Доступность ссылки

Крым в тени Минска


Карикатура Евгении Олейник

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

С официальным визитом в Украине побывала глава европейской дипломатии Федерика Могерини. В ходе встреч с руководством страны и лидерами крымских татар он заверила, что ЕС никогда не признает аннексию Крыма, санкции против России продолжат, а сроки их действия увязывают с реализацией Минских договоренностей.

Некоторым может показаться, что вопрос захваченного полуострова является второстепенным. Среди украинских ура-патриотов, готовых во всем найти «зраду», нередко бытует мнение, что Крым вынесли за рамки политического процесса. Масла в огонь публичной дискуссии подливает и официальный Киев, который с прошлого года не разработал стратегию по возвращению территории или даже ее подобие. Россия подвергается экономическому и дипломатическому давлению по линии Минских договоренностей, в которых аннексированный полуостров не упоминается вообще. Дабы избежать кривотолков и неверных выводов, указанный вопрос следует детализировать.

Владимир Путин упорно продолжает игнорировать призывы ЕС к мирному урегулированию конфликта, рассматривая любой компромисс со стороны Киева или западных стран как проявление слабости

Во-первых, Могерини не сказала ничего нового в отношении России. Европейские политики с осень прошлого года неоднократно говорили, что санкции могут ослабить. Она еще в октябре 2014 года выступила с таким заявлением. Каждый раз ставилось условие: прекращение стрельбы на востоке Украины, вывод «отпускников» и прогресс в мирном урегулировании. Российский президент Владимир Путин упорно продолжает игнорировать такие призывы, рассматривая любой компромисс со стороны Киева или западных стран как проявление слабости. То есть на скорую отмену санкций россиянам рассчитывать не стоит.

Во-вторых, как показала практика, Киев оказался в состоянии повернуть договоренности в свою пользу. Несмотря на то, что некоторые европейские партнеры выкручивали украинской стороне руки, заставляли идти на компромиссы с террористами и стоящей за ними Москвой. Кремлевские стратеги воспринимали Минск-2 как очередной «хитрый план». Как и прочие геополитические прожекты, он выглядел красиво только на бумаге. Уже к осени прошлого года в Москве поняли, что Украина сама по себе не рухнет и области юго-востока не рвутся стать частью «Новороссии». План «народного восстания» заменили на схему кооптации пророссийских террористов в украинскую политическую систему.

На первый взгляд, все выглядело очень логично: Крым де-факто признается российским, экономика Украины трещит по швам из-за расходов на восстановление разрушенного Донбасса, «ополченцы», получившие амнистию, расползаются с оружием по другим областям, что автоматические означает всплеск преступности, коррумпированные элиты погрязают в клановых войнах. Европейская интеграция отменяется, потому что такая «африканизированная» Украина ЕС не нужна. Вожаки террористов заседают в украинском парламенте и блокируют любые проевропейские инициативы. Через 2-3 года Кремль мог бы с помощью очередной массированной провокации прекратить существование украинской государственности. Но это все было в теории.

Украинская сторона выжала максимум из Минских договоренностей

Украинская сторона выжала максимум из Минских договоренностей. При нынешнем состоянии дел эти договоренности на руку ЕС (удалось избежать большой бойни) и отчасти Киеву, который рутинизировал процесс реализации соглашений. Украинская власть на требования сепаратистов и Кремля вдвигает встречные условия, которые полностью укладываются в логику Минска-2, но в корне противоречат интересам Москвы. Выборы на оккупированных территориях должны пройти по украинским законам и после того, как Киев получит контроль над границей.

В ходе последних переговоров Кремль смог добиться лишь переноса исполнения договоренностей на следующий год. По действующим соглашениям, уже в этом году россияне должны были передать Киеву контроль над границей, что означало бы конец «народных республик». В противном случае Москва получает новые санкции, которые жестко бьют по агонизирующей российской экономике.

Последние дни на линии соприкосновения ситуация обострилась. По приказу из Москвы боевики чаще открывают огонь. В прошлом месяце было затишье. Путин готовился выступить на Генеральной ассамблее ООН, «продать» операцию в Сирии за признание «Крымнаша» и российского влияния в Украине. Московские дипломаты выпросили встречу с американским президентом Бараком Обамой. Она прошла без ощутимого успеха для Кремля. Американцы отказались вместе с Путиным делить мир на сферы влияния. Помимо украинского капкана, русский «медведь» залез еще и в сирийский. В Кремле поняли, что, подписав Минск-2, они сами себя подставили. С этим и связано нынешнее обострение. Путин переиграл сам себя и бесится. В его активе только «Крымнаш» – трофей весьма сомнительного качества.

Россию методично загоняют за флажки

Россию методично загоняют за флажки. Реализация Минских договоренностей и фактическая ликвидация террористических «республик» будет означать для Запада (особенно США), что на Путина можно давать дальше, требуя все больших уступок. В том числе и по Крыму. Да, формально аннексированный полуостров не упоминается в тексте соглашений, но тему аннексии нельзя извлечь из общего контекста процесса. Равно как нельзя обезвредить мину, не изъяв детонатор.

Российские фашисты, именуемые у себя дома «национал-патриотами» или «патриотической оппозицией», давно учуяли такую тенденцию. Террорист Игорь Гиркин неоднократно заявлял, что после сдачи «ЛНР» и «ДНР» последует и сдача Крыма.

Путин, начиная с захвата украинского полуострова, упорно добивался масштабного военно-политического конфликта с Западом. И он его получил. «Старушка» Европа раскачивалась долго, американцы быстрее сориентировались в ситуации. Даже при выполнении нынешних договоренностей, США не закроют глаза на аннексированный полуостров. Ведь в Кремле воспримут такое поведение как поощрение для следующих «завоеваний». Москва, избавившись от санкций и поднакопив за пару дел деньжат, опять полезет в соседние страны мутить воду. Голоса европейских путинофилов звучат все тише, а противников «умиротворения» Кремля –громче.

Давно было замечено, что на российскую экономику действуют на столько санкции, сколько падение цены на нефть, бегство капитала из страны и системные изъяны российской государственной машины. Нынешние ограничения, включая секторальные, во многом косметические. Но и они поставили российскую экономку на колени, сделав российских клептократов более сговорчивыми.

Андрей Заремба, крымский политический обозреватель

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG