Доступность ссылки

Виталий Портников: Крымским татарам – Крым с вами, а не с ними


Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Я очень хорошо помню Крым без вас. Это детское впечатление, оно самое верное, оно не подводит. Я помню красивую страну без души, страну, в которую не хотелось возвращаться – несмотря на все эти закаты, горы, воздух Массандры и теплое море. Когда я читал «Иудейскую войну» Лиона Фейхтвангера, то подумал, что, наверное, представить себе Израиль без нас можно только в Крыму без вас.

Но это летнее чтение было уже не в Крыму. Я делал все возможное, чтобы это щемящее ощущение пустоты не повторилось более. Так и получилось, что лето, которое у большинства моих ровесников ассоциируется с Крымом, у меня было совершенно другим. Я проводил его на Полтавщине – так я лучше узнал ту Украину, которую не удалось превратить в русскую провинцию, которая всеми своими красками и ароматами сопротивлялась этому чудовищному перевоплощению. И еще – в Латвии, Литве и Эстонии: так я узнал, что такое воля народа к самосохранению и его стремление к свободе.

Любовь гостя никогда не заменит любви хозяина – уж поверьте, что народ, к наследию которого я смею себя относить, знает это лучше, чем какой-либо другой

В Крым я вернулся уже в зрелом возрасте. И вы – вернулись. И я сразу же понял, буквально с первых шагов по вашей земле, чего мне так не хватало. Мне не хватало правды. Мне не хватало любви к своей земле. Мне не хватало ее понимания. Конечно, среди тех, кто поселился в Крыму после его оккупации Российской империей, кто пришел в ваши дома после сталинской депортации, тоже были люди, любившие Крым. Но любовь гостя никогда не заменит любви хозяина – уж поверьте, что народ, к наследию которого я смею себя относить, знает это лучше, чем какой-либо другой.

Философ Макс Даймонт как то написал, что «вся утварь западного мира – греческого изготовления, но сам дом, в котором обитает западный человек, – это еврейский дом». По аналогии с этой мыслью замечу, что в крымском доме немало всякой разнообразной утвари – греческой, итальянской, армянской, украинской, болгарской, русской, караимской, еврейской – но сам дом, в котором обитает житель полуострова – это крымскотатарский дом. И иным это здание не будет уже никогда. Для того, чтобы изменить ситуацию, можно только изгнать вас из Крыма, как это сделал Сталин. Но и тогда этот дом не перестанет быть крымскотатарским, он просто опустеет.

Вы сделали для Крыма самое главное – то, что только и может сделать народ для своей земли. Вы создали его подлинную цивилизацию, вы вдохнули в него душу

Вы сделали для Крыма самое главное – то, что только и может сделать народ для своей земли. Вы создали его подлинную цивилизацию, вы вдохнули в него душу. До вас эта прекрасная страна была лишь цепочкой приморских полисов, живших торговлей – таких знаменитых центров немало по всему Средиземноморью и от многих из них остались лишь руины. Вам удалось главное – придать стране целостность, соединить влажный воздух морских поселков с сухим дыханием степи и прозрачностью гор. Так Крым стал Крымом.

Оккупанты здорово потрудились над тем, чтобы исказить и опорочить вашу историю и память: вы столкнулись с противником, для которого ложь всегда была доблестью, чужое – своим, запустение – процветанием. Для тех, кто пришел после вас, Крым уже не был ни землей, ни страной. Он был дачей и базой – большей пошлости по отношению к этому сложному и красочному миру невозможно себе даже и представить. Самое страшное – они привычно не чувствовали и не чувствуют этой пошлости, ставшей основой их укоренения на чужих землях. Они выдавливали вас, не понимая, что разрушают Крым. Они депортировали вас, не ощущая, что убивают Крым. Они, кажется, привыкли к этой жизни на пепелище чужих душ. Но им не победить, потому что невозможно заместить пустотой ту наполненность, которую вы придаете Крыму, то чувство влюбленности и жертвенности, которую вы сообщаете. Крым был с вами, пока вы были в изгнании – я могу и не напоминать вам об этом, каждый из вас это чувствовал. Крым и сегодня, в черные дни их новой подлой оккупации – с вами, а не с ними. Да, на их стороне – армия, полиция, чиновники-предатели, запуганное и дезориентированное общество. А на вашей – горы, море, ждущая украинской воды степная земля, налитые соком виноградники и прибрежные камни. Каждая песчинка, каждый утес, каждый камешек, каждый луч света, каждая звезда на крымском небе, каждая капля росы на рассвете – с вами, а не с ними. Можно ли победить саму природу с помощью ржавых посудин, чиновничьей демагогии, лживых телеканалов? Да никогда. Ни природу, ни историю победить невозможно – а они на вашей стороне. И их страх – это не просто страх перед вами. Это страх перед необратимостью краха и возмездия.

Я не собираюсь говорить, что Крым обязательно будет вашим. Что за глупости! Он и так – ваш, и вы это знаете

Я не люблю пустых обещаний и не собираюсь говорить, что Крым обязательно будет вашим. Что за глупости! Он и так – ваш, и вы это знаете. Крым принадлежит тем, кто его любит, и отторгает тех, кто пытается цинично его использовать. Тот, кто дал вам эту прекрасную и трудную землю, тот, кто одобрительно улыбался, когда вы обустраивали и меняли ее, тот, кто строгим взглядом может оценить неповторимость крымского пейзажа лучше каждого из нас, все еще стоит в задумчивости перед своим мольбертом.

Виталий Портников, киевский журналист, обозреватель Крым.Реалии

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG