Доступность ссылки

Андрей Самброс: Антимайдан в Крыму. Против какой революции будут бороться на полуострове?


Митинг движения «Антимайдан» в Москве 21 февраля 2015 года

Рубрика «Мнение»

На прошлой неделе в Крыму состоялась презентация регионального отделения общероссийского политического движения «Антимайдан», которое возглавляют лидер «Ночных волков» Александр Залдостанов (Хирург), член Совета Федерации Дмитрий Саблин и основатель партии «Великое Отечество» писатель-конспиролог Николай Стариков.

Основная цель «Антимайдана» (как и всех прочих проектов, лояльных к Кремлю) – поддержка политики Владимира Путина в неспокойное время и прямое противодействие «пятым колоннам» российского общества, которые, по мнению организаторов движения, то и дело норовят провести очередную революцию в России или где-нибудь по соседству.

Этот проект был создан в начале января 2015 года. Изначально он был направлен против московских акций российской оппозиции, поддерживающей Алексея Навального во время проведения судебных заседаний по его делу, а точнее – против возможных протестов 15 января (в день предполагаемого вынесения приговора).

Но из-за опасений организации массовых митингов суд над Навальным был перенесен на 30 декабря, а протестные акции оказались крайне малочисленны. Так, 15 января на улицы Москвы вышли только представители самой активной группы поддержки, поэтому тогда информационный повод захлебнулся.

«Антимайдан» был создан и запущен именно под тренд Алексея Навального – самого известного российского оппозиционера

Однако факт остается фактом: «Антимайдан» был создан и запущен именно под тренд Алексея Навального – самого известного российского оппозиционера. Именно его перманентное стремление организовывать акции протеста вынудило сторонников Владимира Путина искать новые форматы политической мобилизации общества, чтобы, так сказать, не отставать от своих оппонентов.

В конце концов, этот проект дошел до Крыма.

Оппозиция оппозиции

Стратегия «Антимайдана» сводится к тому, что представители прокрёмлевских общественных сил (афганцы, байкеры, молодёжные активисты, казаки и специально согнанные под это дело бюджетники) приходят на место проведения оппозиционных мероприятий и попросту их срывают.

Создается давление количеством: антимайдановцы мешают проведению маршей и помогают сотрудникам правоохранительных органов задерживать «провокаторов» – оппозиционных политических активистов.
Также неформальный союз российских патриотических организаций проводит собственные митинги осуждения киевского «Евромайдана». Первый из них состоялся 21 февраля. Но его необходимо расценивать как проверку возможностей движения в тестовом режиме, тренировку на случай, если однажды московскому «Антимайдану» понадобится сыграть всеми своими мышцами.

На общероссийской презентации движения, которая прошла в Белокаменной 16 февраля, её лидеры чётко обозначили, что собираются противодействовать любой силе в РФ, которая захочет повторить украинский сценарий смены власти. При этом организация не будет иметь юридического статуса и, по всей видимости, будет работать от имени юридических лиц союзных гражданских объединений.

«Антимайдан» всерьёз взялся за полуостров и даже собрал несколько митингов на территории республики, где пока не намечалось никаких оппозиционных акций

И если активность нового прокрёмлевского проекта в России вполне понятна, то его живой интерес к Крыму, на первый взгляд, не совсем ясен. «Антимайдан» всерьёз взялся за полуостров и даже собрал несколько митингов на территории республики, где пока не намечалось никаких оппозиционных акций. Кроме того, в сознании крымчан «Майдан» ассоциируется не с митингами оппозиции в Москве, а с событиями, которые происходят в Украине.

Попросту говоря – организаторы движения говорят об одном, а жители полуострова между строк читают совсем другое.

К тому же, не стоит забывать, что во время «Евромайдана» на территории автономии действовало движение «Стоп Майдан», организованное в конце января 2014 года. Но после мартовских событий и фактического перехода Крыма в состав Российской Федерации оно прекратило свою работу. То есть «Майдан» для крымчан остался глубоко в прошлом, а вот тема «Антимайдана» почему-то вновь всплыла.

На этот раз её подняли русские общины полуострова («Соболь», Таврический союз, городские русские общины и т.п.), причём без видимых перспектив и внятных задач. Понятно, что в Москве и больших городах России с довольно большой прослойкой так называемого среднего класса активное антипротестное движение актуально. Но при чём здесь Крым?

Ответ на этот вопрос неоднозначен. Но есть серьёзные поводы полагать, что крымский «Антимайдан» может стать первой официально разрешённой площадкой для критики главы республики Сергея Аксенова и его команды.

Двойные агенты?

Мало кто обратил внимание на то, что среди соучредителей крымского «Антимайдана» значатся Владимир Тюнин и Жан Запрута. Хотя оба политика считаются ярыми российскими патриотами и сторонниками Владимира Путина, они находятся в оппозиции к новой команде власти полуострова – Сергею Аксёнову и Владимиру Константинову.

Ещё в ноябре 2014 года Владимир Тюнин (юрист, председатель русской общины «Соболь») и Жан Запрута (тоже юрист, активист ряда пророссийских организаций, четвёртый номер в списке партии «Патриоты России» на сентябрьских выборах) дали пресс-конференцию, в числе прочего посвящённую и спору вокруг национализации «Крымавтотранса» (компании, контролирующей 62 автостанции на полуострове).
Тогдашние заявления политиков дают ключ к пониманию вектора изменения внутренней политики республики.

Выступавшие прямо называли действия правительства Крыма незаконными. Жан Запрута, представлявший интересы «Крымавтотранса» в суде, упрекал власть в нарушении федерального законодательства в отношении предприятия, чьё руководство всегда поддерживало действия пророссийских активистов на полуострове. Мол, своих же бьёте.

А Владимир Тюнин и вовсе большую часть мероприятия говорил о «хомяках из Партии регионов», сохранивших в своих руках местную власть, и необходимости скорейшего смещения руководства автономии, продемонстрировавшего вопиющую неэффективность.

При этом оба активиста прямым текстом заявляли, что проводить митинги против политики Сергея Аксёнова им не дают, но рты недовольным закрыть не могут (так как они по всем понятиям свои). А значит, рано или поздно критику услышат в Москве и начнут принимать кадровые решения.

Но вся эта история произошла ещё в ноябре. Спрашивается, к чему тут «Антимайдан», если основная цель всех пророссийских активистов в Крыму де-факто уже была достигнута? Основная, но не единственная. Дело в том, что организаторы крымского «Антимайдана» добавили к перечню целей антиоппозиционеров ещё одну – борьбу с коррупцией на местах.

Таким образом, есть все причины полагать, что крымский «Антимайдан» является некой двойной организацией. Внешне он проповедует набор кремлевских ценностей, работает против «болотных», ЛГБТ-активистов, российских оппозиционеров и призраков украинского Майдана.

Для крымской оппозиции всероссийское движение «Антимайдан», которому местные власти просто не могут запретить проведение митингов, – это карт-бланш для прямой политической конкуренции с командой Сергея Аксёнова

Но у этого проекта есть некая внутренняя суть. Для крымской оппозиции всероссийское движение «Антимайдан», которому местные власти просто не могут запретить проведение митингов, – это карт-бланш для прямой политической конкуренции с командой Сергея Аксёнова.
И вот здесь впору задать вопрос о монолитности республиканских властей и их ближайших перспективах.

Трудности перевода

Для Крыма российский «Антимайдан» – явление абсолютно неестественное

​Для Крыма российский «Антимайдан» – явление абсолютно неестественное. С 2011 по 2013 годы, когда в Российской Федерации развивалось протестное движение, полуостров ещё не был включен во внутриполитический процесс соседнего государства. Крым пропустил и «Марш миллионов», и последующее «Болотное дело», потому у местного населения «Антимайдан» вызывает когнитивный диссонанс, щедро сдобренный непониманием российской внутриполитической кухни.

Таким образом, для рядовых крымчан «Антимайдан» может стать только площадкой для проведения «пятиминуток ненависти» и официального порицания врагов русского народа, коими считаются все критики политики Кремля и лично Владимира Путина. На этом его функция, скорее всего, и ограничится.

А вот для местных политиков «Антимайдан» обещает стать настоящим политическим фронтом. В ближайшее время устойчивость позиций и внутренний республиканский суверенитет местной власти будет напрямую зависеть от степени контролируемости этого неофициального движения.

Для местных политиков «Антимайдан» обещает стать настоящим политическим фронтом

Можно предвидеть, что команда Сергея Аксёнова постарается перехватить инициативу в организации мероприятий «Антимайдана», создав собственную структуру из числа представителей подконтрольных общественных организаций.

Но это в любом случае приведёт к возникновению новых противоречий и дублированию структур «Антимайдана». В конечном итоге может возникнуть вероятность того, что в отдельно взятом регионе отчаянная война с революцией приведет к прямо противоположному эффекту. Уж не придётся ли нынешнему руководству Крыма бороться с местным Майданом, организованным антимайдановцами против коррупции на полуострове? Как знать.

Андрей Самброс, крымский политолог, специально для Крым.Реалии

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG