Доступность ссылки

О войне с каменными классиками. Так ли страшен Шевченко, как его малюют?


Памятник Тарасу Шевченко в Симферополе

В день рождения Кобзаря беглый «малоросс» Александр Чаленко, представляющийся журналистом издания с абсурдным названием «Украина.ру», после посещения Севастополя призвал снести памятник ему в городе. «Именно под памятниками Шевченко они (украинцы – авт.) призывают посадить всех москалей на ножи. Именно там цитируют шевченковские строки «и вражою злою кровью землю (в оригинале «волю» – авт.) окропите». И окропляют – в Донбассе. Кровью невинных женщин, стариков и детей. Если дать волю украинским националистам, то казни и жертвоприношения своих врагов они показательно бы устраивали возле памятников Шевченко. В Украине он давно уже не поэт, а идол, около которого вся фашистская нечисть приносит свои клятвы», – безапелляционно заявляет российский пропагандист украинского происхождения.

Все эти измышления напомнили видеосюжет, записанный на оренбургском ТВ за год до «крымской весны». В ролике украинский классик был преподнесен как второстепенный писатель, в произведениях которого «слишком много дегтя». «Именно за ненависть Шевченко к русским фашисты разрешали ставить его портреты рядом с портретом Гитлера и сохранили его памятник в Киеве», – бодро вещает голос за кадром. Через три года сайт Orenday.ru сообщит, что в Оренбурге под парковку сравняли с землей дом, в котором во время ссылки жил Шевченко, а памятную табличку с этого дома фактически бросили прохожим под ноги.

В своей заметке Чаленко обвиняет Шевченко в том, что именно из-за него «украинскими нацистами из карательных батальонов» в прошлом году был застрелен украинофоб Олесь Бузина, снискавший себе сомнительную славу в том числе и за счет опорочивания имени украинского поэта, и взамен Кобзаря предлагает установить в Севастополе памятник ему. Эта идея прозвучала еще в апреле 2015 года, когда журналист издания «Новый Крым» Алексей Васильев призвал «избавиться от «вурдалака» и установить на его месте бюст Бузины как символа всех павших в борьбе с украинским нацизмом». Покоя отдельным крымским деятелям не дает и симферопольский кинотеатр, названный в честь Шевченко: в июне 2015 года крымский парламентарий Анатолий Жилин предложил вернуть ему название прошлого века «Баян».

Я удивлен тому факту, что на святой русской земле Севастополя продолжает стоять Шевченко
Александр Чаленко

«Я удивлен тому факту, что на святой русской земле Севастополя продолжает стоять Шевченко. Лет через 5-6, когда все утихнет (что именно? – авт.), местная даже не украинская, а просто либерально-западническая публика (к чему это? — авт.), уже ничего не страшась, начнет устраивать свои сходки именно под Шевченко», – заявил Чаленко. Вероятно, такого же мнения придерживается и некая Ольга Сметанина из Севастополя, собирающая подписи за снос памятника Шевченко ради «политических амбиций». Подобным амбициям в жертву была принесена мемориальная доска на стене севастопольского Культурно-информационного центра, переставшего быть «украинским»: на месте, возле которого располагался первый в Крыму памятный знак жертвам голодомора-геноцида, был обустроен арт-объект под названием «Территория счастья».

Тем временем в Ялте решили, судя по всему, избавиться от музея Леси Украинки, открытого на заре независимости Украины благодаря усилиям местных активистов. 10 марта во время пресс-конференции участница Украинского культурного центра (УКЦ) в Крыму Алена Попова рассказала, что музей еще с февраля закрыт из-за трещин в потолке и может не открыться до 2017 года. Информацию подтвердила Светлана Кочерга – основатель музея, украинский литературовед, которая жила и работала в Ялте до весны 2014 года. «Самого музея может не стать. Я допускаю, что его восстановят, но как музей российской культуры», – предположила она.

Такой вариант более чем вероятен – учитывая изменения, которые после «освобождения Крыма от Украины» претерпел первый на полуострове украинский скансен «Рідне село» в Бахчисарайском районе. Создателям музея пришлось сменить его название на «Славянскую деревню», а две из трех украинских хат, привезенных с Волыни, подогнать под русский и белорусский антураж. К тому же, свои коррективы в представления о крестьянском быте XIX века внесли представители санэпиднадзора, вынудив вместо глиняных полов сделать в хатах настил из керамический плитки. Об установке на территории скансена памятника творцу известного «Запорожского марша», кобзарю Евгению Адамцевичу, похороненному в соседней Холмовке, судя по всему, пришлось забыть.

В феврале появилось сообщение о том, что в севастопольской гимназии № 5, носившей имя Леси Украинки, надругались над скульптурой поэтессы: «Кто-то особо обозленный на Украину проткнул в груди Леси дырку». Сотрудники гимназии сообщили, что в скульптуре отверстия просверлили намеренно для транспортировки, однако не объяснили, почему без подобных повреждений нельзя было обойтись.

В качестве аргумента для сноса памятников выдающимся украинцам в Крыму приводится «ленинопад», который «бандеровцы устроили на фашистской бывшей Украине»

В качестве аргумента для сноса памятников выдающимся украинцам в Крыму приводится «ленинопад», который «бандеровцы устроили на фашистской бывшей Украине». Однако соотносить культурных и политических деятелей – все равно что сравнивать теплое с мягким. Переспективу сноса памятников Шевченко в Крыму пытаются оправдать тем, что он «был очень враждебен Российской империи». Однако возникает вопрос: насколько дружественным по отношению к Российской империи был тот же Ленин, памятники которому крымчане так бережно охраняли от «бандеровцев» в феврале-марте 2014 года? А за какие заслуги Сталину сегодня в России ставят новые памятники, неся к старым охапки цветов?

В принципе, в Крыму звучат голоса и в защиту Кобзаря: мол, писал он не только на «бандеровском наречии», но и «на великом и могучем». Отрицать это никто не собирается – такова была дань тому времени. Простой пример для сравнения: может ли сейчас в Крыму добиться признания писатель или поэт, который творит на украинском языке? В том самом Крыму, где еще в 2000-х расклеивали листовки с текстом «Бойкот ющенкомовному ТВ» (уже тогда звучали голоса об «угнетении русскоязычного населения» со стороны «фашистского режима») и «Приехал в Крым – пиши по-русски»?

Теперь крымчан, приходящих возложить цветы к памятнику Шевченко, местные «антифашисты» называют «уродами, которые скоро возьмутся за ножи»

Однако вернемся к Чаленко, который призвал сделать Севастополь «территорией, свободной от Шевченко, пока Шевченко не сделал Севастополь свободным от русских». Стоит отметить, что памятник Михаилу Булгакову на Андреевском спуске в Киеве почему-то не сделал украинскую столицу свободной от украинцев, – несмотря на то, что украинцами являются практически все негативные и карикатурные герои произведений писателя. Территорию возле памятников Шевченко публицист называет «свободной от России», несмотря на то, что уже два года подряд она находится под неусыпным надзором представителей российских силовых ведомств. В марте 2014 года площадь вокруг Кобзаря в Севастополе стала местом массового побоища, когда участники пророссийской демонстрации напали на людей с украинскими флагами, преследуя и добивая их при почти полном бездействии правоохранителей. Теперь же крымчан, приходящих возложить цветы к памятнику Шевченко, местные «антифашисты» называют «уродами, которые скоро возьмутся за ножи», а силовики снимают их на камеры, переписывают их паспортные данные и периодически увозят с собой на «профилактические беседы».

В этом году участникам УКЦ в прокуратуре и МВД выдали предписание о недопустимости проведения акций ко дню рождения Шевченко в связи с «режимом чрезвычайной ситуации», после чего преследовали их чуть ни не по всему Крыму, напоминая об этом. Однако никакие ЧС не помешали возложить цветы к памятнику Кобзарю в Симферополе членам тех украинских общин Крыма, которые прошлым летом поблагодарили Владимира Путина за присоединение Крыма к России, а сейчас прославляют «защитников Новороссии».

В заключение хочется вспомнить строки из очерка незаслуженно забытого украинского писателя-диссидента Михаила Масютко, длительное время жившего в Крыму, об открытии памятника Ивану Франко во Львове в далеком 1964 году [17][18].

«Вдруг я слышу позади себя голос:

– Ну что они поставили такую громадину какому-то малоизвестному человеку... Можно же было поставить здесь памятник какому-нибудь революционеру...

Женщина, стоящая рядом со мной, оборачивается к ним.

– Ви хотели бы, чтобы Пушкину здесь поставили памятник?

– Ишь, какая бандеровка, – произносит коренастая фигура. – Надо позвать милиционера. Пусть дадут ей десяток лет тюрьмы за язык.

– Не больно пугайте нас своими тюрьмами! Знаем уже все ваши тюрьмы и ваши сибири. Показали хорошо! Вы и без тюрьмы нам тюрьму сделали! На вашей свободе не легче, чем за решеткой. Не то что в тюрьму – убить меня можете. Легче умереть, чем жить под вашим господством!

– Пойдемте, уважаемая, – подошла к женщине, вероятно, ее знакомая. – Было бы с кем говорить. Пусть снимают Франко и ставят своих пушкиных – на то они завоеватели...».

Читайте также: О войне с каменными классиками. Леся – не Украинка?

Максим Немирич, крымчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG