Доступность ссылки

Председатель российского Законодательного собрания Севастополя Алексей Чалый 22 марта ушел в отставку. Два года назад он сыграл одну из главных ролей в оккупации Крыма Россией и был провозглашен «народным мэром» Севастополя. Так же, как Сергей Аксенов и Владимир Константинов, Алексей Чалый 18 марта 2014 года подписывал так называемый «договор о принятии Крыма в состав России» и некоторое время исполнял обязанности губернатора Севастополя до назначения Сергея Меняйло. Одними из первых так называемых «героев крымской весны», которые ушли из крымского политикума, стали экс-зампредседателя Совета министров Крыма Рустам Темиргалиев и исполняющий обязанности главы администрации Севастополя в марте 2014 года Дмитрий Белик.

Какой будет политика Кремля в Крыму, почему Алексей Чалый разбрасывается должностями, и останутся ли на своих постах крымские чиновники, способствовавшие аннексии полуострова? Об этом в эфире Радио Крым.Реалии говорили политический обозреватель общественной организации «Крым.SOS» Тарас Ибрагимов и глава общественной организации «Чистый берег. Крым» Владимир Гарначук.


– Означает ли уход Алексея Чалого с поста председателя севастопольского Заксобрания, что бывший «народный мэр» проиграл борьбу губернатору Сергею Меняйло?

Ибрагимов: Я не считаю, что он проиграл. Мне кажется, политический кризис в Севастополе только набирает обороты, принимает новую форму. Заявления Алексея Чалого о том, что он будет добиваться выборов губернатора, говорят о том, что игра только начинается. У него не хватало голосов в Заксобрании для того, чтобы отправить в отставку Сергея Меняйло, но этого было достаточно, чтобы принимать важные решения – напомню, 13 из 24 депутатов. Сейчас пост спикера занимает депутат Екатерина Алтабаева, и она тоже состоит в команде «прочаловских». Он же просто окончательно отошел от политической бури, которую сам и создал.

Гарначук: Отставка Алексея Чалого вовсе не означает его поражение в конфликте с кем-либо. Есть очень простая логика. Возьмите историю России или Украины и посмотрите, кто из чиновников подобного ранга и авторитета самостоятельно ушел в отставку за последние 25 лет. Мне кажется, таких найти сложно. Говорить о том, что Алексей Чалый каким-то образом кому-то проиграл, нельзя. Возникла совершенно новая конфигурация, когда у него больше свободы, чем когда-либо раньше. Ведь работа на любой руководящей должности в регионе в российских реалиях предполагает очень плотное взаимодействие с федеральным центром и Администрацией президента – прежде всего, управлением внутренней политики, которое контролирует и координирует работу исполнительной и законодательной ветвей власти. Алексей Чалый же вышел из той парадигмы, в которую загоняют всех губернаторов России в плане взаимодействия в коррупционных схемах. Он никогда не занимался хищением денег, лоббированием своих личных или бизнес-интересов, и сейчас мы видим, что он сломал игру Администрации президента, а также представителя российского президента в Крыму Олега Белавенцева и министра обороны России Сергея Шойгу, которые курируют работу Сергея Меняйло.

– Но ведь, по сути, Алексей Чалый ушел с должности, которая давала ему рычаги влияния на исполнительную власть.

Гарначук: Вне зависимости от того, каков формальный статус Алексея Чалого, он обладает глобальным и неоспоримым авторитетом среди севастопольцев. Не важно, будет он председателем Заксобрания или нет.

– В чем секрет тех, кто остался в своих креслах через два года после «крымской весны», Тарас?

Ибрагимов: Такие люди, как правило, абсолютно системные и полностью вписываются в общероссийские политические реалии, а Алексей Чалый – человек несистемный. Я считаю, что с его отставкой завершился самый интересный этап политического кризиса в Севастополе. Вообще политическую жизнь в Крыму после аннексии очень точно описал Сергей Меняйло в интервью телеведущему Владимиру Познеру: «Парламент – это не место для дискуссий». В целом политика на полуострове не интересна, системна и предсказуема.

– Значит ли это, что Сергей Аксенов и Владимир Константинов будут сидеть в своих креслах только за счет лояльности Москве?

Сейчас убирать любую из крупных политических фигур из жизни полуострова опасно для Москвы
Тарас Ибрагимов

Ибрагимов: С крымскими руководителями все так и есть. Сейчас убирать любую из крупных политических фигур из жизни полуострова опасно для Москвы. Если Сергей Аксенов и Владимир Константинов будут и дальше допускать ошибки, то все равно удержатся на своих постах за счет необходимости не расшатывать ситуацию. Их отставка будет означать, что переходный период на полуострове закончился, что он влился в обычную российскую повседневность.

Гарначук: Я не совсем согласен с такой оценкой. На мой взгляд, относительно крымских руководителей отсчет уже идет. В России есть определенный набор критериев для оценки работы губернаторов. В первую очередь, это отсутствие конфликтов руководителя с федеральными чиновниками, правоохранительными и законодательными органами и выполнение определенных задач: сохранение социальной, политической стабильности в регионе. Сергей Аксенов выполняет функцию символа, который вернул Россию в Крым. У него, конечно, карт-бланш по сравнению с другими губернаторами, многих из которых уже давно бы отправили на покой за то, что позволяет себе Сергей Аксенов. Но чем больше проблем он приносит российскому руководству, тем ближе его отставка.

– Почему в Крым не прислали десант федеральных чиновников после марта 2014 года?

Ибрагимов: Нужно было сохранить на ключевых постах публичных людей, которые сыграли решающую роль во время аннексии, чтобы подчеркнуть стихийность, «народность» произошедшего.

Владимир Гарначук
Владимир Гарначук

Гарначук: Я наблюдал эти процессы лично. Команда Сергея Аксенова и Владимира Константинова самостоятельно определяла, кого назначать на ключевые должности, и так как они имели представление только об украинской кумовской политике времен президента Виктора Януковича, то у руля Крыма оказались их друзья, родственники, любовницы. Это при мне происходило и вызывало явное недовольство крымчан. Владимир Константинов буквально протащил в депутаты любовниц – фактически это гарем, на мой взгляд. Очень важно понимать, что когда федеральные власти предлагали свою помощь, то их в грубой форме посылали. Министерство по делам Крыма проработало всего год, потому что ему просто не давали работать деятели крымского правительства. Была негласная задача не давать никакую отчетность, всех не своих выживать.

– Но все же была какая-то договоренность о том, что Крым – это вотчина Сергея Аксенова?

Гарначук: На момент вхождения Крыма в состав России Сергей Аксенов был лидером, который выполнил поставленные ему задачи, – единственным лидером, которому доверяли и крымчане, и россияне. Естественно, все знали о его прошлом. Президент Владимир Путин всегда дает карт-бланш губернаторам на 2-3 года, чтобы те навели порядок в регионе всеми доступными им средствами и показали результат. В случае с Сергеем Аксеновым этот срок истекает, к нему все больше и больше вопросов, почему Крым не развивается. Но изначально его оставили руководителем за роль во время «крымской весны» и за решительность, энергичность во время переходного периода.

– Спасибо, Владимир. Остается ли Крым приоритетным регионом для Москвы, Тарас? Как ситуацию в том же Севастополе могут оценивать в Кремле?

Ибрагимов: Сложно прогнозировать и судить об этом. Показательным был визит на полуостров представителей пропутинского «Общероссийского народного фронта», который оценивает работу губернаторов. Они даже попытались помирить Алексея Чалого и Сергея Меняйло, и по итогам отчета активистов можно было ожидать жесткой реакции именно на действия губернатора, учитывая все его ошибки и слабость как управленца. Однако такого отчета не последовало, формулировки сильно смягчили, и тогда стало понятно, что, скорее всего, Алексей Чалый отступит. Сейчас самый интересный вопрос: не исчерпал ли он свой лимит лояльности Кремлю? Рассматривают ли его как кадровый резерв? Относительно Сергея Меняйло никаких движений ждать не стоит.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG