Доступность ссылки

Необъявленная война: крымские журналисты и российские спецслужбы


Дмитрий Сотников

Дмитрий Сотников

Вот мне вдруг стало интересно, что хотят крымские ФСБшники от оппозиционных журналистов. Они ждут славы? Как известно, журналист всегда был и является лучшим другом адвоката. По крайней мере, в России.

Я веду в Крыму дело Костенко. Только благодаря журналистам удалось хоть как-то достучаться до начальника СИЗО-1 Левенца И.Л., который просто вынужден был после широкой компании в СМИ перевести моего подзащитного из пресс-хаты. Думаете, все на этом закончилось? Отнюдь. К моему подзащитному накануне суда 31 марта нагрянула целая делегация «болящих» о его судьбе. Среди них, кроме Левенца, были Богославская С.А. (руководитель аппарата УППЧ по Республике Крым) и некий представитель Эллы Панфиловой из Москвы. И, конечно же, когда они увидели избитого парня со сломанной рукой, первым их вопросом был «КТО ОТ ВАШЕГО ИМЕНИ РАССЫЛАЕТ В ПРЕССУ СТАТЬИ И ДАВАЛИ ЛИ ВЫ НА НИХ СВОЕ СОГЛАСИЕ?!» Вау! Неожиданный вопрос!

Конечно же, горе-адвокат из Москвы, не понимающий, что политические реалии требуют сажать в Крыму невиновных во имя легенды о 49 ронинах-беркутовцах!

У Поклонской фантазии хватает только на легенды

«А вы знаете, что ваш адвокат был снят с самолета из-за амфетамина, который у него нашли?» – задает вопрос один из сотрудников Уполномоченного по борьбе с правами человека. Здравая логика спит. Вот так вот: нашли наркоту, а дело не возбудили. Под конец господа порекомендовали Костенко все признать и молить об особом порядке. У Поклонской фантазии хватает только на легенды.

Так вот, возвращаясь к теме. Журналисты Крыма – последний оплот реальной защиты прав человека. На процессе у каждого своя роль. Роль журналистов – выявлять злоупотребления процессом, освещать их. Я всегда читаю публикации о процессах. Беру на вооружение приемы более опытных коллег, изучаю процессуальные капканы, расставляемые судьями и прокурорами. Да, качественное СМИ способно многое поменять. Со времен Ю. Фучика и до сегодняшнего дня. Пока есть кому рассказать и о чем рассказать. Но, к сожалению, при некоторых режимах писать приходится и кровью.

Сегодня в Крыму идет война спецслужб, необъявленная война. Крымский журналист – стрингер на этой войне. Но иногда этот стрингер бьет лучше снайпера! Судебный процесс является публичным, пока на него пускают журналистов. Судебный процесс является гласным, пока о нем пишут. Все остальное – демагогия. Но какая внутренняя гордость и надежда переполняют меня, когда я вижу людей, которые хотят понять, разобраться, а не просто переписать официальные пресс-релизы прокуратуры! A la guerre comme à la guerre.

Дмитрий Сотников, адвокат

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG