Доступность ссылки

Обыски в Крыму: попытка запугать несогласных или «отжать» бизнес?


Осман Пашаев

На полуострове на предприятиях и у людей, которые имеют непосредственное отношение к Ленуру Ислямову, прошли обыски. Ленур Ислямов – это тот самый бизнесмен, который является одним из инициаторов акции по товарной блокаде Крыма, которая стартовала 20 сентября. Что предшествовало обыскам и почему под пристальное внимание ФСБ угодил именно Ислямов? В студии – журналист Осман Пашаев.

Радио Крым.Реалии/ Обыски у владельца и сотрудников телеканала АТR
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:24:47 0:00

Есть старый анекдот, который очень хорошо отражает сегодняшнюю ситуацию: «В Москве в советское время человек выходит на Красную площадь, его сразу же «свинчивают» кгбешники, привозят в отделение милиции, разворачивают плакат, который он еще не успел развернуть – а он чист, ни одной буквы. Его спрашивают: «А что ж ты на плакате ничего не написал?». Он отвечает: «А что ж тут писать – и так все понятно». Осман, насколько все это было ожидаемо?

Президент мог бы высказаться по этому поводу, в конце концов, обыск проводится у Лили Буджуровой дома, а это небезызвестный журналист для всей Украины

– Не сочти это обидой, но эта тема практически осталась незамеченной для киевской журналистской тусовки. Павел Шеремет что-то написал, Виктор Трегубов что-то перепостил, и на этом все. Тема осталась для людей с бывшей Черноморки, с АТR, Крым.Реалии, здешних околокрымских сайтов – и все. Хотя и Президент мог бы высказаться по этому поводу, в конце концов, обыск проводится у Лили Буджуровой дома, а это небезызвестный журналист для всей Украины. Хотя бы министр информации мог выйти с заявлением. Очень важно, когда люди пишут: а чем мы можем помочь? Очень важно – заявить, выразить поддержку. Сейчас, спустя 40-50 лет, очень интересно читать, кто в годы советской власти высказывался в поддержку крымских татар и как. Их были единицы, диссиденты – Петр Григоренко, Илья Габай, – но они были. И это сохранилось. Вот и сегодня очень важно, чтобы и со стороны власти, и со стороны тусовок общественности (хотя не люблю это слово)… Для этой общественности Крым – это уже что-то, происходящее в России…

– Что-то вынесенное за скобки… Более того, сообщения о происходящем в Крыму появлялись в тех украинских средствах массовой информации, где редакторами работают крымчане. В частности, новость была продублирована «Украинской правдой» или на «Левом берегу», где Андрей Яницкий работает. Это действительно маркер, потому что сейчас Украина не жалуется на дефицит новостей, особенно, в связи с последними событиями в Днепропетровске и противостоянием, условно говоря, коллективного Коломойского и коллективного Порошенко, но, тем не менее, это более чем показательно. А вообще, сейчас после появления новостей все заговорили об активах, в частности, Ленура Ислямова и, в первую очередь, о телеканале АТR. Собственно, крымское подразделение АТR – здание, активы, люди работают – чем оно занималось с момента неполучения лицензии, как оно работало?

– АТRовцы перешли в продакшн-студию, производили неполитический продукт, например, утренний эфир «Saba Erte ATR-de», исторические программы или, например, «Крымский репортер», который стал больше лайфовым вариантом, и то нелегко было его снимать. Люди занимались этим, они не нарушали российских законов, на это не нужна лицензия – продакшн-студия не вещает, она производит продукт и передает его на определенных условиях, например, в Киев, и может передавать куда угодно. И когда проводится обыск, извлекается оргтехника у главного редактора этого продакшена Лили Буджуровой – что вы там хотите найти? Это акция устрашения дальнейшего и зачистки – то есть вы работать не будете ни в каком виде. Даже с птичками, собачками, родным языком, – работать не будете, вы неблагонадежны.

– Есть еще одна точка зрения: что это не только и не столько акция устрашения, сколько акция по «отжиму». Потому что существуют привлекательные активы. Я говорю эмпирически, потому что не знаю, какая техника в каком количестве там осталась в Крыму. Однако в свое время, когда происходили первые истории про неперерегистрацию АТR, когда раз за разом возвращали ему документы, которые снова отправлялись для того, чтобы получить лицензию – многие говорили о том, что это может быть у кого-то из крымских ребят попыткой на политической волне «отжать» такой лакомый имущественный кусочек. Тем более, что канал АТР в Крыму был самым оснащенным, с самой лояльной аудиторией…

Ленур Ислямов дал все поводы своей гражданской позицией

– Ты симферополец и помнишь территорию, где находился АТR – это территория транспортной компании «СимСитиТранс». С хорошим современным зданием, специально выстроенным под те технологические потребности, которые были у компании в 2000-е годы, в логистически удобном месте. Ну вот, есть повод… Честно говоря, Ленур Ислямов дал все поводы своей гражданской позицией. Когда говорят, что у «СимСитиТранс» есть долги… я ничего не знаю о «ДжастБанке», он появился, когда я уже не мог появляться в Крыму. А «СимСитиТранс» – это маршрутные такси, о каких долгах может идти речь?

– Что касается телеканала АТR и его крымского подразделения, когда все это начало происходить, у меня было такое ощущение, что люди, работавшие там, оказались перед дилеммой: либо вы переезжаете в Киев и берете на себя все риски, связанные с невозвращением на полуостров, либо вы остаетесь в Крыму, но получаете запрет на профессию. Правильно?

– Люди, которые работают в Киеве, пока еще (постучим по дереву, чтоб не сглазить) въезжают в Крым. Есть список неблагонадежных, которые сами понимают, что им не надо ездить. Например, если по каким-то уголовным делам проходят свидетелями. А по всем остальным людям не было каких-либо репрессий до последнего времени. Следующий шаг, возможно, – не впускать в Крым вообще никого, кто работает на украинских медиа.

– За последний год я очень остро осознаю, насколько у меня сократилось пространство невозможного. То, о чем я бы еще полгода назад сказал: нет, ребята, вы перегибаете палку, так, скорей всего, не случится, так не поступят, – то сегодня я понимаю: может случиться все что угодно. По поводу реакции официального Киева на события, которые весь день происходят в Крыму – это классная тема. Я понимаю, что у официального Киева и у украинских силовиков очень мало на сегодняшний день практически нет никакого ресурса, чтобы влиять на то, что происходит на полуострове. И тем не менее – может, все-таки что-то можно сделать?

Мы связались с первым заместителем прокурора Автономной Республики Крым при генеральной прокуратуре Украины Назаром Холодницким. Скажите, планирует ли как-то прокуратура АРК реагировать на те новости, которыми мы все сегодня стали свидетелями?

Назар Холодницкий
Назар Холодницкий

– Я немного слушал ваш эфир. Во-первых, поддержка, по крайней мере, от меня лично, есть – всех крымских татар и всех украинских патриотов в Крыму. Которые сейчас, фактически, на линии огня с оккупантом, который захватил наш полуостров. Пока эта поддержка на словах, но мы в то е время делаем все, что мы можем сделать, исходя из наших ограниченных методов.

Во-вторых, мы мониторим все события, которые произошли сегодня и происходят, и реагируем в рамках закона, которые нам выписаны. То есть мы начинаем уголовное производство по этим фактам. На прошлой неделе мы начали уголовное производство по факту угрозы Рефату Чубарову, в связи с эти «заочным» арестом так называемого Киевского районного суда в Симферополе. Сегодня нами начато производство по факту незаконного обыска, незаконного проникновения в жилье родителей Ленура Ислямова, родственников, не только его – тех журналистов, которых Вы упоминали. Мы накапливаем этот материал, и я надеюсь, что рано или поздно каждое уголовное производство, которое мы начинаем, будет завершено и доведено до того логического завершения, и будет приговор суда и виновные лица будут наказаны в соответствии с Уголовным кодексом.

– Обыски на предприятии «СимСитиТранс» или на телеканале, связанные со всеми активами, которые принадлежат Ленуру Ислямову – бизнесмену и гражданскому активисту, одному из идейных вдохновителей гражданской товарной блокады Крыма – они были на самом деле закономерны и ожидаемы. Вопрос был только в том – почему они раньше не произошли. И у многих выстраивались самые разные конспирологические версии – почему человек, который борется с российским суверенитетом в Крыму, под внимание российских силовиков еще до сих пор особенно не попадал. В этом смысле у меня больше вопросов к государству… Государство либо говорит: мы считаем, что товарная блокада Крыма незаконна, уходите оттуда, иначе мы пригоняем милицию и вас оттуда снимаем. Либо оно говорит: раз мы не торгуем с оккупированными районами Донбасса и не торгуем с аннексированным Крымом, тогда мы вашу гражданскую акцию собственно узакониваем и вам уже не надо сидеть и мерзнуть на Чонгаре. Здесь есть какие-то подвижки, чтобы государство, наконец, определилось: крестик или трусики?

– Я не вижу.

– А те люди, которые инициировали блокаду? В частности, Рефат Чубаров, Ленур Ислямов?

– Насколько я знаю, они тоже не видят.

– С чем это связано? С одной стороны мы слышим Петра Порошенко, который вроде бы не осуждает, как бы латентно поддерживает всю эту ситуацию. Вроде милиция в Херсонской области не мешает, и даже способствует. У тебя есть какое-то объяснение?

Без содействия и таможенных, пограничных служб и милиции – этого бы не было

– Я думаю, что без содействия и таможенных, пограничных служб и милиции – этого бы не было. Если они полностью содействуют, значит, здесь фактически «отмашка» из Киева – поддерживать эту акцию. Но почему она не переходит в законодательное русло? Возможно, это часть какой-то большой игры, в которой она должна выглядеть как гражданская акция, где не будет формальных запретов на работу с территорией, но где все будет переходить в ручной режим. Ручником, инструментом, являются люди, которые, организовали гражданскую акцию, это Ленур Ислямов, Рефат Чубаров. И тогда логично, что возбуждение этих уголовных дел… Смотри, мы же не будем считать Аксенова и Поклонскую совсем идиотами? Да, мы можем, конечно, сидеть здесь в Киеве и издеваться над ними, но совсем идиотами их считать нельзя. Люди, которые говорят, что блокада практически не повлияла на номенклатуру продуктов или состояние полок в магазинах, правы, потому что никакого дефицита товаров в Крыму нет. Цены выросли, но дефицита товаров нет. С другой стороны, если возникают уголовные дела в отношении Ислямова и Чубарова как людей, которые совершают действия, направленные против Российской Федерации, возможно, эта блокада действительно осложняет жизнь. Осложняет жизнь чем? Ожиданием следующих этапов – энергетических непонятных взрывов, которые были, и возможным отключением электроэнергии? Эти люди в Крыму, которые возбуждают дела против Ислямова и Чубарова, понимают, что это все согласовано с самой верхушкой. И уголовные дела возбуждаются сейчас против инструментария.

– И, кроме того, я думаю, что те люди, которые возбуждают дела в отношении блокады Крыма, они прекрасно понимают, что полк «Азов», который находится на административной границе между Херсоном и Крымом, он особо не уязвим. И руки российских силовиков до них точно не доберутся. А вот те гражданские активисты из числа крымских татар, участвующие в гражданской блокаде, они, разумеется, довольно уязвимы. Я думаю, что это попытка если не посеять сомнения, то поколебать решимость. По твоему ощущению, есть у людей, которые там стоят на границе между Херсоном и Крымом, усталость, падение пассионарности? Долго ли они готовы эту акцию продолжать?

– На данный момент этого никто не понимает. Я думаю, снижение пассионарности и какое-то уныние сопровождало и Майдан (в декабре, в январе и даже в феврале). Когда акция начинается и люди выходят и заявляют, что для них это бессрочно… Очень многое зависит, конечно, от лидеров. Я не знаю, что будет дальше, во что это превратится и как будет развиваться, мне пока непонятно.

– Есть еще одна важная тектоника, о которой мы не говорим. Да, на номенклатуре продуктовой в Крыму акция сказалось весьма опосредованно: да, есть рост цен, сокращение ассортимента, но непринципиальное. А вот другой, более важный аспект связан с северо-крымскими городами – Армянск и Красноперекопск, – потому что это абсолютные моногорода, все население которых работает на заводах «Крымский титан» и «Крымская сода». Завод «Крымский титан» целиком и полностью зависит от поставок продукции с территории материковых областей Украины и, собственно, был завязан на эти территории, откуда эта продукция ввозилась. И сегодня, когда он переводит своих сотрудников на неоплачиваемые отпуска или сокращенные рабочие дни с сокращением зарплаты – это особенно важная проблема, о которой незаслуженно мало говорится.

Что касается химических активов в Крыму, химических предприятий, безусловно, очень эффективна

– В этой части эффективной оказалась блокада. Что касается химических активов в Крыму, химических предприятий, безусловно, очень эффективна. Мое мнение: я вообще за остановку этих предприятий и за исчезновение их – и «Титана», и «Соды». Потому что, то что произошло с Сивашем за последние 10-20 лет, – его опреснение и его заболачивание полное, – это исключительно «заслуга» этих двух предприятий. Не было бы счастья, да несчастье помогло: оккупация, а в ответ на нее – вот эта блокада, если она приведет к развалу этих двух предприятий, это важно для экологии Крыма. А что касается экологии, – для меня она важнее экономики.

– Тут вопрос, не только в экономике, но и в социалке. Это как история про Российский город Пикалево, в котором если останавливается завод, то останавливается по большому счету вся жизнедеятельность города. И что делать с Армянском, если Дмитрий Фирташ решит остановить производство на «Крымском титане», – это большой вопрос, на который, наверное, ни у кого нет ответа.

– Расформировать город.

– Это настолько масштабное событие, что я даже не знаю, есть ли у нас опыт и на что опираться. И как это вообще может происходить – расформирование города. На мой взгляд, история про уголовные дела, которые открыты за блокаду Крыма – это создание универсальной «дубинки» для российских силовиков, которые могут теперь любого человека вытягивать на допрос. Понятно, что до Ленура Ислямова и Рефата Чубарова российские силовики не доберутся. А любой другой человек, который пересекает границу на Чонгаре между Херсоном и Крымом – свидетель блокады, его всегда можно вызвать. А кто там вообще всем администрирует, а кто там самый главный, а ну-ка расскажите. Такая оптимизация усилий российских силовиков в Крыму – универсальное дело, по которому можно, чтобы не возбуждать всякий раз новое дело, в рамках существующего кого угодно дергать. Мы будем следить за тем, как развиваются события.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG