Доступность ссылки

Как изменилась украинская армия с момента аннексии Крыма


Максим Колесников, сотрудник проектного офиса реформ Министерства обороны Украины

Уходящая с полуострова украинская армия. Вот последнее воспоминание крымчан о ней. Вообще события февраля-марта 2014 года стали лучшей иллюстрацией для старой максимы, что, если вы не кормите свою армию, вы начинаете кормить чужую. 23 года Украина вела дискуссии, нужна ли ей армия или нет. Ведь у нас есть Будапештский меморандум и с кем нам воевать. Но полтора года назад мы избавились от иллюзий, и теперь осталось избавиться от «рудиментов» этих иллюзий. История про Министерство обороны – это история про то самое ведомство, которое является гласным лидером в вопросе модернизации. Но способен ли человек, не погруженный в реальность Министерства обороны, заметить эти изменения? В студии – сотрудник проектного офиса реформ Минобороны Максим Колесников.

Радио Крым.Реалии/ Украинская армия: Испытание войной
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:29:47 0:00

Насколько ощутим путь, который армия прошла за последние полтора года?

– Он драматично ощутим для всей страны, которая интересуется. Скажем, из Крыма уходила УПА – Українська паперова армія. Она собственно и ушла, потому что была «паперова», которая не умела воевать, куда шли люди, не готовые заниматься службой. Сейчас же армия совсем другая. Это армия воевавшая, это армия, которая прошла через победы, поражения, успехи. Армия, которая готова воевать, и в ней служат люди, которые готовы защищать свою страну.

– Любая армия складывается из нескольких компонентов. Люди на передовой – это самая важная составляющая, безусловно, но не менее важным является тыл. И проектный офис реформ как раз занимается тем, что начинается сразу за «спиной бойца».

– Безусловно, потому в проектном офисе реформ в основном гражданские люди, которые помогают военным тем, что создают им возможность для службы. Это необходимо, потому что без тыла армия существовать никак не может. Потому что нужна еда, нужны боеприпасы, медикаменты и т.д…

– Проектный офис реформ также занимается медициной, инфраструктурой. У нас на связи крымчанин Максим Масайчук, он боец батальона «Айдар». Максим, как изменилась Министерство обороны Украины за то время, пока ты имеешь возможность наблюдать изнутри?

Я думаю, в течение нескольких лет, если не будет войны, мы создадим полноценную европейскую армию и сможем вернуть как Донецк и Луганск, так и Крым
Максим Масайчук

– Ну, во-первых, мы сумели создать из массы добровольцев вполне боеспособную армию европейского типа, которая может дать отпор агрессору, а в случае развития событий даже наступать. Мы получаем новую боевую технику, проходим боевые учения, и период перемирия не бесследно сказывается на нашей боеспособности. Я думаю, в течение нескольких лет, если не будет войны, мы создадим полноценную европейскую армию и сможем вернуть как Донецк и Луганск, так и Крым.

– Понятно, что реформы идут по разным отраслям с разной скоростью. В каких вопросах они лидируют по темпам, а в каких отстают?

– Что касается техники, то мы в принципе движемся в ногу с потребностями, но с реорганизацией системы иерархии власти есть большие отставания. Мы видим что генералы, ответственные за серию военных трагедий прошлого года, они мало того что не наказаны, так еще и остаются на своих постах.

– Спасибо за информацию. Максим, вот на уровне тыловой, повседневной жизни солдат, чем занимается проектный офис реформ?

– У нас четыре направления. Первое – экономическое. Реформа системы закупок, складской учет, учет армии в общем. Приведем пример. Раньше учет материальных, технических ценностей, экипировки солдат (форма, берцы) шел на бумаге, при выдаче было 3 документа, справка-заказ и т.д… Все было в бумажном виде, подшивалось, отвозилось на склады, не было компьютеров, не было защищенной сети интернет. Были счеты и, возможно, калькуляторы. Сейчас ведется «пилотный проект» по базе части. Учитывается, что есть и пытаются свести их с нормальными принципами учета. Согнать их в программу САП, которая внедрена в рамках «пилотного проекта». Проанализировать все необходимые доработки, сколько лицензий нужно. Потом поставить систему на вооружение и в армии наконец-то появится электронный учет.

– Это одно направление из четырех?

– Да. Еще с чем приходится часто сталкиваться сегодня – изменение норм и стандартов обеспечения военнослужащего. Проводится очень много работы, разработаны 70 технических условий, каждое включает несколько технических изделий в обеспечении солдата. Столкнулись с тем, что создали все технические условия, даже положили на склад. Но старшина в части не знает, что лежит на складе, не знает, что может заказать, а склад не может просто так ему все отправить. Так как в старой системе комплекты отправляются раз в год. Сейчас же создан волонтерский штаб, который решает проблему «последнего километра». Они ездят по частям и альтернативным способом передают в тылы и на склады, что нужно отправить на передовую. Мы хотим эту проблему побороть системно. Мы хотим ввести единую карточку солдата, с помощью которой он будет понимать, что у него сейчас выдано и что у него на учете. И когда у части не хватает формы, это будут видеть в автоматическом режиме.

– Как меняется снабжение украинского военнослужащего? Ведь сложно не только получить, сложно и списать.

Все эти нормы созданы в советское мирное время. Тогда выдать один бушлат на три года считалось нормой. Сейчас же форма – это расходный материал
Максим Колесников

– Конечно, существуют нормативные документы, которые не менялись еще с советских времен. Система списания также существует с советских времен и связана с нормой, что и на какой период положено бойцу. Все эти нормы созданы в советское мирное время. Тогда выдать один бушлат на три года считалось нормой. Сейчас же форма – это расходный материал. Например, в британской армии положено 3 комплекта на сезон во время активных боевых действий. Мы хотим прийти к таким же стандартам. Также, тот же условный бушлат может попасть под обстрел «Града», сгореть, и мы должны списать его в автоматическом режиме. Определенная система уже работает. Но все еще существует в бумажном виде и часто не доводится до людей. А вот система автоматических карточек поможет решить эту проблему. Также один из важных аспектов – питание. В одной из частей Львова работает эксперимент по системе питания. Там карточка точно также привязана к питанию военнослужащего.

– У нас на связи основатель волонтерской группы «Вернись живим» Виталий Дейнега. В самом начале боевых действий именно волонтеры привозили все самое необходимое и фактически содержали армию. Виталий, как изменилась волонтерская роль за последние полтора года?

– Изменилась следующим образом. Благодаря волонтерам наша армия получила преимущество в ночном бою. Второе – она получила техническое превосходство.

– А насколько справедлива точка зрения, что сегодня ушла потребность волонтеров поставлять консервы и ввелась потребность к высокотехнологическим решениям, которые пока в государстве не рассматриваются?

Волонтеры, какие серьезно собираются изменить ход войны, они консервами практически не занимались
Виталий Дейнега

– Волонтеры, какие серьезно собираются изменить ход войны, они консервами практически не занимались. Эти проблемы были в мае месяце 2014 года. Потом глобальных проблем с питанием не было. Сейчас волонтеры, несмотря на сворачивание боевых действий, не прекращают активности. Скоро зима, будем возить теплые вещи, но в основном мы будем заниматься тепловизорами и приборами ночного видения. Это мы говорим о материальном обеспечении, если говорим о более техничной стороне, то мы сотрудничаем с государством. Появились возможности сделать масштабные проекты: проекты по подготовке, возможность нанимать инструкторов самого высокого класса, возможность современного управления оружием. Также мы занялись психологией. Мы должны находить специалистов, давать им юридический статус и отправлять в зону боевых действий.

– Спасибо, Виталий. Максим, если говорить о векторе движения. Сколько времени потребуется для того, чтоб реализовать те задачи, которые вы ставите в проектном офисе реформ?

– По графику проектов для большинства из них – это 2-3 года, потому что армия большая, а бюджет государства небольшой.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG