины резкого снижения предпринимательской активности лежат на поверхности: это целый букет проблем, с которыми крымские бизнесмены не смогли совладать, а потому решили либо вовсе прекратить свою деятельность и стать наемными работниками, либо дождаться улучшения делового климата.

Откуда ноги растут

Главным фактором, повлиявшим на состояние крымского бизнеса, стал уход из региона украинских компаний.

Многие торговые марки и даже официальные дилеры международных фирм, представляющие крупные производства и известные бренды, часто оформлялись в автономии не как филиалы, а как индивидуальные предприниматели или группы частных бизнесменов, на самом деле работающих в одном деле.

Цель этой схемы – сэкономить на налогах и избежать повышенного внимания контролирующих учреждений. Работа основывалась либо на определённом варианте франчайзинга (от юридических услуг до продажи конфет со значительной наценкой), либо на предоставлении официальному региональному дилеру скидки, составляющей его заработок – маржу.

Когда же из-за отсутствия адекватной логистики и нормального транспортного сообщения почти все украинские компании ушли из автономии, массив таких предпринимателей, разумеется, сократился.

Новые российские власти Крыма ожидали, что большинство частников найдут поставщиков в России, перерегистрируются и продолжат работу. Но этого не произошло

Новые российские власти Крыма ожидали, что большинство частников найдут поставщиков в России, перерегистрируются и продолжат работу. Но этого не произошло по совершенно естественным рыночным причинам.

Первая – пресловутая транспортная проблема полуострова. Скорость ведения дел в украинском и российском Крыму – это, как говорится, две большие разницы. Если из Киева или Львова поставки шли 1-2 дня, позволяя бизнесу пополнять запасы только тогда, когда продукция начинала заканчиваться, то из ближайшего Краснодарского края их приходится ждать минимум 3-4 суток (в зависимости от погоды, загруженности паромной переправы и множества других факторов). О Москве, Санкт-Петербурге и других дальних городах речь вообще не идёт: стандартные сроки колеблются от 7 до 14 дней.

Получается, что более-менее масштабный местный бизнес должен держать в штате отдельных логистов, которые будут наперёд просчитывать необходимые запасы продукции и сроки поставок, минимизировать форс-мажоры и успокаивать клиентов, живя на ударных дозах корвалола.

Кроме того, стоимость транспортной доставки на полуостров (грузовым автомобилем или самолётом – и то, и другое обходится недёшево) серьёзно сказывается на цене товара. По некоторым оценкам доля транспортных расходов может составлять до 35% себестоимости продукции, привезённой в Крым. Очевидно, что в таких условиях российские товары не могут конкурировать с теми же украинскими продуктами питания, которые до сих пор беспрепятственно попадают на полки магазинов.

Но одной логистикой трудности ведения бизнеса на полуострове не ограничиваются.

Для Украины 2,2 миллиона крымчан – это довольно крупная бизнес-ниша. Для России же такой рынок даже без учета санкций не выглядит особо привлекательным

Вторая хорошо известная проблема – масштабы рынка. Для Украины 2,2 миллиона крымчан – это довольно крупная бизнес-ниша. Для России же такой рынок даже без учета санкций не выглядит особо привлекательным, ведь речь идёт о дотационной республике, население которой обладает невысокой покупательной способностью по сравнению с другими регионами Российской Федерации.

От предпринимателей полуострова нередко можно услышать, что стать официальным дилером российской компании в Крыму очень сложно, так как здесь практически ни в одной коммерческой сфере невозможно достичь необходимого уровня оборота предприятия, измеряемого даже не десятками, а сотнями тысяч долларов.

По местному бизнесу существенно ударило авральное прекращение переходного периода, продиктованное политическими амбициями

Ещё по местному бизнесу существенно ударило авральное прекращение переходного периода, продиктованное не практической необходимостью, а политическими амбициями.

Изначально переходный период должен был быть более либеральным и закончиться 1 января 2016 года. Планировалось, что примерно столько же на полуострове просуществует бивалютная система. В действительности всё получилось намного резче: гривна ходила только до 1 июня 2014 года, а переходный период, невзирая на принципиальную позицию местного бизнеса и ходатайства главы российского Крыма Сергея Аксёнова, решили закончить 1 января 2015 года.

Дело в том, что после этого украинский уровень налогообложения на полуострове сменился общефедеральным. И, как заявил председатель Союза предпринимателей Симферополя Борис Лурье, сумма налоговых отчислений для крымских предпринимателей выросла в четыре раза.

Кроме того, следует учесть жёсткость работы российских налоговых органов и различных контролирующих инстанций, которые в случае обнаружения ошибок или нарушений могут поставить крест на любом предприятии. Так, президент Крымской ассоциации сельского зелёного туризма Александр Слепокуров подчёркивает, что по законодательству России для закрытия компании достаточно всего одного штрафа за вред экологии.

Этот огромный спектр проблем вынуждает бизнес и экспертное сообщество автономии искать новые стратегии выживания. Но практически все они сводятся к стремлению добиться для Крыма правил, отличных от общероссийских. Проще говоря, предприниматели полуострова хотят притормозить процесс интеграции в единое правовое поле Российской Федерации.

Рецепты и перспективы

Если здраво взглянуть на перспективы частного бизнеса автономии, становится ясно, что они далеко не радужные.

Конечно, Крым продолжит возить из Украины продукты питания и другие товары народного потребления, во всяком случае, пока Россия не закончит строительство Керченского моста. Транспортная привязка к Киеву позволит исправно работать розничным магазинам и поддерживать жизнедеятельность крымчан, которые обменивают свои дотационные доходы на украинскую продукцию.

Но что будут делать потребители и бизнесмены полуострова, если завтра Украина примет политическое решение и запретит поставку тех же продуктов питания (что кажется вполне реальным и активно обсуждается в российской прессе)?

Пока ответа на это вопрос нет. Но, учитывая требования предпринимателей, зарегистрированных в Торгово-промышленной палате Крыма, к властям (льготные условия минимум на 2 года, мораторий на штрафы от контролирующих органов на год, а лучше – пока правительство не достроит Керченский мост), понятно, что региональный бизнес всё ещё не может прийти в себя после формального завершения переходного периода. И он уж точно не готов к новым испытаниям по дороге из Украины в Россию.

Андрей Самброс, крымский политолог, специально для Крым.Реалии

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG