Доступность ссылки

«Вынужденно перемещенные вышки». Чего боятся в крымском «Черноморнефтегазе»?


Перемещение буровых вышек "Черноморнефтегаза" в территориальные воды России, 14 декабря 2015 года

Почему новые власти Крыма решили переместить буровые установки «Черноморнефтегаза» с Одесского газового месторождения в территориальные воды России, и чем на это может ответить Украина? Об этом в эфире Радио Крым.Реалии говорили с пресс-секретарем Госпогранслужбы Украины Олегом Слободяном и директором Центра исследований энергетики Александром Харченко.


– Пикантности этой ситуации добавляет то, что речь идет именно о так называемых «вышках Бойко» – буровых установках, которые Украина приобрела еще в 2011 году по сильно завышенной цене у специально созданных для этого посредников. Общая сумма сделки тогда составила более 800 миллионов долларов. Казалось бы, в Украине о такой краже должны трубить направо и налево, но получить комментарии по произошедшему 14 декабря оказалось не так просто. Наши журналисты обратились в Министерство энергетики и угольной промышленности Украины, откуда их перенаправили в компанию «Нефтегаз Украины», а оттуда вопрос переадресовали СБУ, и уже там заявили, что узнали о происходящем от нас. Как выяснилось позже, в апреле 2015 года в России даже провели конкурс на разработку Одесского газового месторождения. Прокомментировать эту неоднозначную ситуацию согласился пресс-секретарь Госпогранслужбы Украины Олег Слободян. Где, по вашей информации, сейчас находятся наши вышки?

Олег Слободян: Мне остается добавить только то, что наши корабли в течение суток совершили рейд по акватории Черного моря, и двух упомянутых вами вышек на прежних местах не оказалось. Установлено, что под конвоем российских кораблей их переместили ближе к оккупированному Крыму. В какой именно квадрат – эта информация уточняется. На то место, где раньше были эти вышки, россияне доставили платформу «Таврида» – она тоже была незаконно захвачена Россией в прошлом году. Возле нее в течение дня находился буксир «Центавр» – он также был незаконно захвачен вместе с компанией «Черноморнефтегаз». Россияне выполняли монтажные работы по укреплению платформы. Наш корабль находится в том районе, ведет наблюдение. Мы проинформировали по радио экипаж и этого буксира, и «Тавриды» о том, что их действия незаконны.

– Одесское месторождение находится в 150 километрах от западного побережья Крыма, но к Одессе оно ближе. Так чьи это все-таки территориальные воды?

Олег Слободян: Мы в своем сообщении даже дали точные координаты, где находится платформа «Таврида». Очень просто убедиться, что она находится в исключительной экономической зоне Украины.

– То есть это самое настоящее вторжение? Есть ли у Госпогранслужбы полномочия арестовать нарушителей?

Олег Слободян
Олег Слободян

Олег Слободян: Это не нарушение территориальной целостности или границ, но это заход в экономическую зону Украины. Мы держим связь и с СБУ, и с Вооруженными силами Украины, и по линии Министерства иностранных дел вырабатывают позицию на этот счет. На данный момент мне сложно сказать, как будут развиваться события. Я думаю, что к этому вопросу стоит вернуться позднее.

– Спасибо, Олег. А у нас на связи директор Центра исследований энергетики Александр Харченко. Насколько, по вашему мнению, для Крыма важна разработка Одесского газового месторождения?

Александр Харченко: Давайте на это смотреть так: а важно ли это для Украины? На самом деле это одно из достаточно хорошо разведанных месторождений газа и нефтяного конденсата. У Украины даже было соглашение с компанией «Exxon Mobile», которая начинала там работать, но во время захвата Крыма отказалась от своих планов. В данном случае стопроцентно нарушаются экономические интересы Украины и целостность недр. К сожалению, у нас сейчас нет армии, которая реагировала бы соответствующим образом, поэтому мы вынуждены очень робко и осторожно говорить, что ответственные ведомства отрабатывают по всем возможным направлениям. Тем временем россияне просто внаглую начинают добывать газ в зоне, где делать это имеет право только Украина.

– Зачем им вообще понадобилось заменять две наши вышки на «Тавриду»?

Александр Харченко: Плавучая платформа для добычи нефти, когда скважина уже есть, – это совершенно другое. Поэтому тут мы видим, скорее всего, чисто технологическое решение.

– Как это повлияет на непростую энергетическую ситуацию в Крыму?

Александр Харченко
Александр Харченко

Александр Харченко: Не стоит смешивать добычу «Черноморнефтегаза» и проблему обеспечения газом самого Крыма. Газ у них и так есть. А вот на ситуацию, которая сложилась в Крыму с электроэнергией, уже ничего не может повлиять негативно.

– Какая доля крымской электроэнергии сейчас приходится на газотурбинные установки?

Александр Харченко: Сегодня мы можем судить об этом только по сообщениям самих россиян. Они заявляют, что довели генерацию газотурбинных станций до 17-20% от общей недостачи. Это значительный объем, но проблемы с газом от этого не возникнут.

– Уже два года в Украине говорят о том, что нам надо обеспечить свою энергобезопасность, потому что от России ничего хорошего ждать не приходится. По вашему впечатлению, мы делаем что-то в этом направлении?

Александр Харченко: Нам каким-то чудом удалось отбиться от газовой зависимости. Чудом, потому что пришли люди вроде Андрея Коболева, встали заслоном вокруг «Нефтегаза» и отбили все атаки олигархов, в том числе благодаря поддержке премьер-министра. В результате сегодня Украина вообще не зависит от России в плане газа. Россияне отчаянно ищут, как бы предложить нам газ, чтобы мы его купили. С другой стороны, в угольной промышленности и в электрогенерации ситуация прямо противоположная. Агрессия России на Донбассе отрезала от нас множество шахт, а усилия российского олигарха Константина Григоришина, который глубоко проник в наши энергетические структуры, привели к тому, что зависимость Украины от России в плане электроэнергетики значительно выросла. Это сделано совершенно сознательно.

– Сколько времени необходимо Украине, чтобы обеспечить свою энергонезависимость?

На инцидент с вышками глаза закрывают, судя по всему, совершенно сознательно
Александр Харченко

Александр Харченко: Если наш президент решит, что Константин Григоришин больше не близкий друг и соратник, а преступник, которого надо упечь в тюрьму за антиукраинскую деятельность, то в руководство Министерства энергетики и угольной промышленности, а также других структур, наконец, придет команда профессиональных, патриотически настроенных людей. После этого, чтобы сказать России «до свидания», потребуется полгода максимум. Кроме того, в течение совсем короткого времени Украина сможет полностью отключиться от России и синхронизироваться с европейской системой – пусть не полностью, но не так, как сейчас. Вся эта ситуация выглядит очень странно. Приоритеты президентской команды понять достаточно сложно – и в энергетике, и в той же ситуации с Крымом. Мы хотим устроить блокаду или нет? Мы хотим быть независимыми от России во всем – или мы хотим упорно покупать у нее электроэнергию, выключая собственные станции? Нужно определиться, озвучить, как должно быть, и делать так, как сказали. Иначе получается странная ситуация, когда публично внятного курса нет вообще, а делают при этом прямо противоположное здравому смыслу и в газовой сфере, и в электроэнергетике.

– Возвращаясь к вопросу о вышках: они ведь находились там долгое время, чуть ли не с 2014 года. Почему Украина до сегодняшнего дня не предпринимала никаких мер?

Александр Харченко: Это очень сложно комментировать. Возможно, корень этой проблемы находится в российском городе Липецк (речь идет, очевидно, о кондитерской фабрике «Рошен» – КР). Первейшая обязанность украинских властей – реагировать на нарушения имущественных или каких-либо других интересов Украины. На инцидент с вышками глаза закрывают, судя по всему, совершенно сознательно.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG