Доступность ссылки

Павел Казарин: Ампутация геополитики


Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

С января 2016-го Россия и Украина стали еще на один шаг дальше друг от друга. Взаимные товарные санкции выглядят как экономика, но по факту остаются политикой.

Россия закрывает границу для украинских товаров. С нового года все, что запрещено к ввозу из Евросоюза в рамках антисанкций, запрещено к ввозу и с Украины. В свою очередь Киев вводит ответные меры и встречное эмбарго. Москва хочет надавить на Украину, но, по факту, она рубит последние тросы, что связывали две страны.

Последние пару десятилетий Россия, подчиняла свою экономику интересам политики и заставляла тем самым своих соседей подчинять политику интересам экономики. Геннадий Онищенко, цена на газ, торговые войны – инструментарий для «принуждения к дружбе» всякий раз был одним и тем же. По большому счету, главные союзники Кремля привязаны к России не в силу некой ценностной парадигмы, а именно в силу экономических факторов. И Украина до недавнего времени не была исключением.

По сути, Москва сама обрубает экономические якорные цепи – и тем самым переносит геополитическую и геоэкономическую границу. Отныне эта граница проходит не через Украину, а по ее восточной границе

Более того, те украинские политические силы, которые было принято называть пророссийскими, были такими лишь потому, что за ними стояли бизнес-кланы, заинтересованные в российском рынке. А теперь, по сути, Москва сама обрубает экономические якорные цепи – и тем самым переносит геополитическую и геоэкономическую границу. Отныне эта граница проходит не через Украину, а по ее восточной границе.

Кроме того, у происходящего есть и еще один важный аспект. Проблема постсоветских стран – и их взаимной интегрированности – в том, что любое ухудшение создает эффект домино. Экономики российских соседей, завязанные на бывшую метрополию, будут испытывать на себе отголоски продолжающегося в России кризиса. И чем сильнее завязана экономика, тем сильнее будет рикошет.

И этот рикошет будет бить не только по Белоруссии, обменивающей лояльность на преференции. И не только по Армении, которая под давлением Москвы отказалась от ассоциации с Евросоюзом. Кризис будет бить и по Центральной Азии, трудовые мигранты из которой вынуждены уже возвращаться обратно из-за сокращения рынка труда в России (большой вопрос, не станут ли они социальной базой для тех сил, которые предлагают ненависть как универсальный ответ на любой вопрос). И то, что происходит в связи с эмбарго в отношении украинских товаров, – это вытеснение Украины из категории взаимосвязанных в своей неустойчивости экономик.

Но самое удивительное в происходящем то, что реформы в Украине происходят только потому, что Россия раз за разом выдавливает Киев из зоны комфорта. Более того, это происходит все последние полтора года. Потому что все те политики, которые оказались у власти в Украине после бегства Виктора Януковича, никакими реформаторскими задатками не обладают. Все, что она изначально хотела, – это вернуть страну к логике коррупционно-корпоративного существования. И если бы это удалось – украинский 2015-й чрезвычайно был бы похож на украинский 2005-й, когда победа улицы не смогла обнулить и отменить систему межгосударственных «договорняков».

Эти люди вынуждены были начать меняться в тот момент, когда Россия ввела войска в Крым. Украинские элиты внезапно обнаружили, что «сохранение зоны комфорта» для них означает необходимость противостоять Кремлю. Потому что в противном случае они рисковали потерять вообще все.

Все те перемены, которые происходят в Украине, происходят не вопреки России, а благодаря ей

Все те перемены, которые происходят в Украине, происходят не вопреки России, а благодаря ей. Крым и Донбасс показали, что прежняя парадигма существования невозможна. Что Россия не собирается прекращать усилия по дестабилизации соседней страны. Что Запад является единственной силой, способной экономически поддерживать существование Украины. А он делает реформы обязательным условием для помощи Киеву.

Если бы не агрессивность Кремля, украинские элиты с радостью летали бы на переговоры в Москву. Рассуждали бы о многовековом опыте сосуществования двух стран. Говорили бы о необходимости учитывать мнения всех заинтересованных сторон. Продолжали бы зависеть от «Газпрома» как от монопольного поставщика газа.

По большому счету, именно Россия заставляет Украину меняться. Да, этот процесс идет медленно и с перебоями. Сопровождается классическими болезнями роста, когда крики популистов заглушают голос здравого смысла. Наталкивается на некомпетентность чиновников и неготовность политиков брать на себя ответственность. Но тем не менее он идет.

Потому что у Киева попросту нет выбора.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG