Доступность ссылки

Павел Казарин: Для чего на самом деле нужны санкции против России?


Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Есть такое общее заблуждение, что западные санкции в отношении России – это чуть ли не рычаг для смены режима. Причем считают так и в России, и в Украине. Хотя, на самом деле, все обстоит совершенно иначе.

Каждая новая социология, которая демонстрирует поддержку россиянами политики Владимира Путина, вызывает в Украине бурю эмоций. Мол, западные санкции провальны, россияне в Кремле разочаровываться не спешат, а потому «зрада» и «нассливают».

Западные санкции – они не про майданы

Чисто эмоционально такую реакцию можно понять, зато рационально она не выдерживает никакой критики. Потому что санкции против российской экономики вводились совершенно не для того, чтобы устроить в Российской Федерации революцию или дворцовый переворот. Опыт Ирана или Кубы показал, что санкции позволяют руководству страны эксплуатировать тему «осажденной крепости» и увеличивать срок жизни режима. И Россия в этом смысле не исключение.

Западные санкции – они не про майданы. Их роль совсем в другом – ослаблять и обескровливать.

Если какая-то страна начинает угрожать существующему миропорядку, то оптимальное решение – это ослабить ее экономику и сделать так, чтобы ее влияние не выходило за пределы ее границ. Если какая-то страна использует имеющиеся у нее ресурсы для войны, то естественной реакцией соседей будет стремление сократить количество доступных такой стране ресурсов.

И только.

В 1960-м году США ввели против Кубы санкции, которые впоследствии переросли в полноценное торговое эмбарго. Американским гражданам и компаниям было запрещены совершать любые операции с Гаваной, под удар попали кубинский экспорт и суда, заходившие в порты острова. Регламентировалось даже количество средств, которое могли тратить на Кубе американские туристы. В конце декабря 2010 года по официальным данным Гаваны ущерб от санкций за 50 лет с учетом инфляции составил $975 млрд.

В итоге мы можем сколько угодно хвалить кубинские пляжи, носить майки с профилем Че и расхваливать местные сигары, но факт остается фактом – современная Куба является небогатым государством, не играющим никакой субъектной роли в регионе. Ее шанс на развитие оказался утрачен, влияние нивелировано, а экономика – ослаблена. Да, семья Кастро не утратила своей власти, она продолжает руководить островом, но все это вторично.

Санкции – инструментальны. Они не выведут сотрудников заводов на антикремлевские демонстрации, они всего лишь обескровят ту систему, которая полтора года назад уверовала в собственную вседозволенность

Санкции – инструментальны. Запрет на военно-техническое сотрудничество с российскими военными концернами не выведет сотрудников этих заводов на антикремлевские демонстрации. Ограничения на поставку технологий для добычи нефти не приведет к забастовкам. Запрет на кредитование российских госкорпораций не форсирует передачу власти в Российской Федерации. Они всего лишь обескровят ту систему, которая полтора года назад уверовала в собственную вседозволенность.

И если вы хотите понять, работают санкции или нет, читайте не социологов, а экономистов.

Павел Казарин, обозреватель Крым.Реалии

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG