Доступность ссылки

«Пусть хоть ведрами носят»: запустит ли Украина Северо-Крымский канал


Вот уже второй год Крым живет без воды из Северо-Крымского канала. Может ли Украина запустить канал, для чего строит и достроит ли дамбу на Херсонщине и кто должен обеспечивать водой Крым? Об этом говорим с заместителем главы украинской Госслужбы по делам Крыма и Севастополя – Заремой Озенбаш и депутатом Верховной Рады Украины предыдущих созывов – Андреем Сенченко.

Несколько десятилетий подряд весной на полуострове запускали Северо-Крымский канал. Ежегодно он поставлял в Крым порядка миллиарда кубометров днепровской воды, а это 85% от потребностей Крыма. Все изменилось после российской аннексии: в русле канала возвели дамбу, и вода в Крым не поступает уже два года. Одним из инициаторов этих изменений стал в то время исполняющий обязанности заместителя главы Администрации Президента Андрей Сенченко.

Радио Крым.Реалии/ Северо-Крымский канал. «Просто добавь воды»
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:21:47 0:00

– У нас в гостях депутат Верховной Рады Украины предыдущих созывов Андрей Сенченко и заместитель главы украинской Госслужбы по делам Крыма и Севастополя Зарема Озенбаш. Андрей, Зарема, по вашему мнению, как большинство крымчан относятся к перекрытию канала?

Андрей Сенченко
Андрей Сенченко

Сенченко: Вопрос совершенно не в этом. Вопрос в том, что у нас идет война с Российской Федерацией, и, безусловно, в этой войне Украина должна защищаться всеми доступными методами и отстаивать территориальную целостность. Последнее, что мы должны делать – это жертвовать жизнями наших солдат. А в первую очередь – осуществлять экономическое давление как со стороны Украины, так и мирового сообщества. Наша задача – сделать цену оккупации непомерной для государства-агрессора. Этим продиктованы наши усилия. Так что референдумы на тему «открывать или не открывать канал» бессмысленны.

Озенбаш: Я абсолютно согласна с Андреем Виленовичем. Вопрос совершенно не в том, как люди считают. Это очень сложный и важный вопрос, и в первую очередь это вопрос национальной безопасности Украины.

– В 2014 году председатель российского комитета по водному хозяйству Игорь Вайль высказывал уверенность, что подача воды будет возобновлена. Сложно ли было принимать решение о перекрытии канала? Встречали ли вы противодействие?

Никто не позволит включить воду оккупантам
Андрей Сенченко

Сенченко: Безусловно, противодействие было. Были попытки господина Яценюка – у меня сохранился документ с его резолюцией провести совещание на тему акционирования Северо-Крымского канала, и это уже после оккупации. Было давление и на Владимира Гройсмана, который тогда был вице-премьером и министром регионального развития. Сохранились протоколы совещаний, которые он проводил, и давал поручения включить воду. Но я должен сказать, что у нас нет никакой дилеммы, вообще не пойму, почему сейчас возникла эта дискуссия. Никто не позволит включить воду оккупантам. Вспомните, как народ, возмутившись, положил конец позорной торговле, по сути, на линии фронта, между Украиной и оккупированной частью нашей Родины – Крымом. Как был положен конец преступным поставкам электроэнергии в Крым. Да, фермеры говорят о своих бедах. Мы понимаем эти беды. Но у нас на весах – жизни наших солдат, которых убивают оккупанты на Донбассе. А, чем больше они будут вынуждены тратить на энергообеспечение, водообеспечение, поставки товаров в оккупированный Крым, тем меньше они потратят на убийство.

– Дискуссия вокруг Северо-Крымского канала, видимо, будет возобновляться каждый раз с началом поливного сезона до тех пор, пока не будет принято некое четкое решение. На каком уровне должно приниматься стратегическое решение о водоснабжении и энергоснабжении Крыма?

Озенбаш: Это стратегически важный вопрос, и я считаю, что вопросы в том числе водоснабжения, как и поставок электроэнергии – это вопрос уровня Совета национальной безопасности и обороны Украины.

– Вчера в эфире «Громадського» глава Госслужбы по делам Крыма Нариман Устаев сказал о том, что нехватка воды в Крыму может стать причиной агрессии в отношении Украины с территории аннексированного Крыма. Насколько это вероятно?

Сенченко: Вы знаете, это опять неправильная постановка вопроса. Не может глава Госслужбы затевать дискуссию на эту тему, и никакое РНБО не может принимать решение. В чем главная украинская проблема? Она не в реформах, а в отсутствии правового стержня. Потому что наша власть на всех уровнях, начиная с президента, РНБО, Кабмина, парламента, не понимает, что народ их всех нанял на выборах, но не дал безграничную власть. Они находятся в рамках, и эти рамки называются Конституция и законы Украины. Так вот, Конституция и законы Украины обязывают нашу власть бороться за суверенитет и восстановление территориальной целостности страны. Все, что касается оккупированных территорий, будь то Крым или Донбасс, регулируется Женевской конвенцией 1949 года – это международное соглашение, которое Украина ратифицировала, и, соответственно, оно считается частью нашего законодательства. Так вот, эта конвенция совершенно четко определяет, что есть обязанности оккупационных властей. Вы оккупировали – значит, вы несете все тяготы по обеспечению жизнедеятельности территории. Они уйдут – мы примем территорию, и тогда вся ответственность будет на нас. И, поверьте, плакать по поводу русла канала не стоит. Вернем Крым Украине – и приведем все в порядок. Никто не будет восстанавливать эту инфраструктуру в ее первоначальном состоянии, как она строилась 60 лет назад. Есть современные технологии и методы привлечения инвестиций. Только эти инвестиции в оккупированный Крым никогда не пойдут.

– С нами на связи наш слушатель Александр Павлович из Армянска. Александр Павлович, что бы вы хотели спросить или сказать?

В Северном Крыму в основном проживают украинцы и крымские татары. Это степные районы. Сейчас страдают люди, которые не голосовали на референдуме за присоединение к России
Александр Павлович, крымчанин

Александр Павлович: Андрей Виленович, я всегда с уважением к вам относился. Но ведь в Северном Крыму в основном проживают украинцы и крымские татары. Это степные районы. Сейчас страдают люди, которые не голосовали на референдуме за присоединение к России. России начхать – есть вода, нет воды. Им все равно, это я знаю точно. А население, люди страдают. А ведь они поддерживают, надеются, ждут, что Украина вернет Крым назад. Но земли засаливаются – что будет дальше? Вот мой вопрос к вам.

Сенченко: Я вынужден ответить вопросом на вопрос, понимая при этом, что мой вопрос поставит вас в неудобное положение. Мы с вами вместе как крымчане собираемся возвращать Крым в состав единой Украины? Если собираемся, то придется потерпеть. Потому что, поверьте, те наши граждане, которые пошли на фронт защищать страну и положили там свою жизнь, потеряли руки-ноги, пожертвовали намного большим, чем сегодня жертвуют крымские фермеры. Я отдаю себе отчет в том, что они столкнулись с огромными трудностями. Я надеюсь, что вы в душе меня поняли. Я не прошу вас озвучивать ответ для ФСБ.

– Действительно, важно думать и о безопасности слушателей, учитывая, какой интерес проявляют крымские спецслужбы к нашему ресурсу. Сейчас на административной границе с Крымом, возле Каланчака, возводят капитальную дамбу за 50 миллионов гривен. Там уже установлены шлюзы, согласно документации, будет установлен счетчик. Но дамба не достроена, поскольку в этом году Верховная Рада не выделила денег на окончание строительства – не хватает порядка 15 миллионов гривен. Вот что говорит начальник отдела водохозяйственного строительства Госводагентства Сергей Врадин.

МНЕНИЕ

Врадин: В прошлом году Верховной Радой были выделены средства на начало строительства, но в этом году остаток средств не предусмотрен. Если только средства будут в наличии, в нынешнем году сооружение должно заработать. Если будет спуск, вода будет течь уже по существующему руслу. Если возникнет аварийная ситуация, и произойдет сброс воды, то она будет течь по руслу.

– С нами на связи наш слушатель Сергей из Керчи. Сергей, какой у вас есть вопрос?

Сергей: Насчет канала – да, в Крыму сейчас действительно тяжело без воды. Но меня интересует, почему все-таки Украина думает, что, перекрыв воду, вернет Крым назад. Вы всегда переживаете за татар, это присутствует в ваших передачах. Но вы же знаете процентное соотношение, сколько в Крыму живет крымских татар. У вас никогда не звучит то, сколько в Крыму украинцев. Их ведь гораздо больше, чем татар. А вы о них вообще никогда и речи не ведете.

– Давайте еще раз кратко скажем, почему было перекрыто русло Северо-Крымского канала.

В Северо-Крымский канал поступает 85% пресной воды. Но это та часть воды, которая нужна для ведения хозяйственной деятельности. Мирное население Крыма снабжается своей пресной водой
Зарема Озенбаш
Озенбаш: Как уже говорилось, в Северо-Крымский канал поступает 85% пресной воды. Но это та часть воды, которая нужна для ведения хозяйственной деятельности. Мирное население Крыма снабжается своей пресной водой. Мы как государство Украина ни в коем случае не должны решать те проблемы и вопросы, которые возникают перед оккупационной властью. Именно поэтому мы перекрыли Северо-Крымский канал, и вода, я надеюсь, не будет поступать, а дамба будет достроена и выдержит поток воды, который соберется в Каланчаке. Все проблемы, которые возникают в Крыму, оккупационная власть должна решать сама. И я уверена, что это будет одной из составляющих скорейшей деоккупации и реинтеграции Крыма.

Сенченко: Я хочу добавить: мы отдаем себе отчет, что в самом сложном положении, если не считать бывшего поливного земледелия, находятся Керчь, Феодосия и Судак. Но вынужден напомнить, что еще весной после незаконной аннексии Крыма, туда незаконно прилетело все российское правительство во главе с Дмитрием Медведевым, и повело заседание по поводу крымских проблем. Медведев там рассказывал анекдоты о строительстве опреснительных заводов. Два года прошло. Интересно, где эти заводы? Где они их вообще собирались строить? Это системный обман, который использовался для попытки одурачивания населения в Крыму. Комментируя вопрос слушателя, хочу повторить: электроэнергия отключалась не для того, чтобы страдали крымчане, а для того, чтобы цена оккупации для России была выше. И в любой момент после отключения поставок электроэнергии с материковой части Украины в Крыму было достаточно генерации – мы это мониторили, в том числе завезенные станции и их мощность. Но, опять же, приоритет отдавался российской военщине, а не населению Крыма. Об этом тоже нужно думать. Когда наконец перекрыли товарные поставки, мы понимали, что все равно есть масса возможностей завезти товар в Крым. Вот только логистика и цена этого процесса другая. Точно так же с водой. Мы знаем обо всех усилиях оккупантов – как они прокладывали трубы, спускали по руслам рек воду из водохранилищ и так далее. Это огромные затраты, которые ложатся на бюджет страны-агрессора и приближают возвращение Крыма и Донбасса, восстановление мира.

– Глава так называемого Госсовета Крыма Владимир Константинов сказал, что «необходимо представить полноценную концепцию с учетом современных технологий как в сфере сельхозпроизводства, так и добычи воды, хранения и транспортировки». Это один из важнейших вопросов на день, сказал Константинов, и добавил о Северо-Крымском канале: «Понятно, что мы не будем никогда иметь этой воды, и она нам в таком виде, скажу откровенно, я глубоко убежден, не нужна». О чем свидетельствуют такие слова? Ведь еще не так давно крымская власть говорила, что эта вода необходима. Теперь выясняется, что она не нужна – даже учитывая, что Сергей Аксенов ввел режим готовности к чрезвычайной ситуации в связи с вопросами водоснабжения.

Сенченко: Я не очень понимаю, зачем нам обсуждать измышления коллаборационистов в Крыму. Это вообще не власть. Это, извините, отбросы общества, которые пошли в услужение оккупантам.

– Получится ли у них создать новую систему водоснабжения?

Оккупанты обязаны. Поэтому жители оккупированной территории имеют полное право с них требовать
Андрей Сенченко

Сенченко: Вы вновь о том же. Я исхожу из того, что существует международное право. Оккупанты обязаны. Поэтому жители оккупированной территории имеют полное право с них требовать. Как они будут изворачиваться, врать дальше, пытаться что-то конструировать или, наконец, уходить с нашей территории – посмотрим. В конечном итоге они уйдут. Я надеюсь, что достаточно скоро.

Озенбаш: Я согласна с Андреем Виленовичем. Это проблема оккупантов, проблема сегодняшней так называемой власти. Как они будут ее решать? Это их задача. Могут тянуть водопроводы и магистрали, как они тянут газопроводы и нефтепроводы. Пусть хоть дедовским способом, ведрами носят. Но эту проблему должны решать они.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG