Доступность ссылки

Украинские электростанции глушатся для того, чтобы импортировать электричество из России – эксперт


Поврежденная электроопора высоковольтной линии на околице села Чонгар Геническойго района Херсонской области (иллюстрационное фото)

События минувших выходных не оставили никого равнодушными. Взрыв электроопор в Херсонской области в студии обсуждают специалисты от энергетики, которые помогут расставить точки над «Ё», какие-то стереотипы подтвердить, какие-то слухи развеять. У нас в гостях директор центра исследования энергетики Александр Харченко.

– Вот в украинском сегменте фейсбука очень много появилось слухов, что такой одномоментный подрыв линий электроопор, соответственно, создает точки напряжения на тех ТЭС, где, собственно, электроэнергия и генерируется. Вот это правда или нет?

– Смотрите, с одной стороны это правда, те есть некая техническая ситуация возникает, но с другой стороны ее значимость незначительно мала. Это не какая-то авария, не какая-то катастрофа, это техническое действие диспетчеров, которые обнаруживают обрыв линии, соответственно – снижают мощность, которая подается в данный момент в систему с той или иной станции. Судя по тем комментариям, которое дало государственное предприятие «Укрэнерго», они этим заведуют, они за это отвечают, они так и сделали в абсолютно понятном, штатном режиме, отключили то, что надо отключить.

– А вот мы же знаем, как выглядит обычная штатная поломка: произошел обрыв линии, снижают, соответственно, напряжение в сети, выезжает ремонтная бригада, восстанавливает, затем повышают напряжение. А если, например, государство сейчас скажет – мы не восстанавливаем электроподачу в Крым, возникнут тогда проблемы в случае долгого...

Технических проблем, с точки зрения того, отключен там Крым или подключен, не возникает никаких

– Технических проблем, с точки зрения того, отключен там Крым или подключен, не возникает никаких. Возникает масса других вопросов, но вот технических, для энергосистемы в целом – никаких.

– Отлично. Тогда ставим на этом вопросе точку и больше к нему не возвращаемся. Двигаемся дальше, второй вопрос, который обсуждался очень рьяно. Раньше говорили, что после 1991 года Украина и Россия так и не развели свои энергосистемы и они во многом, как сиамские близнецы, остались сращены. И появлялась информация, что, условно говоря, Харьковская и Сумская область снабжаются электроэнергией в том числе и из России, а, условно говоря, Украина, поставляет в Крым. Насколько, подобные слухи являются слухами?

– Я Вам открою большую тайну энергетиков Украины. На самом деле, был период, приблизительно, несколько месяцев, когда Украина была отделена от России с точки зрения параллельной работы энергосистем. Это было в начале 2000-х. Тогда был такой очень проукраинский министр Иван Плачков, и у него была политическая поддержка в этом процессе, и он фактически доказал, что Украина может работать не в параллели с Россией. Потом, по политическим опять же причинам, опять все запараллелили обратно, и оно вот, вернулась на круги своя. Смотрите, украинская энергосистема – самодостаточная штука в значительной степени. У нас есть некоторые районы, к которым есть вопросы. Но не те, которые сейчас называются, а, например кусочек Бессарабии в Одесской области, но они зависят не столько от России, сколько от Молдовы. К ним через Молдову линия подходит физически. Поэтому говорить, что Украина зависит от России, или какие-то части Украины – ну это прямая неправда. А правда заключается в том, что у Украины есть некий договор с Россией о том, что Россия подает в Украину некоторое количество электричества. А Украина это же количество электричества передает Крыму. Так в договоре написано.

– Это тот самый договор, действие которого до 15 декабря этого года?

– Да, абсолютно. Я вообще считаю договор совершенно вредительским. Там есть политические какие-то вещи, но, на самом деле, украинские мощности по производству электроэнергии недогружены. Украинская энергосистема может производить больше. Украина вообще строилась, как такой плацдарм Советского Союза для атаки на Европу электричеством. Они нефтью атаковали в 70-х, потом газом в 80-х, а был еще план в Европу электричество продавать массово. Потому в Украине избыточные мощности. Другое дело, что они уже устаревшие, что они не в том состоянии и еще, и еще… Но мощностей нам хватает.

– Ну, как минимум, тот договор, который был подписан в конце прошлого года, о том, что Украина получает часть электроэнергии из России, а потом ее же заводит в Крым, он был просто и политически дурацким, и экономически нецелесообразным, потому что, если уж поставлять в Крым, то это можно сделать на собственной генерации.

В последние годы такое впечатление, что украинские власти борются с собственной генерацией

– Да, а во-вторых, в последние годы такое впечатление, что украинские власти, они с собственной генерацией борются. То есть сначала подписываются такого рода договора, когда вместо того, чтобы грузить украинские станции, грузятся российские. Потом глушатся украинские станции для того, чтобы импортировать электричество из России.

– То есть кто-то зарабатывает на схемах?

– Да не кто-то, человек интервью дает «Украинской правде», некий Константин Григоришин, который известный, в общем-то…

– Российский бизнесмен, живущий в Украине.

– Да, и занимающийся энергетикой. Про него сейчас прямо говорят, что он сейчас контролирует энергетическую отрасль, и это близко к правде.

– Понятно. Еще такой момент, мы как раз наблюдаем последние сутки, как живет полуостров без света и слышим самые разные заявления российских чиновников, в частности, у нас есть комментарий российского министра энергетики Крыма, Владимира Егорова, о энергопотребностях полуострова. Давайте послушаем.

«Мы имеем на сегодняшний день около 330-350 МВт, при общей потребности Крыма в дневное время порядка 750-800 МВт. Поэтому есть недостаток в объеме 400-450 МВт, по которым мы на сегодняшний день применяем графики веерных отключений».

– Причем, насколько я понимаю, какие-то критические объекты удалось запитать за счет резервных источников, генераторов там и т.д. Кстати, вот у меня вопрос, когда происходит блэкаут, что такое альтернативные источники питания, насколько велика их мощность, и что такое генератор?

Смотрите, что бы вы ни делали, как бы вы ни хотели, вы автономными источниками питания потребности Крыма закрыть не можете. Хоть головой бейтесь

– Ну, для того, чтобы запитать больницу, например, нужен генератор размером с контейнер. Смотрите, что бы вы ни делали, как бы вы ни хотели, вы автономными источниками питания потребности Крыма закрыть не можете. Хоть головой бейтесь. Корабли там еще, с них можно подать, еще что-то можно придумывать. Все это может закрыть, ну 20-25% потребности, которая у них реально есть. Поэтому проблема для Крыма есть, проблема гигантская, и вот те цифры, которые крымский коллега назвал, они очень оптимистические, он в них посчитал солнечную энергетику, поэтому говорить, что они могут обеспечить себя стабильными поставками электричества – это неправда. У них в «веере» будет висеть большая часть полуострова постоянно, она будет отключена на 4, на 6 часов постоянно. Другое дело, если Украина не будет себя вести сейчас более разумно каким-то образом, я опять же вернусь к своей больной теме нашего «Минэнерго», то у нас будет тоже самое через месяц. У нас есть много «истерик» там-сям, но о самом главном никто не говорит. А ситуация очень простая: на складах украинских электростанций сейчас примерно 2,1 или 2,2 миллионов тонн угля. Из них миллион тонн угля «А» типа и «Т» типа, а остальное марки «Г». По расчетам американских и европейских экспертов, которые работали около месяца в Украине в августе, в Украине к этой дате должно было быть минимум 3,2 миллионов тонн угля. При этом некоторые из них говорили: «Ребята, 3,2! Если бы в Америке лежал запас 3,2, мы бы сказали, что у нас аварийная ситуация. Вообще-то вам надо бы 5. Но так и быть, у вас все плохо – 3,2». У нас есть 2,2, и при этом насколько я знаю, с субботы вывоз из зоны АТО прекращен, а наши «Минэнерго» упорно всю ставку сделало на то, что вывоз угля из зоны АТО будет продолжаться. Там остались все шахты, которые могли бы поставлять в Украину уголь марки «А» и «Т». Их просто больше нет. Семь из четырнадцати станций украинских могут работать только на этих углях, на других не могут. Эти угли не являются чем-то эксклюзивным, украинским. Их полно по миру, они есть в Америке, в Южной Африке, во Вьетнаме, в Австралии. Но для того, чтобы они появились в Украине от момента заключения контракта до момента, когда они появились – два с половиной месяца минимум. Соответственно на сегодня Украина находится в некотором достаточно тяжелом положении относительно угля. Но об этом как раз фактически никто не говорит.

Александр Захарченко рассказывал нам о том, что Украина чрезвычайно уязвима, оказывается, перед лицом зимы, потому что на складах украинских электростанций всего 2,2 миллиона тонн угля, при минимальном критическом минимуме в 3,2, который должен был быть накоплен. Проблема в том, что в пятницу прогремели взрывы электроопор в Херсонской области, и уже начиная с субботы прекратился вывоз угля из зоны АТО. Того самого угля, на который сделало ставку Министерство энергетики. То есть получается, что у России есть такой «крючок», такая «удавка», которой она может Украину придушить в случае чего.

Перекроете уголь из АТО, плюс закроете перетоки систем между Россией и Украиной. И в результате Украина включит веерные отключения

– На самом деле да. Господин Демчишин (в новостях у вас слышал только что) заявляет, что нет никаких рычагов. Да есть, перекроете уголь оттуда, плюс закроете перетоки систем между Россией и Украиной. И в результате Украина включит веерные отключения, я думаю, через две недели начнет включать, потому что физически этого миллиона тонн угля, который сейчас есть, при этой погоде их хватит дней на 25. Если сильно стараться – чуть больше. Но потом все, а впереди зима. И контрактов, которые были бы уже подписаны с поставщиками угля из других стран, их просто не существует. Несмотря на сотню рекомендаций международных экспертов, я знаю, что были распоряжения премьер-министра, поручения, какие-то документы. Все это не выполнено, в результате на сегодня мы имеем реальную ситуацию, которую имеем. Если ударит мороз, то что будет через три недели? И в каком графике мы будем получать электричество – очень сложно прогнозировать.

По большому счету, все ждали, что после подрыва электроопор Россия может усилить, активизировать действия подконтрольных боевиков на Донбассе, кто-то ждал экономического давления. А вот на самом деле, это тот же угольный рычаг.

– Да, он действительно существует. Они захватили абсолютно конкретную территорию, на которой: а) расположены все шахты с углем определенных типов; б) отошло в прошлое и об этом не говорят, но это место рождения сланцевого газа, который собирался осваивать Shell. Об этом как-то перестали говорить, но они захватили эту территорию, нейтрализовали угрозу по газу, нейтрализовали Украину в части угля, создали реально достаточно мощный рычаг. И Украина, вместо того, чтобы создавать себе в любом случае, даже если будет этот уголь, создавать «подушку» из импорта, который в трудную минуту может перекрыть проблемы, ничего не делает.

– А если вернуться к Крыму, Вы говорили, что никакими дополнительными генераторами проблему отсутствия украинского электричества не решить, а вот Россия говорит про энергомост, что она там бросит кабель через Керченский пролив. Насколько он способен изменить ситуацию в крымской энергетике?

– Вы знаете, теоретически, конечно да. Вопрос, где построить подстанцию, которая примет это напряжение, да? Потому что кабель сам по себ, вы же не воткнете во все розетки одновременно? Вам нужна принимающая подстанция, вам нужно до этой подстанции довести линию и т.д. Потому, когда я слышу оптимистические заявления, то улыбаться начинаю сразу. Потом, российские коллеги, которые всерьез обсуждают, что будет с Кубанью. Если с нее этот гигаватт, который нужен Крыму, увести. Ну, и самое главное, честно, я вот, Керченский мост жду.

– Ну, это вопрос, если есть задача провести зимнюю олимпиаду в субтропиках, проведут. Вот если будет такая же сверхзадача, то построят, наверное.

– Конечно да, вопрос – какой ценой и сколько времени на это уйдет. Во-первых, это гигантская масса кабеля, во-вторых, гидрологическая ситуация. Прежде чем что-либо где-либо прокладывать, надо четко понимать, что там внизу. Потому что два встречных течения плюс масса кабеля – кабель разорван пополам.

– Понятно.

– Ну, много нюансов. Я, конечно, утрирую, когда говорю о каких-то простых вещах, но реально, это сложнейшая инженерная задача, и когда говорят, мы сейчас рубанем шашкой и все поедет, то большая часть инженеров скептически улыбается.

– А сейчас мы услышим мнение главы госслужбы по вопросам АРК и Севастополя, Наримана Устаева, он с нами на связи. Скажите, Нариман, вот у нас прямо вакуум возник, мы не можем понять позицию официального государства по вопросу этой самой спонтанной энергоблокады. Вы можете пояснить происходящее?

Нариман Устаев: Могу прояснить в рамках полномочий службы, в любом случае хочу отметить, что никакое противостояние в Херсонской области недопустимо, и это будет большой ошибкой. И интересы государства всегда должны соотноситься с интересами людей. И тут власть, в ее высшем проявлении, на уровне государства отреагировала на то, на что нужно было отреагировать еще два месяца назад, когда продуктовая, а на самом деле – товарная – блокада началась. И тогда уже надо было артикулировать интересы государства и граждан.

– Хорошо, отреагировало, а у Вас есть представление, что скажет государство завтра, есть какие-то сигналы по вашей линии?

Нариман Устаев: Я скажу, что мне представляется нужным сделать, это, во-первых, четко определить, поставляется ли товар в Крым, либо не поставляется. Если поставляется, то перечень таких товаров, потому что дополнительный контроль каких-то отдельных групп, устраивающих проверки на границе – это недопустимо. Этим должно заниматься исключительно государство.

– Согласен, недопустимо, да.

– Второй момент – у нас есть Совет национальной безопасности, который может и должен, в данном случае – давно уже должен был принять соответствующее решение по всему комплексу взаимоотношений с временно оккупированной территорией. И на основании этого решения Совбеза, которое обязательно к исполнению всеми органами, тогда можно уже строить повестку дня. А повестку дня, уже после взрывов электропередач нужно выстраивать по Крыму не только политическую, как на материке, так и в отношении наших граждан, но и международную, потому что наши партнеры за рубежом могут не понять.

– Ну, уже звучат заявления, которые заставляют думать, что европейские партнеры Украины, собственно, не сильно и готовы поддерживать энергоблокаду. Во всяком случае, именно так сегодня звучала позиция немецкого МИДа. Спасибо Вам, Нариман. Да, спорить с этим не приходится, потому что то, что происходит в Херсоне… Вот, государство – это монополия на насилие, и вот в Херсоне, мы видели, как пытались это оспорить. Но сегодня Киев оказался перед выбором, когда он отмолчаться уже не может. Он уже должен делать какие-то заявления, но, как мы узнали сегодня от директора центра исследований энергетики Александра Харченко, на самом деле, эта история про энергоблокаду, она не столь уж проста. У нее есть второе дно, связанное с отсутствием угля на украинских ТЭЦ, того самого угля, который Украина получает из зоны АТО, и как раз-таки Москва может в любой момент этот самый рычаг против Украины использовать. Просто друзья, помните, наша реальность намного сложнее, чем мы иногда о ней думаем.

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG