Доступность ссылки

Долгая дорога домой


Таманский поход 1987 года

Начало истории о событиях 1987-го года описаны в материале Страницы крымской истории. «Полагали бы целесообразным принять некоторые решения по проблеме крымских татар».

Наступление «новой исторической эпохи» – перестройки – никоим образом не изменило позицию руководства Крыма относительно возвращения крымских татар на историческую родину. Как и в предыдущие десятилетия, Крымский обком отчаянно этому противился…

Вот лишь один из документов, иллюстрирующий позицию крымских властей, – информация в Центральный Комитет Украины секретаря Крымского обкома партии Андрея Гиренко от 25 ноября 1987 года.

Информация Крымского обкома 1987 Архив автора
Информация Крымского обкома 1987 Архив автора

События в документе излагаются по апробированному сценарию «застойных» лет. Главный удар нацелен по «экстремистам из числа крымских татар» – воплощению поистине вселенского зла, вносящего смуту в крымский миропорядок. Светлые силы в партийном циркуляре олицетворяют, разумеется, местные партийные и советские органы: «Партийные и советские органы области продолжают работу по противодействию автономистским устремлениям экстремистов из числа крымских татар, направляя усилия на укрепление чувства национального единства всех наций и народностей, недопущение ущемления законных прав и интересов крымских татар в вопросах переселения, прописки, трудоустройства, купли-продажи домовладений, вовлечение лиц этой национальности в активную трудовую и общественно-политическую деятельность».

Для решения этих вопросов, говорится далее в документе, при обкоме, горкомах и райкомах партии, созданы группы содействия Государственной комиссии, а при исполкомах Советов народных депутатов – группы по оперативному рассмотрению всех практических вопросов, поднимаемых «гражданами татарской национальности». Повсеместно проведены беседы с членами семей крымских татар. Более полно, удовлетворяются их культурные запросы. Желающим оказывается помощь в изучении крымскотатарского языка. Но при этом – «укрепляется паспортный режим». «В результате предпринятых мер удалось предотвратить ряд крупных экстремистских акций, в том числе намечавшихся на 18 октября и 7 ноября текущего года. В среде лидеров так называемого крымско-татарского движения произошел раскол. От явной экстремистской деятельности отошли некоторые представители старшего поколения».

Далее в документе представитель крымской партийной власти отмечает, что с 1 июля по 20 ноября 1987 года в Крым прибыло 1525 крымских татар. Из них 713 человек прописаны в приобретенных домовладениях, остальные 812 ведут активный поиск жилья, «имея намерение закрепиться преимущественно в курортной зоне».

Итог документа: учитывая вышеизложенное, а также то, что действующее законодательство не дает ответов на вопросы о регулировании прописки граждан, прибывающих в область на постоянное место жительства, и не содержит эффективных мер воздействия на нарушителей паспортного режима, в Государственную комиссию по рассмотрению вопросов, поднимаемых в обращениях граждан из числа крымских татар, в Совет Министров СССР и Совет Министров Украинской ССР внесено предложение о необходимости ускорить принятие решения об образовании в Крыму курортной зоны и определения ее статуса.

Рефат Куртиев
Рефат Куртиев

«При этом считаем крайне необходимым установить, чтобы лица, прибывающие в курортную зону Крымской области в неорганизованном порядке и проживающие без паспортов, по недействительным паспортам, без прописки или регистрации, несмотря на наложенное на них административное взыскание за нарушение паспортных правил, по решению исполнительных комитетов городских, районных и районных в городах Советов народных депутатов удалялись из области органами внутренних дел».

Идя навстречу «пожеланиям» Крымского обкома, а также выполняя постановление ЦК КПСС, проект которого был подготовлен комиссией Андрея Громыко, 24 декабря 1987 года Совет министров СССР принял постановление о «временном ограничении прописки для вновь прибывающих» в ряде городов и районов Крыма: городах Алуште, Евпатории, Керчи, Севастополе, Симферополе, Феодосии, Ялте и поселках, находящихся в их административном подчинении, в Бахчисарайском, Ленинском, Раздольненском, Сакском, Симферопольском, Судакском и Черноморском районах. Прописка была ограничена также в ряде мест Краснодарского края – в местах традиционного расселения крымских татар. Одновременно было объявлено о проведении оргнабора рабочих в Крым (около 50 тысяч человек) из числа жителей УССР и РСФСР.

Таким образом, власть в очередной раз продемонстрировала, что не намерена менять основной курс относительно проблемы крымских татар, и пойдет лишь на незначительные уступки.

Контакты крымских татар с официальными представителями в этот период были не очень успешными. С 24 сентября 1987 года в Москве находилась депутация активистов национального движения, добивавшаяся встречи с Михаилом Горбачевым. В приемной ЦК КПСС им было заявлено, что ЦК их вопросом не занимается. Делегацию принял лишь один из членов государственной комиссии, да и то лишь затем, чтобы предложить им разъехаться.

26 сентября 1987 года председатель инициативной группы из Новороссийска, коммунист, полковник запаса Рефат Куртиев общался с заведующим приемной Президиума Верховного Совета СССР Колесниковым, который сообщил ему слова Горбачева о том, что крымскотатарский вопрос будет решен «на основе ленинских принципов».

Как обычно, повышенное внимание официальные инстанции уделяли активистам движения. По их мнению, именно они были главными зачинщиками «беспорядков».

Сабрие Сеутова
Сабрие Сеутова

3 октября 1987 года в Самарканде была задержана Сабрие Сеутова, участница московских акций 1987 года, – на том основании, что машина, в которой она ехала, якобы совершила наезд на пешехода. Вскоре выяснилось, что наезда не было. В этот же день машина Сеутовой была вновь задержана – на сей раз «по подозрению в убийстве». После резких протестов со стороны Сеутовой ее отпустили. Через несколько дней в сопровождении милиции ее доставили в прокуратуру УзССР. Сеутовой было сделано официальное предостережение в связи с возможными демонстрациями 18 октября 1987 года. 26 октября 1987 года Мустафа Джемилев, Решат Джемилев, Фуат Аблямитов и Эскендер Фазылов в Ташкенте были вызваны в прокуратуру УзССР.

Во время четырехчасовой беседы, в которой участвовал также министр внутренних дел УзССР Рахимов, вызванным – как «лицам, имеющим влияние на свой народ» – было предложено обратиться к народу с призывом отменить митинги и демонстрации в предпраздничные дни («чтобы не было жертв с обеих сторон»). Они отказались это сделать.

Таманский поход 1987 год
Таманский поход 1987 год

7 октября 1987 года началось мирное шествие крымских татар из Тамани в Симферополь, которое предполагалось закончить 18 октября, в день 66-летия образования Крымской АССР. Участники шествия (около 2000 человек) должны были за 12 дней пройти приблизительно 250 км по территории Краснодарского края и Крыма.

На 7-м километре от Тамани дорогу им преградили отряды милиции, которые образовали вокруг них оцепление. Из оцепления удалось вырваться лишь около 200 человек. Задержанных участников шествия избили и заперли в клубе села Приморское. На многих надели наручники. Около полутора тысяч крымских татар из Тамани и близлежащих селений пришли выразить им поддержку. Через несколько часов все задержанные были освобождены и высланы по месту жительства (в том числе в Узбекистан). 14 человек были административно арестованы на короткие сроки.

По дороге из Тамани до порта Кавказ были установлены семь милицейских постов с металлическими заграждениями. Территория Темрюкского района Краснодарского края, где проходит дорога к порту Кавказ, патрулировалась вертолетами. 16 октября 1987 года была прервана телефонная связь между Ташкентом и Крымом; запрещен въезд и выезд из Крыма автотранспорта, ограничено «передвижение и сосредоточение туристских групп». Машины останавливали, у водителей проверяли документы; крымских татар высаживали и задерживали.

На 11 часов утра 18 октября 1987 года в городах Крыма активисты движения назначили митинги. В Симферополе на митинг смогли прийти лишь несколько человек, остальные были превентивно задержаны дома или на работе…

(Окончание следует)

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG