Доступность ссылки

«Крым – вопрос политический, экономика тут отходит на второй план» – эксперт


Чонгар, 1 января 2016 года

17 января вступило в силу постановление Кабинета министров Украины, которое меняет порядок пересечения административной границы между территорией полуострова и Херсонской областью.

Документом устанавливается, что граждане могут провозить через админграницу личные вещи, товары социальной значимости или гуманитарную помощь. Суммарная стоимость груза на одного человека не должна превышать 10 тысяч гривен, вес – не более 50 килограммов, сообщил исполняющий обязанности начальника управления организации таможенного контроля и оформления Херсонской таможни Александр Бакулин.

Координатор «гражданской блокады» Крыма Ленур Ислямов уже заявил, что активисты оставляют свои посты, но на пунктах пропуска останутся специальные наблюдатели. В комментарии для Крым.Реалии Ленур Ислямов заметил, что вступившее в силу постановление Кабмина «почти устраивает» активистов. В то же время первый замглавы Меджлиса крымскотатарского народа Нариман Джелял сообщил, что сейчас обсуждается возможность начала морской блокады Крыма. Дату и характер новой акции пока держат в секрете.

Означает ли все это, что «гражданская блокада» прекращается, какое ведомство будет определять, что можно ввозить, а что нельзя, и пропустят ли тех, кто решил покинуть Крым вместе со всеми вещами?

Постановление Кабинета министров Украины об ограничении товарооборота с Крымом и его возможные последствия в эфире Радио Крым.Реалии обсуждали украинские эксперты – глава Государственной службы Украины по делам Автономной Республики Крым и города Севастополя Нариман Устаев, глава фонда «Майдан иностранных дел» Богдан Яременко и экономист, руководитель проекта «Успешная страна» Андрей Блинов.

Радио Крым.Реалии/ К чему приведет «правительственная блокада» Крыма
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:24:47 0:00


– К постановлению Кабмина уже есть целый ряд вопросов. Например, в нем указано, что можно провозить через административную границу с полуостровом личные вещи, но как это будет определяться? Как доказать, что человек везет что-либо не на продажу, а для себя? С этим и другими вопросами мы обратились в Госпогранслужбу, но в ведомстве ответили, что это нужно выяснять у фискальных органов, которые будут контролировать выполнение постановления. Те, в свою очередь, пока не нашли время пообщаться с нашими журналистами. Сейчас с нами на связи глава Государственной службы Украины по делам Автономной Республики Крым и города Севастополя Нариман Устаев, у которого мы и спросим: если со списком продуктов все ясно, да и взвесить их легко, то как будут определять стоимость груза? Нужно с собой чеки везти?

Нариман Устаев: Чтобы кто-нибудь требовал у проезжающих чеки – такого в постановлении не предусмотрено. Отрабатывать этот и другие вопросы должны наши фискальные органы. Конечно, не хотелось бы, чтобы пересечение административной границы усложнилось, чтобы возникли коррупционные риски. Уже очень многие правозащитники задавались вопросами: почему именно эти продукты, почему именно в таком объеме? Наше ведомство подавало в Кабмин вдвое большие показатели по весу и по стоимости: 100 килограммов и 20 тысяч гривен на одного человека соответственно. Мы все-таки хотели максимально облегчить жизнь наших граждан в Крыму, не поощряя в то же время бизнес, который строился на торговле с полуостровом. По конкретным товарам, по процедуре проверок – это вопросы скорее к таможенникам. У них есть обученные кадры, которые могут оценивать новизну товара, его примерную стоимость, личные ли это вещи и так далее.

– Кстати, в 370-й статье Таможенного кодекса Украины перечислены 23 наименования вещей, которые считаются личными, – это и одежда, и техника, и предметы личной гигиены. Если вы собираетесь ехать в Крым, лучше просмотреть этот список, чтобы в случае чего аргументированно возражать сотрудникам Госпогранслужбы и таможенникам. Скажите, Нариман, а как быть с теми, кто из-за давления со стороны российских спецслужб или же из-за тяжелых условий жизни, решит переехать из Крыма на материковую Украину вместе со всеми вещами, мебелью и так далее?

Устаев: Если мы говорим об экстренной эвакуации, то люди вряд ли повезут с собой все вещи. Но если мы говорим о том, что человек в принципе не согласен с тем, что происходит в Крыму и хочет выехать по тем или иным причинам, то, конечно же, он не должен бросать все нажитое добро. Когда еще в ноябре готовилось это постановление, мы говорили коллегам из Министерства инфраструктуры, что нужно предусмотреть пересечение административной границы частным грузовым транспортом без груза, чтобы крымчане могли продать этот автомобиль на материковой Украине. Мы говорили, что нужно пропускать частный грузовой транспорт с личными вещами, мебелью, если их владельцы говорят, что переезжают с временно оккупированной территории. К сожалению, тогда нас не услышали. Я прождал месяца полтора, а потом обратился уже напрямую к премьер-министру Арсению Яценюку с теми же предложениями. К тому же это постановление регулирует поставки товаров только через контрольные пункты пропуска, но при этом не затрагивает порты. Действующее постановление Кабмина на этот счет не запрещает морскую торговлю с Крымом! Мы чисто формально закрыли порты на территории полуострова, но не контролируем их. В то же время с нашей стороны может выйти судно, отключить маячок и спокойно перевезти товар туда. Мы должны контролировать это там, где реально можем.

Нариман Устаев
Нариман Устаев

– Хотелось бы прояснить: прежнее постановление по поводу грузового автотранспорта, которое часто не позволяло людям выезжать со своими пожитками, – оно сохраняет свою силу или нет?

Устаев: Действующее постановление не отменяет предыдущего и напрямую не запрещает движение грузового транспорта. Для того чтобы вопросов не возникало вообще, наше ведомство предлагало прописать это четко, но нам возразили, что речь в документе идет о товарах, а не об автомобилях. То старое постановление, которое ограничивало движение пассажирского и грузового транспорта, нужно либо отменять, либо корректировать.

– В общественной организации Crimea Lawyer заявили, что будут пытаться через суд отменить новое постановление Кабмина об ограничении товарооборота, потому что оно нарушает права крымчан. Как вы считаете, Нариман, есть ли перспективы у такого судебного разбирательства?

Устаев: Права крымчан были нарушены 20 февраля 2014 года, и, конечно, очень не хотелось бы, чтобы все последующие действия со стороны Украины усугубляли их положение. С другой стороны, любая правозащитная организация или группа имеет право обратиться в суд, оспаривая то или иное решение, но в данном случае надо работать конструктивно. Если есть какие-то дельные предложения, их надо подавать и обсуждать, чтобы потом подготовить проект закона, который в итоге станет следующим постановлением Кабмина с более корректными формулировками. На мой взгляд, это более конструктивно, чем подавать иски постфактум. Насколько мне известно, есть и другие обращения в суды на этот счет.

Богдан Яременко
Богдан Яременко

«Гражданская блокада» Крыма оказалась довольно успешной в том смысле, что спустя определенное время украинское государство подхватило эту инициативу. Но сопровождалось ли это успешной дипломатической работой, которая позволила бы разъяснить западным странам характер и необходимость блокады? Вопрос для главы благотворительного фонда «Майдан иностранных дел» Богдана Яременко: на ваш взгляд, как на Западе воспринимают политику Украины по отношению к Крыму?

Яременко: Проблема в том, что западное общественное мнение формировалась под влиянием чего угодно, только не точки зрения украинской дипломатии или целенаправленных информационных усилий украинской власти. Лишь несколько дней назад президент Украины Петр Порошенко позволил себе сформулировать более-менее четкую, но все же обтекаемую позицию относительно энергоблокады. Он отметил, что не против поставок электроэнергии по контракту, в котором Крым будет фигурировать как украинская территория. До сих пор ни один украинский чиновник не заявлял ничего подобного, поэтому дипломатам попросту не было что транслировать. Все ждали, что будет дальше, поэтому у российских экспертов, чиновников, СМИ была ощутимая фора в вопросах крымской блокады. Это огромная проблема украинской дипломатии: никто не ставит ей задачи.

– Достаточно ли инструментов у украинских дипломатов, чтобы доносить позицию официального Киева?

Яременко: Конечно! Украина в этом деле была бы обречена на успех! У нас есть четкая позиция гражданского общества, активистов, разнообразных организаций, и официальному Киеву нужно было всего-навсего проводить информационную работу с другими правительствами, а работу со СМИ и иностранным экспертами могли бы взять на себя наши СМИ и те же активисты. На мой взгляд, значимость акции по «гражданской блокаде» заключается в том, что Украина даже без участия государства отработала методику ведения гибридной войны против Российской Федерации, и оказалось, что она точно так же уязвима, как и Украина. Наше правительство было в выигрышной позиции: оно могло ссылаться на общественное мнение, на то, что эта акция очень популярна, а уже потом разъяснять официальную точку зрения, предостерегать от конфронтаций и эксцессов и так далее. Из этой ситуации можно было выйти без каких-либо потерь, как говорят, «на позитиве». В итоге информационная война так и осталась прерогативой СМИ и активистов, а не государства.

– Судя по всему, в плане освещения «гражданской блокады» на Западе российская дипломатия переиграла украинскую, но новые товарные ограничения – это еще и экономический аспект. Вопрос экономисту, руководителю проекта «Успешная страна» Андрею Блинову: в какую сумму обойдется Украине полное прекращение торговли с аннексированным Крымом? Разные эксперты называли цифры вплоть до 700 миллионов долларов.

Блинов: Согласно моим подсчетам, эту цифру можно смело увеличивать до 1 миллиарда долларов. Я имею в виду показатель по итогам торговли продуктами и электроэнергией в 2014 году, когда существенных ограничений не было, если не считать запрет на авиасообщение с Крымом и поставки воды.

– Куда уйдут товары, которые не попадут в Крым?

Блинов: Безусловно, на внутренний украинский рынок. Говорить о том, что Крым нам заменяют третьи страны, крайне сложно, потому что Украина по целому ряду товаров сокращает экспортные поставки – в целом на 30% по итогам прошлого года. В то же время розничный товарооборот в самой Украине сократился на 20%, что ведет к депрессии потребительского спроса и снижению производства. Однако Крым – это вопрос, прежде всего, политический, экономика тут отходит на второй план.

– Спасибо, Андрей. Так или иначе, нас всех поставили перед фактом, что пересечение административной границы с Крымом усложняется. До сих пор не ясно, как будут пропускать тех, кто захочет покинуть полуостров со всеми личными вещами, и не возникнет ли разночтений по поводу оценки стоимости ввозимых товаров, а также самого определения «личные вещи». Как будет применяться постановление Кабинета министров на практике, обязательно расскажут журналисты Крым.Реалии.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG