Доступность ссылки

Валентин Гончар: Практики терроризма испугались… «идеологии терроризма»


Рубрика «Мнение»

Симферополь – «Глава Крыма» Сергей Аксенов подписал указ, которым утвердил «Комплексный план противодействия идеологии терроризма в Республике Крым на 2015 – 2018 годы», цель которого «предупреждение радикализации различных групп населения Республики Крым, прежде всего молодежи, и недопущения их вовлечения в экстремистскую и террористическую деятельность». Контроль за выполнением указа выпускник военно-строительного училища и бывший «Главнокомандующий Вооруженными силами Республики Крым» Сергей Аксенов возложил не на мужчин Совмина, к примеру, совсем не на широкие плечи своего заместителя Руслана Бельбека, и даже не на бывшего командира «самооборонной армии» Михаила Шеремета, а на мать известного киевского певческого дуэта «Анна-Мария» и по совместительству руководителя аппарата «правительства» Ларису Опанасюк, занимавшуюся до аннексии Крыма охраной культурного наследия.

Между тем, анализ указа и плана убеждает, что в действительности указ направлен совсем не на те цели, о которых говорится. Во-первых, речь в них идет не о борьбе с самим терроризмом, что было бы понятно, а с некой «идеологией терроризма», но привлекаются для этого все силовые структуры.

Между тем, международное право, в частности, Декларации ООН о мерах по ликвидации международного терроризма 1994-го и 1996-го годов, Международные конвенции по борьбе с терроризмом, а также и Федеральный закон Российской Федерации о борьбе с терроризмом, законы, принятые во многих других странах, а также все мировые справочники не говорят об отдельной «идеологии терроризма», так как терроризм есть спутником, подручным методом многих идеологий – от российских социал-демократов и анархистов до большевиков (вспомним красный террор 20-х годов в Крыму!) и нынешних сепаратистов, выступающих под любой удобной теорией.

Ныне в крымском «совмине» и «госсовете» работают такие идеологи и теоретики, которые могут изобрести такую идеологию для местного крымского терроризма, какую и свет не видывал

Например, Вера Засулич, Степан Халтурин, Дмитрий Богров, убивший Столыпина, как и уроженец Симферополя Андрей Желябов, повешенный за терроризм, хотя одна из улиц города до сих пор носит его имя, руководствовались в большинстве случаев идеологией «Народной Воли», а Фанни Каплан, также связанная с Крымом, перешла от анархии к эсерам, Борис Савинков – один из идеологов эсеров, Леонид Красин и Семен Тер-Петросянц (Камо), терроризировавшие своими «экзами» Кавказ, иногда с участием Сталина, были большевиками, Леонид Николаев, убийца Кирова, – был коммунистом, Шамиль Басаев – оправдывал свои действия своей идеологией, а Дэвид О-Коннел, основатель ИРА, – своей, в то время как Усама Бин-ладен – тоже был идейный борец. У «Тигров освобождения Тамил Элама» одна идеология, у Хезболлах – другая, у Хамаса – третья. И все они разные, но при этом все они – несомненные участники террористических действий. Впрочем, ныне в крымском «совмине» и «госсовете» работают такие идеологи и теоретики, которые могут изобрести такую идеологию для местного крымского терроризма, какую и свет не видывал. Почему же они написали, что будут бороться с идеологией, хотя ясно, что с идеологией бороться силовым структурам, во-первых, незаконно, во вторых, бесполезно. Ведь проще и яснее было бы написать «борьба с терроризмом». Но в этом-то и хитрость указа. Обратимся к анализу их формулы об идеологии чуть ниже, а прежде проанализируем несколько примеров.

Практикующие террористы

27 февраля 2014 года некие штурмовые группы, которые впоследствии оказались российским спецназом, захватили здания украинских органов власти – Совета министров и Верховной Рады Крыма, вывесили на них российские флаги. При этом они были вооружены до зубов самым современным российским оружием и действовали силовыми методами. Терроризм? Безусловно! Налицо все признаки террора – насилие, оружие, выдвижение требований к депутатам приступить к принятию решений по смене власти и отрыву Крыма от Украины. Под дулами их автоматов депутаты, которых по выражению руководителя этой акции террориста Стрелкова, в зал согнали силой, на сессии даже без наличия кворума принимают нужные террористам решения, написанные приезжими иностранными советниками, находящимися в одной группе с террористами, захватившими здания. Терроризм? Безусловно.
Позже иностранный гражданин Игорь Стрелков поведет свое террористическое формирование на Славянск, где силой захватят здание милиции и будет диктовать всему городу свои условия о том, как нужно организовать жизнь дальше. Терроризм? Несомненно. Так он впоследствии распространится на другие города Донецкой и Луганской областей.

Далее незаконное вооруженное формирование, называемое «самообороной», в котором принимают участие множество приезжих граждан некой «казачьей» национальности соседней страны, под началом правой руки Аксенова Михаила Шеремета, который позже научился носить гражданский костюм, и был назначен «вице-премьером», с участием переодетых российских военных штурмует украинские воинские части, корабли, органы власти, аэропорты, предприятия связи, транспорта, коммерческие структуры, похищает, незаконно лишает свободы и пытает активистов украинских и крымскотатарских организаций, выдвигая незаконные требования и угрожая убийствами. Ряд активистов действительно находят убитыми, а местонахождение некоторых похищенных до сих пор неизвестно. Терроризм? Безусловно.

Сергей Аксенов, назначенный «главой правительства», как недавно проговорился Владимир Константинов, выполняет задачи «по захвату» всех важнейших структур Крыма. Терроризм? Безусловно

Сергей Аксенов, назначенный при этом «главой правительства», как недавно проговорился Владимир Константинов, выполняет задачи «по захвату» всех важнейших структур Крыма. Терроризм? Безусловно. Есть ли разница между тем, как террористы захватили школу в Беслане, и тем, что крымская «самооборона» захватила украинскую гимназию в Симферополе и заставила уволиться директора, потом захватила «Черноморнефтегаз» и другие учреждения, везде силой насаждая свои требования? В правовом смысле – нет разницы. Только количество и качество жертв разное.

Далее «самооборонная армия Аксенова» захватывает и грабит банки, заводы, здравницы, объекты на пляжах, а «госсовет» и «совет министров» параллельно этому силовому «отжатию», принимают решения о «национализации», то есть передаче другому собственнику. Терроризм? Безусловно, причем уже с участием незаконно созданных «государственных органов» Крыма, то есть это уже – государственный терроризм.

В Крыму указом сверху все население признается гражданами другого государства, в ускоренном темпе проводится «референдум», в котором, по данным Мустафы Джемилева принимает участие всего треть населения, из которых только 32% голосует «за», но комиссия объявляет неправдоподобно высокий результат в 96,77%. Впоследствии даже на сайте Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека размещается информация, что «Российские наблюдатели заявили, что на «референдуме» о присоединении Крыма к России при явке от 30 до 50% «за» проголосовало не более 60%».

Далее – насильственно меняются деньги, вводится огромное число воинских подразделений, современного, в том числе ядерного, оружия, самовольно, в нарушение мировой практики, законов и договоров, устанавливается граница. Народные депутаты Украины, члены правительства, ряд жителей Крыма объявляются персонами нон-грата и им закрывается допуск в Крым, к их семьям. Насильственно разрываются экономические связи. Экономика региона, система охраны здоровья, система образования, без согласия граждан, насильственно переориентируется на другое государство. Что это? По всем признакам – государственный терроризм.

Вся крымская жизнь до сегодня базирована где на крупном, где на мелком терроре

И таких примеров за период с марта 2014 года по нынешнее время можно привести еще множество. Вся крымская жизнь до сегодня базирована где на крупном, где на мелком терроре. Кто такие Владимир Константинов, Сергей Аксенов, Михаил Шеремет, Рустам Темиргалиев, Наталья Поклонская, новоизбранные «депутаты» и члены незаконного «правительства»? Террористы? Безусловно, они либо сами участники террористических акций, либо способствующие проведению террористических акций другими лицами в Крыму и доныне. Разве прокурор, закрывающий глаза на тот факт, что террористический захват предприятий (последний факт – «Укртелеком») и их последующая «национализация» не предусмотрены никакими законами России, но проводятся, – не пособник террористов? Где закон о преступном бездействии должностного лица?

Теперь они испугались «идеологии»

Но, как свидетельствует история, никакой терроризм не может продолжаться долго, рано или поздно приходит время, когда все террористы, совершив свои злодеяния, садятся на скамью подсудимых. После активных действий приходит время, когда даже самые отчаянные и безбашенные сначала пугаются, а потом начинают спасаться. Указ Аксенова – защитная мера террористов при власти, осознавших, что народное возмездие им грозит в недалеком уже будущем, поэтому они начинают фабриковать документы, при помощи которых народ можно было бы держать в страхе.

Указ Аксенова – защитная мера террористов при власти, осознавших, что народное возмездие им грозит в недалеком уже будущем, поэтому они начинают фабриковать документы, при помощи которых народ можно было бы держать в страхе

В приложении к указу говорится, что «под идеологией терроризма понимается совокупность идей, концепций, верований, догматов, целевых установок, лозунгов, обосновывающих необходимость террористической деятельности, а равно иных деструктивных идей, которые привели или могут привести к такой идеологии». Эта формула спотыкается на обе ноги, поскольку противоречит как международному праву, так и норме большинства законов, принятых в цивилизованных государствах, исходящих из того, что терроризм не является идеологией и не имеет таковой, потому, что эти действия – убийства, лишение свободы, захват заложников, угрозы и т.д. – в праве квалифицируются как насилие, грабеж, бандитизм, а потому подобные действия не могут иметь идеологии. Из этого вытекает тот непреложный вывод, что бороться нужно, как это делают во всем мире, не с идеологией, а с самим терроризмом и террористами, в какие бы идеологические одежды они ни рядились . Второй вывод – терроризм, к сожалению, понятие глобальное, совсем даже не крымское (о каком-то терроре за 60 лет вхождения Крыма в Украину на полуострове никто и не слышал), и бороться с его «идеологией» на одном полуострове, – а тем более, если борьбу возглавит мать двоих поющих дочек! – бесполезное дело.

Лозунг «Крым – Россия!» уже террористический, поскольку не только может привести к террористическим актам, но уже и привел к ним. Но вот только Аксенов будет бороться не с ним, а с его противоположностью – «Крым – Украина!», хотя ни к каким террористическим актам он еще не привел

Это значит, что борьбу будут вести не с самой «идеологией», а с ее носителями, не даром же в указе уже дается поручение силовым структурам, в нем задается направление действия: «силовые методы способны предупредить и пресечь конкретный террористический акт». В-третьих, определение объектами борьбы носителей «идей, концепций, верований, догматов, целевых установок, лозунгов» – является грубым нарушением права, поскольку наказываются не действия, а всего лишь – мысли! Любой человек, не совершивший действий, какие бы мысли, верования, (намек на ислам и хизб-ут-тахрир?) не носил в своей голове, не может быть объектом наказания или борьбы с ним. Более того, включение в этот перечень «идей, концепций, верований, догматов», и даже «лозунгов» дает основания к привлечению к той или иной ответственности всего лишь за инакомыслие. Ну, например, лозунг «Крым – Россия!» уже террористический, поскольку не только может привести к террористическим актам, но уже и привел к ним. Но вот только Аксенов будет бороться не с ним, а с его противоположностью – «Крым – Украина!», хотя ни к каким террористическим актам он еще не привел.

Если исходить из установок указа, то и большевизм, и социал-демократия, и социал-революционеры, и народники, и коммунизм, и большевизм – все это были террористические идеологии и, в историческом аспекте, все их миллионы носителей следовало привлекать к ответственности еще до совершения актов террора. В идеале, любую идеологию, при желании, можно подвести под терроризм и бороться с ней силовыми методами. А в конкретном крымском случае, согласно указу, «носителями террористической идеологии» могут быть признаны все, кто просто не согласен с Аксеновым или Константиновым, Шереметом, Бельбеком, Поклонской и их коллегами по сепаратизму. Скажем, найдет следственный комитет в какой-нибудь библиотеке книги по истории Украины, биографии украинских государственных деятелей, лидеров нации, начиная с 17 века до нынешних дней, – чем не террористическая идеология?

Или обнаружится, что у кого-то хранится книга, трактующая по-своему историю Крымского ханства, – чем не идеология терроризма? Обнаружится нигде в мире не запрещенный украинский флаг, как это было со зданием меджлиса, и сражу же – террористическая идеология, экстремизм. Силовым структурам останется только «принять меры», ведь в указе сказано, что «необходимо разрушить… её носители, а также каналы распространения», а также создавать «механизмы защиты информационного пространства». На днях Сергей Аксенов высокопрофессиональную редакцию телеканала ATR назвал «вражеской», а в следующий раз он назовет ее «террористической» потому, что по указу она «канал распространения» какой никакой, но «идеологии», которую нужно разрушить. И разрушат. И будут оправдываться своим указом и «защитой информационного пространства».

Не зря же там сказано, что все должны выявлять «распространителей… сведений, дискредитирующих Российскую Федерацию». Пишете в газете, обсуждаете по телевидению, что цены высокие, что зарплаты и пенсии низкие, что очереди огромные, что возникли проблемы с поставками продовольствия, а главное, что власть не справляется со своими обязанностями и обманывает людей, – и все это дискредитирует великую Российскую Федерацию, значит ваша деятельность – террористическая. Прокурор, суд, тюрьма…

В связи с этим Крымская полевая миссия по правам человека заявила, что данный указ Сергея Аксенова – «еще один повод для массового ограничения и нарушения прав и свобод в Крыму – свободы слова, права на частную жизнь, права на свободу и личную неприкосновенность, свободы совести и религии».

​Спрашивается, чего же испугались люди, которые на самом деле уже год занимаются в Крыму откровенным терроризмом, и зачем они собрались бороться даже с «идеологией терроризма»? Оказывается, терроризм терроризму рознь. Терроризм Аксенова и Константинова против всего Крыма – это можно, а вот когда все крымчане поняли, что на самом деле сепаратисты их просто обманули, когда люди начинают убеждаться, что все их обещания «золотого дождя» и «манны небесной», как и «высоких российских стандартов» не стоят и выеденного яйца, а значит начинают прозревать – так это уже недопустимая «идеология терроризма».

Если вы думаете не так, как Аксенов, и то, что нравится Аксенову – не нравится вам, то вас очень даже легко можно обвинить в «идеологии терроризма»

Если вы ничего не захватили и никого не убили, то вас сложно обвинить в терроризме, но вот если вы думаете не так, как Аксенов, и то, что нравится Аксенову – не нравится вам, то вас очень даже легко можно обвинить в «идеологии терроризма». Поэтому указ и заточен не на сам терроризм, – не будут же реальные террористы бороться сами с собой! – а именно на «идеологию терроризма», которая так хитро выписана, что в ней легко обвинить каждого несогласного с властью. Аксенов чувствует, что большинство Крыма против него, не поддерживает его, готово выступить против его лжи и против российской оккупации, принесшей Крыму одни несчастья, – вот против этой «идеологии» он и издал указ, и, по его мнению, это уже терроризм. Это еще только «субъективное чувство» Аксенова», но он уже кожей понял, что не согласны с ним много, целые слои крымчан, поэтому и заговорил о «радикализации различных групп населения», а прежде всего молодежи, и о «недопущении их вовлечения в экстремистскую и террористическую деятельность». Испугался, однако, но поздно. «Награда» все равно найдет всех «героев крымской весны».


Валентин Гончар, крымский политолог , специально для Крым.Реалии

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG