Доступность ссылки

Кишиневский Майдан: все смешалось в столице молдавской


Кишинев. 21 января 2016. Участники акции протеста у здания парламента Молдавии в связи с утверждением нового состава правительства во главе с представителем Демократической партии Павлом Филипом

В Молдове не прекращаются протесты. Они начались после того, как 21 января парламент утвердил на посту премьер-министра кандидатуру представителя правящей Демократической партии Павла Филипа. Демонстранты, недавно штурмовавшие парламент, призывают к досрочным выборам, утверждая, что нынешняя политическая элита «глубоко увязла в коррупции». 28 января истекает срок действия ультиматума, который выдвинули представители оппозиции. От правительства Молдовы они требуют распустить парламент и провести досрочные выборы. Если не будут выполнены эти условия, оппозиционеры обещают перейти к акциям гражданского неповиновения и заблокировать трассы международного и национального значения.

Что на самом деле происходит в столице Молдовы – Майдан или Антимайдан, почему против проевропейского правительства выступают проевропейские партии, и есть ли риск полного развала страны – соседки Украины? Эти и другие вопросы в эфире Радио Крым.Реалии обсуждали журналист Юрий Луканов, председатель Института международной политики Дмитрий Левусь и представитель Европейской народной партии Молдовы Валериу Кивери.

Радио Крым.Реалии/ Протесты в Молдове – кишиневский Майдан?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:24:47 0:00


– Юрий, вы только что вернулись из молдавской столицы. Что там сейчас происходит?

Луканов: Там происходит Антимайдан, я бы сказал. Там есть две открыто промосковские партии: Партия социалистов во главе с Игорем Додоном и «Наша партия» во главе с Ренато Усатым. Им также помогает организация «Достоинство и правда» – вообще она проевропейская, но сейчас подыгрывает Кремлю. Все вместе они требуют отставки правительства и пытаются остановить европейскую интеграцию Молдовы. Другое дело, что у них есть электоральная база, то есть 60-65% населения, согласно опросам, эти партии поддерживают. Я разговаривал с людьми, которые настроены против евроинтеграции: действительно, проевропейские политики, которые пришли к власти после кризиса 2009 года, дискредитировали себя. В прошлом году из бюджета Молдовы просто исчез 1 миллиард долларов.

– Спасибо, Юрий. Парадоксальная сложилась ситуация в Молдове: с одной стороны, коррупция в правящих кругах перехлестывает через край, с другой стороны, против этого протестуют оппозиционные лидеры, которые не выходят из кабинетов московских кураторов. Или мы слишком упрощаем, Дмитрий?

Левусь: В Молдове ситуация уникальная. Вспомним, что ее не раз ставили Украине в пример как страну, которая семимильными шагами к евроинтеграции, несмотря на малый размер. Уже работают и безвизовый режим, и зона свободной торговли, при этом сохранились преференции для Приднестровья. Однако я считаю, что называть протестующих Антимайданом – это упрощение.

– Это разве не урок для Украины? Можно подписать и Соглашение об Ассоциации, и безвизовый режим получить, но без реального реформирования олигархической системы все это превращается в болото.

С реформами ситуация в Молдове плачевная, несмотря на поддержку Евросоюза
Дмитрий Левусь

Левусь: Именно. С реформами ситуация в Молдове плачевная, несмотря на поддержку Евросоюза. Надо отметить, что нынешняя оппозиционная коалиция вобрала в себя абсолютно разных людей, а борьба с коррупцией была главным лозунгом, вне зависимости от политических пристрастий. Она объединила совершенно разных людей, которые вряд ли поверили бы, что в итоге им удастся вывести на улицы столько протестующих.

– Против нынешнего проевропейского правительства выступает в том числе и Европейская народная партия Молдовы. Вопрос ее представителю Валериу Кивери: вам не кажется, что для Евросоюза ваш протест выглядит парадоксальным? Получается, вы встали в один строй с пророссийскими движениями?

Кивери: Ситуация в Молдове сегодня и вправду беспрецедентная. Те, кто начал эти протесты – я говорю про «Платформу ДА», – просто не знали, что делать после того, как вывели на улицы 40 тысяч человек в мае прошлого года. Пророссийские партии присоединились к этому движению уже позже. Мы это не приветствуем, но также выступаем против действующего правительства. Последние крупные протесты «Платформы ДА» состоялись в воскресенье: тогда вышли несколько десятков тысяч человек и поставили ультиматум, срок которого уже истек. Получается, что утром 29 января активисты должны объявить о своих дальнейших действиях. Подчеркну, моя партия не является партией ультиматумов, у нас другая позиция. Мы считаем, что Молдова сейчас не готова к досрочным выборам, потому что пророссийские партии могут выиграть их с большим отрывом. Это плохо и для нас, и для Украины, потому что она получит не очень дружественного соседа.

– Прошла ли Молдова точку невозврата, Дмитрий?

Левусь: Я думаю, что нет. В прошлый раз молдавский парламент брали штурмом в 2009 году, но сейчас все не так плохо, кровь еще не пролилась. Молдова – небольшая страна, и в ней подобные конфликты могут быть еще страшнее. Оставим за скобками Приднестровье: у них есть пророссийское Гагаузье. Если оттуда приедут «титушки» – это будет страшно.

– Ваше мнение, Валериу?

Правительство решительно взялось за дело, оно хочет показать, что может изменить все в кратчайшие сроки
Валериу Кивери

Кивери: Я согласен, что точка невозврата еще не пройдена. Выходцев из Гагаузии можно уже сейчас увидеть на площадях в больших количествах. Они обычно приезжают организованно с подачи Партии социалистов и партии Ренато Усатого. Среди них много и русскоязычных, и говорящих по-гагаузски. Дальнейшее развитие конфликта целиком зависит от действий власти. Насколько я знаю, правительство решительно взялось за дело, оно хочет показать, что может изменить все в кратчайшие сроки. У него есть несколько недель, может, месяц, и, если ничего не удастся, ситуация еще больше усложнится. Будем смотреть также на действия этой очень странной, откровенно говоря, объединенной оппозиции, начиная с 29 января: смогут ли они организовать своих сторонников? На самом деле уже чувствуется усталость, потому что протесты идут почти год.

– Мы часто видим, что политики, которые еще вчера были во власти и не видели коррупцию, сегодня присоединяются к оппозиции и ругают власть за коррумпированность. Как вы это объясняете, Валериу? Взять хотя бы Майю Санду, которая должна была возглавить правительство, а сегодня протестует против него на площади.

Кивери: Майя Санду – молодой и достаточно перспективный политик с антисистемной риторикой. Это очень нравится сегодняшнему рядовому избирателю. Она не примкнула к пророссийским и прочим партиям, хоть и была замечена в толпе протестующих. У Майи – тоже осторожный подход, она считает, что Молдова не готова к досрочным выборам. Политикам очень сложно было бы перед прошлыми выборами выйти к народу и признать, что они потеряли или позволили кому-то украсть 1 миллиард долларов. Уже позднее пошли сообщения в прессе, многие решили, что это последняя капля, и покинули правительство и коалицию.

– Спасибо, Валериу. Я недавно читал, что для молдавской политической жизни характерно то, что политиков, даже возглавляющих различные партии, в итоге топят свои же соратники. Это так, Дмитрий?

Левусь: Да, это известная особенность, а еще в Молдове с советских времен процветает кумовство. Подавление выдающихся людей – это черта такого старого менталитета, характерного для многих постсоветских стран.

– Ощущается ли в Молдове украинское влияние, Валериу?

Кивери: Оно ощущалось раньше, в разгар событий на Майдане. Сегодня это не так. Может быть, говорить об украинском влиянии можно только в Приднестровье – в плане борьбы с контрабандой, усиленного пограничного контроля. Что же касается событий на улицах и площадях Кишинева, то Украину тут не вспоминают. Думаю, что наше руководство консультируется с украинским по поводу того, как удержать ситуацию под контролем, потому что для Киева досрочные выборы в Молдове тоже будут не самым хорошим сценарием.

– После 2014 года многие говорили о том, что теперь Украина и Молдова, наконец, смогут решить приднестровский вопрос – ведь это были две проевропейские страны, и Россия тут явно оставалась ни с чем. Упущен ли теперь этот шанс из-за событий в Кишиневе, Дмитрий?

Левусь: Однозначно. По многим признакам видно, что одиозные приднестровские политики сейчас чувствуют себя очень комфортно. У Москвы есть определенный сценарий – федерализация Молдовы. Если это произойдет, то север будет отдельно, юг – отдельно, та же Гагаузия получит широкие права. Тогда и об урегулировании конфликта в Приднестровье можно будет забыть.

– Как вы считаете, Валериу, возможно ли такое превращение Молдовы в сплошное Приднестровье?

Кивери: У нас даже есть такой слово – «трансистризация», потому что Приндестровье как раз называется Трансистрией. Пока в Молдове нет сильного правительства, говорить о каких-то действиях по урегулированию конфликта нельзя, потому что мы ни для кого не будем серьезным партнером. Однако с Тирасполем сейчас тоже сложно договариваться: в этом году у них будут выборы так называемого президента, и предстоит нешуточная политическая борьба.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG