Доступность ссылки

Ипотечный мятеж в России и кредиты для крымчан


Москва, 12 декабря 2014 года

За первую половину этой недели россияне уже трижды штурмовали отделения банков. Эти люди стали ипотечным заложниками: они брали валютный кредит на покупку недвижимости по одному курсу доллара, а отдавать долги придется уже по другому. В своих денежных бедах россияне обвиняют как руководство банков, так и политику Кремля, и даже предлагают вернуть Крым Украине. Сами крымчане с российскими паспортами сталкиваются с тем, что им отказываются выдавать кредиты, ссылаясь на прописку: якобы жители Крыма и Севастополя занесены в список неблагонадежных.

Насколько велики масштабы проблемы, должны ли заемщики расплачиваться за политику России, и как смотрят на кредиты крымчан российские банки и власти? Валютно-кредитную ловушку в эфире Радио Крым.Реалии обсуждали с российскими экспертами – руководителем банковской секции Союза защиты прав потребителей финансовых услуг «Финпотребсоюз» Михаилом Беляевым, кредитным юристом Данилой Михалищевым и руководителем общественной организации «Чистый берег. Крым» Владимиром Гарначуком.

Радио Крым.Реалии/ Ипотечный мятеж в России – расплата за оккупацию Крыма?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:24:47 0:00


– Насколько в России сейчас распространена проблема ипотечных кредитов в валюте, Михаил?

Беляев: Эта проблема – масштабная, хотя такие кредиты есть у малой части населения России: по разным оценкам, около 20 тысяч человек. Есть движение тех, кто оформил ипотечные займы в валюте, – оно насчитывает 40 тысяч человек. Видимо, эта цифра завышена, но и о 20 тысячах надо заботиться. В общей сумме кредитных долгов россиян ипотечные составляют 3%. Как правило, это люди, которые работают, которые пытаются честно выплатить свои кредиты. Когда курс рубля подошел к 80 рублям за доллар – я не говорю уже о евро, швейцарских франках и даже йенах, – задача для заемщиков стала неразрешимой. У этих людей остаток долга, пересчитанный по новому курсу, превышает стоимость самой квартиры, и выплатить его они не могут. Это узел, который надо развязывать или разрубать. Без помощи государства ипотечную проблему решить невозможно.

– Но ведь формально банк – это посредник. Один человек туда принес деньги на депозит, другой эти же деньги взял в качестве кредита. Если обязать банки пересчитать ипотечные кредиты по курсу 40 рублей за доллар, то валютные вкладчики того же банка тоже потеряют деньги?

Беляев: Доходная деятельность банков не ограничивается депозитами и кредитами физических лиц. Есть еще деньги юридических лиц, остатки на расчетных счетах и собственные средства, из которых можно выдавать кредиты. Считать, что банк только посредничает по одному виду операций, не совсем правильно.

– По сообщениям в российских СМИ, правительство уже запускает программу помощи ипотечным заемщикам, которые оказались в сложной ситуации. Премьер-министр Российской Федерации Дмитрий Медведев заявил, что для этого уже выделили 4,5 миллиарда рублей. Хватит ли такой суммы, чтобы спасти всех должников?

Беляев: Мы не знаем, какой будет эта программа. Речь же явно не идет о том, чтобы просто заплатить банкам: возможно, это субсидирование, доплата или просто поддержка банков. Надо знать все эти детали, чтобы судить. Вообще 4,5 миллиарда – сумма, похожая на ту, которая может спасти положение. Но это не должна быть благотворительность. Нельзя просто так подарить людям квартиры: у кого-то это может быть даже вторым или третьим жильем, доходы у заемщиков могут различаться, да и стадии выплат могут быть разными.

– Многие люди, протестующие около банковских отделений, возлагают вину за происходящее на высшее российское руководство. Причину резкого падения курса рубля они видят в том числе в присоединении Крыма, вмешательстве во внутренние дела Украины и так далее. Это справедливая претензия?

Беляев: Корень проблемы лежит не столько в Крыме и Украине, сколько в области управления и работы с экономикой как таковой во всем ее объеме. Российские власти практически не стимулировали и не развивали экономику, пустили все на самотек и только разруливали финансовые потоки в надежде, что все остальное само встанет на свои места, в том числе курс рубля и инфляция. Это большое заблуждение со стороны монетарного блока правительства и Центрального банка.

– А как насчет крымчан, которым российские банки вообще отказывают в ипотеке, ссылаясь на прописку? Это нормально?

Михаил Беляев
Михаил Беляев

Беляев: Это обычная практика, поскольку банк – это коммерческая организация, которая действует в рамках жестких правил и инструкций. Он должен оценивать возможности заемщика: сможет ли он вернуть и обслуживать свой кредит? Мы должны понимать, что в Крыму, конечно, не очень хорошо с работой, и тут дело даже не в прописке. Никого не интересует, что крымчане по паспорту раньше были украинцами, а теперь россияне: у них просто может не хватить доходов, чтобы благонадежно обслуживать кредиты. Банки хотят работать с минимальными рисками, и упрекать их в этом не стоит.

– Спасибо, Михаил. Как быть тем, кто теперь задолжал банку огромную сумму из-за скачков курса рубля? Вопрос для кредитного юриста Данилы Михалищева: какие права есть у валютных заемщиков? Могут ли они настаивать на пересмотре ипотечного кредита?

Михалищев: Конечно, могут. Заемщики – это экономически слабая сторона, они в любом случае проигрывают. Есть несколько вариантов, как можно облегчить их судьбу. Во-первых, это досрочное погашение долга: заемщик может перекредитоваться и выплатить все заранее, не дожидаясь штрафов за просрочку. Во-вторых, можно применить рефинансирование, то есть превратить ипотечный кредит в обычный в том же банке, но с более выгодной процентной ставкой в рублях, а не в валюте. В-третьих, хороший досудебный вариант – реструктуризация. Заемщику необходимо обратиться в кредитное учреждение, где он оформлял ипотеку, с заявлением о том, что из-за сложной экономической ситуации в стране его доходы снизились, приложить соответствующие документы и попросить банк увеличить срок возврата кредита, уменьшив ежемесячный платеж – можно и в два, и в три раза.

– Зачем банку идти навстречу заемщику?

Михалищев: Банк не потеряет клиента и уж точно заработает на нем больше, чем если бы заемщик просто отказался платить. В моей практике есть примеры, когда банк обращался в суд, забирал ипотечную квартиру, продавал ее с молотка по очень заниженной стоимости, но на заемщике все равно оставался долг, нередко доходивший до половины стоимости квартиры.

– Спасибо, Данила. Через кризис валютных кредитов не так давно проходила Украина. Судя по последним новостям, закон, который предусматривал помощь государства в реструктуризации таких долгов, был заветирован, а у народных депутатов не хватило голосов, чтобы это преодолеть. С другой стороны, в России легко приняли закон о взыскании с крымчан кредитов, взятых в украинских банках, хотя им обещали, если можно так выразиться, полную кредитную амнистию. Вопрос руководителю общественной организации «Чистый берег. Крым» Владимиру Гарначуку: по кому ударит российский закон?

Владимир Гарначук
Владимир Гарначук

Гарначук: К сожалению, в первую очередь, по простым людям. Еще в 2014 году я наблюдал, как украинские банки продавали российским коллекторам задолженности как частных предприятий, так и физических лиц. Сегодня российские власти Крыма много чего говорят, но мало делают, и мы видим не только проблему с кредитами: имущество украинских банков и предпринимателей было национализировано, но у крымчан в этих же банках зависли вклады. Что касается старых кредитов, то российские коллекторы охотно возьмутся за работу: банки при выкупе этих займов предоставляли им скидку до 50-70%. Крымские чиновники теперь могут говорить что угодно, но ничего не изменят. Из людей, у которых и так денег в обрез, будут еще и украинские кредиты выбивать.

– Сам спикер российского парламента Крыма Владимир Константинов, по разным сведениям, должен украинским банкам несколько сотен миллионов гривен. Как вы думаете, Владимир, из него тоже будут выбивать эти долги?

Гарначук: Владимир Константинов – опытный бизнесмен. Его активы при перерегистрации были оформлены на украинские юридические лица. В России от выплат долгов уклоняться умеют, и даже суды в итоге могут вывести истца на непонятные фирмы с нулевыми счетами и без активов. На мой взгляд, крымский спикер не пострадает. На его стороне еще и административный ресурс.

– Кто-то или что-то вообще может защитить крымчан от коллекторов? Может, Москва?

Гарначук: Москва на фоне санкций и необходимости выполнять Минские соглашения не может отказываться от требований, которые подкреплены юридически. Российские власти просто боятся или не хотят решать эту проблему. При этом есть все возможности, для того чтобы принять закон в защиту крымчан с помощью подконтрольной Госдумы и подмахнуть его на стол президенту. В итоге от этого страха или нежелания государства страдают жители Крыма и Севастополя. Для них это, конечно, горькое крушение надежд, но нынешние времена уже стали непростыми для всех россиян.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG