Доступность ссылки

Юрий Османов


Юрий Османов

1 апреля исполнилось 75 лет со дня рождения активного участника крымскотатарского национального движения, политзаключенного советских лагерей Юрия Османова.

Он родился в деревне Биюк-Каралез Куйбышевского района Крымской АССР за несколько месяцев до начала войны. Отец Бекир Османов – по профессии агроном, во время войны знаменитый крымский партизан – вместе с семьей и своим народом оказался в местах изгнания.

Бекир Османов стал одним из тех людей, кто в середине 1950-х стоял у истоков крымскотатарского национального движения. Благодаря нему в движение пришли сотни активистов, в том числе и его сын Юрий…

Юрий Османов
Юрий Османов

В 1965 году юноша окончил прославленное Московское высшее техническое училище имени Баумана. Он занимался наукой, работал в Объединенном институте ядерных исследований в Дубне, Институте высоких энергий в Серпухове Московской области. В этот период Юрий глубоко и основательно изучал наследие великого крымскотатарского просветителя Исмаила Гаспринского, участвовал в составлении документов национального движения. Находясь в Москве, был постоянным представителем крымскотатарского народа в столице, принимал соотечественников из регионов.

В начале 1960-х он начал писать стихи, а первые серьезные стихотворения появились в 1965 году в самиздате. Такие стихи, как «Голос родины», поэма «Я обвиняю» стали позднее «уликами» для репрессий.

15 сентября 1967 года прокурором Ферганской области было возбуждено уголовное дело по факту «распространения документов клеветнического содержания». Основанием к возбуждению уголовного дела послужили письма в адрес газет «Ленин байрагъы» (Ленинское знамя) и «Социалистическая законность». Это были письма старейших участников национального движения Бекира Османова под названием «Вопрос о национальной судьбе крымскотатарского народа» и Мухсима Османова «Узбекистан – форпост национальной дискриминации и жестокого преследования крымскотатарского народа». По этому делу в январе 1968 года и был арестован Юрий Османов. Кроме распространения и составления документов о проблеме крымских татар, ему инкриминировались исторические исследования о жизнедеятельности Исмаила Гаспринского.

Юрий Османов (второй справа) с соотечественниками незадолго до ареста. Рядом с ним активисты национального движения Айше Сеитмуратова и Сервер Шамратов
Юрий Османов (второй справа) с соотечественниками незадолго до ареста. Рядом с ним активисты национального движения Айше Сеитмуратова и Сервер Шамратов

Юрий был приговорен к двум с половиной годам лишения свободы лагеря усиленного режима. Срок отбывал в уголовном лагере на золотодобывающем прииске в пустыне Кызылкум.

После освобождения Юрия не приняли на прежнюю работу. Ему пришлось переехать в азербайджанский Сумгаит. Здесь он работал в проектном отделе местного стекольного завода, сделал несколько изобретений. Но от национального движения не отошел, организовав в Сумгаите небольшую инициативную группу.

В 1972-м он переезжает в Фергану, работает в проектном отделе завода азотных удобрений, затем в институте «Гипроводхоз».

Ударом для семьи стала смерть в 1974 году любимой матери и жены – Марии Владимировны Гущинской. Ее уважали и любили тысячи крымских татар, и хоронили тоже крымские татары.

Мария Владимировна, Юрий и Бекир Османовы
Мария Владимировна, Юрий и Бекир Османовы

В этот период Юрий продолжает активно участвовать в деятельности Ферганской инициативной группы, являясь основным составителем ее документов. Отец и сын Османовы проанализировали и обработали данные переписи о масштабах людских потерь и материального ущерба в период депортации.

Подробно рассказал об этом сам Юрий Бекирович. Его материал «История замысла акции» был опубликован в 1993 году в газете «Арекет».

Тогда в конце 60-х годов Национальное движение крымских татар поставило задачу сорвать маску с шовинизма и предъявить ему иск Международного трибунала
Юрий Османов

Османов пишет: «Тогда в конце 60-х годов Национальное движение крымских татар поставило задачу сорвать маску с шовинизма и предъявить ему иск Международного трибунала. Это была долгосрочная программа, потребовавшая огромного напряжения сил движения. Она была открыто провозглашена в «Заявлении по факту фальсификации материалов государственной переписи 1970 года», в котором национальное движение крымских татар предупредило, что если фальсификация не будет устранена и подлинные данные о численности крымскотатарского народа не будут опубликованы, если не будут обнародованы подлинные данные о программе геноцида, действовавшем с 1944 года – это сделает народ».

Завершение этой деятельности пришлось на апрель-май 1974 года. В основу были положены материалы трех (1957, 1966, 1970-1973 годов) самопереписей, позволившие выявить основные демографические потери крымскотатарского народа, пережившего трагедию депортации, жизнь в спецпоселениях и в изгнании.

Как отмечает Османов, непосредственное создание документа длилось девять-десять месяцев. Кропотливая работа над рассеянными по многочисленным источникам сведениям исторического, статистического и хозяйственного характера по населенным пунктам Крыма позволила не только выявить общую численность нации (560 тысяч человек, 112 тысяч семей) на момент выселения, но и соотнести ее «с картиной распределения крымскотатарского народа по основным экономическим, историко-культурным зонам Крыма, типом жилищ, составом угодий».

«Разгар работы над документом совпал с чрезвычайно драматическими обстоятельствами в атмосфере шовинистической вакханалии, приуроченной к тридцатилетию высылки, обысков, задержания на улицах под предлогом «сопротивления властям». В далеком сибирском селении Базой в лагере «общего режима» среди разнузданной шпаны отбывал срок Оджа – ветеран войны, ветеран движения Джеббар Акимов, бывший редактор КрымГИЗа, один из узкого круга посвященных в замысел документа. В мучительной агонии умирала Мария Владимировна Гущинская, верная спутница жизни Б. Османова. Ее рукой были переписаны многие черновые материалы и таблицы готовящегося документа», –вспоминал это время Юрий Османов.

Джеббар Акимов и Бекир Османов
Джеббар Акимов и Бекир Османов

На основании исторических справок были составлены семь Актов, которые Национальное движение крымскотатарского народа предпосылало грядущему Международному трибуналу социализма, и, обобщая все, появился основной документ пакета «Требование, непреклонная воля крымскотатарского народа».

В 1979 и 1982 годах в квартире Юрия Османова были проведены четыре обыска. В декабре 1982 года в Фергане его арестовали. Ему было предъявлено обвинение по той же статье, что и в 1968 году.

Суд начался 3 мая 1983 года и продлился неделю. В первый день слушание дела было отложено на сутки, так как Османов отказался участвовать в процессе, пока в зал не допустят его близких. На следующий день в зал были допущены родственники и несколько его знакомых.

Защищал он себя сам. Ему вменялось в вину подписание писем и обращений крымских татар и несколько документов, написанных им лично о проблеме крымских татар.

Виновным себя Османов не признал. Свидетели, вызванные в суд, выразили свою солидарность с подсудимым. Все они подтвердили правдивость содержания инкриминируемых ему документов. Приговор – 3 года лагерей строгого режима.

12 июля 1983 года кассационная инстанция рассмотрела жалобу Османова и оставила приговор без изменений. Срок заключения Юрий отбывал в Якутии.

Вскоре после суда над сыном, 26 мая 1983 года, в Крыму скончался его отец – Бекир Османов

Вскоре после суда над сыном, 26 мая 1983 года, в Крыму скончался его отец – Бекир Османов. Похороны авторитетнейшего и уважаемого всеми крымскими татарами (и не только ими!) человека проходили под пристальным наблюдением милиции и КГБ: участников похорон фотографировали и записывали номера их автомашин.

28 мая Бекир Османов был похоронен в селе Донское (до депортации Беш-Терек) Симферопольского района, рядом с могилой Мусы Мамута, за пять лет до этого совершившего самосожжение в знак протеста против дискриминационной политики властей…

За несколько дней до окончания срока против Юрия было возбуждено новое уголовное дело. Он был признан психически больным и помещен в Благовещенскую психиатрическую больницу. В 1987 его перевели в Ферганскую психиатрическую больницу, из которой выписали через полгода.

Выйдя на свободу, Османов возглавил одно из влиятельных течений в движении – Ферганское, оформившееся впоследствии в Национальное движение крымских татар (НДКТ).

Летом 1989 во время погрома турок-месхетинцев в Ферганской долине при его участии был предотвращен конфликт между местным узбекским населением и крымскими татарами.

В 1989 году Юрий Османов работал в комиссии Верховного Совета СССР по проблемам крымскотатарского народа. Разработанный им проект «Декларации о преступности и противоправности государственных актов против народов, оказавшихся жертвами депортации» лег в основу принятой Верховным Советом СССР 14 ноября 1989 года Декларации «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав».

В октябре 1990 года Юрий Османов был назначен исполняющим обязанности председателя Государственного комитета по делам депортированных народов при Крымском облисполкоме

В октябре 1990 года он был назначен исполняющим обязанности председателя Государственного комитета по делам депортированных народов при Крымском облисполкоме. При его участии были достигнуты договоренности с руководителями среднеазиатских республик о помощи в возвращении крымских татар.

Как сказано в предисловии Информационной группы НДКТ к «Белой книге национального движения крымских татар»: «Комитет добился финансирования отдельной статьей Бюджета СССР целевой программы по осуществлению первоочередных мер, связанных с возвращением крымскотатарского народа на родину в Крым и было выделено 200 млн. рублей и дополнительно из бюджетов союзных республик еще 50 млн. рублей. Враги крымскотатарского народа в Крыму, в Киеве и Москве после поражения в Верховном Совете СССР и победы крымскотатарского народа, объединились и всю свою агрессивную мощь направили против созданного Комитета и в первую очередь против его Председателя с использованием национал-предателей из числа крымских татар. Комитету удалось проработать, без одной недели, шесть месяцев. 22 марта 1991 года Председатель Комитета Юрий Бекирович Османов был отстранен от работы, Комитет был разгромлен».

В 1991 году Юрий Османов основал газету «Арекет» (Движение). Спустя два года стал деканом факультета востоковедения Международного Таврического эколого-политологического университета.

Вечером 6 ноября 1993 года Юрий Османов подвергся жестокому избиению, на следующий день он скончался от полученных травм. Согласно материалам следствия, он стал жертвой хулиганского нападения. Его сторонники считают, что это было политическое убийство.

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG