Доступность ссылки

«В российском правовом поле не существует справедливости и логики» – юрист


«Дорога смерти» Симферополь-Дубки, на которой из-за провала грунта произошла авария, унесшая жизни 6 человек

Крымчане вспоминают о двух резонансных крымских авариях, чьи вероятные виновники остались безнаказанными. Их жертвы – шестеро погибших на трассе Симферополь-Дубки, где в сентябре 2014 в провалившийся грунт упала машина. И погибшие в Феодосии врач и фельдшер скорой помощи. В марте 2013 в их «скорую» врезалась иномарка. За рулем был сотрудник СБУ, а теперь российской ФСБ Михаил Анисимов. О том, почему никто не ответил за смерть 8 крымчан в 2 авариях, говорим с переселенцем из Крыма, украинским юристом Сергеем Мокренюком.

Радио Крым.Реалии/ 8 жертв аварий, за чьи смерти никто не ответил
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:21:47 0:00

Недавно стало известно об амнистии, которую получили сотрудники бахчисарайского Дорожно-строительного управления, построившего участок дороги Симферополь-Дубки с нарушениями, что и привело к трагедии. Амнистию приурочили к 70-летию победы во Второй мировой войне, этой фирмой руководит крымский депутат от «Партии регионов», а на момент аварии уже «единоросс» Игорь Аржанцев. Когда произошло ДТП, Сергей Аксенов распорядился создать комиссию по расследованию причин ДТП, подрядчика обещали не допускать к дорожным работам, но его дочерние структуры продолжали получать подряды на ремонт дорог, например, в Симферополе. Еще одна авария произошла в марте 2013 – авто под управлением тогда еще сотрудника СБУ Михаила Анисимова на перекрестке врезалось в карету «скорой помощи».

СТО СЛОВ ПО ТЕМЕ

9 марта 2013 на перекрестке в Феодосии иномарка врезается в карету «скорой помощи» – медицинский транспорт с сиреной и проблесковыми маячками везет в больницу пациента в коме. От удара автомобиль переворачивается. На месте погибает фельдшер. Девушке было 26 лет. В больнице скончался 56-летний врач. Фольксвагеном управлял крымчанин, сотрудник киевского управления СБУ Михаил Анисимов. Сначала он объявляется потерпевшим, а через несколько месяцев – обвиняемым. Следствие устанавливает, что он ехал по городу со скоростью свыше 90 километров в час. Двигаясь по второстепенной дороге, он протаранил «скорую» на главной. СБУ-шнику угрожало от 5 до 10 лет лишения свободы, но суд закончился, так и не успев начаться: случилась аннексия. Сейчас бывший СБУ-шник Михаил Анисимов – сотрудник российской ФСБ.

– С нами на связи Сергей Мокренюк – юрист, адвокат потерпевшего, водителя «скорой» Владимира Олифера. Сергей, на какой стадии дело, какие последние новости?

Сергей Мокренюк
Сергей Мокренюк

Мокренюк: Свою адвокатскую помощь я прекратил с момента аннексии, поскольку сразу выехал на материк и оказывать услуги уже не мог. Мне известно, что якобы российская экспертиза и прокуратура Крыма обвиняют в ДТП уже не бывшего СБУ-шника Анисимова, а водителя «скорой». Документов я не видел.

– Какой статус в деле у Анисимова?

Мокренюк: Насколько знаю, теперь он является потерпевшим.

– Когда произошла ДТП, и сотрудник СБУ был назван потерпевшим, в Феодосии люди выходили на акции протеста. Как это было?

Мокренюк: Учитывая, что этот СБУ-шник – феодосиец и работал там в СБУ, потом в главке СБУ в Крыму, затем занимался борьбой с коррупцией, первое, что он сделал – насколько мог, воздействовал на правоохранительные органы, и они фальсифицировали материалы. Например, важно понимать, кто в кого врезался при ДТП и кто где двигался. Фольксваген врезался в бок «скорой», она подлетела, ударилась в столб и перевернулась в воздухе. Боковой удар снизу был огромной силы. Начали фальсифицировать, кто в кого въехал, у кого было преимущество для движения, пытались доказать, что «скорая» ехала без маячков – это мы опровергли. Также доказывали, что водитель ехал на запрещающий сигнал светофора. У меня как представителя защиты было два инструмента. Первый – закон. Я заявлял ходатайства, предоставлял доказательства, участвовал в следственном эксперименте, что в дальнейшем позволило доказать, что скорость машины Анисимова была намного выше 90 километров в час при разрешенных 60. Экспертиза была вынуждена подтвердить, что причиной ДТП были именно его действия.

– В какой стадии было дело на момент аннексии, каков был статус сторон?

После оккупации судья Керченского городского суда Резниченко вернула обвинительный акт в прокуратуру, и уже пророссийская прокуратура полностью переделала результаты. На момент аннексии Анисимов был обвиняемым по уголовному делу и даже подсудимым
Сергей Мокренюк

Мокренюк: Весной 2013 статус потерпевшего был и у водителя «скорой», и у водителя фольксвагена. Но мы использовали все законные механизмы, кроме того, к нам присоединились граждане, и были проведены две общественные акции: митинг у здания прокуратуры, на который собралось более тысячи людей, и пеший ход от места аварии к зданию СБУ. Эти акции и наши действия защиты помогли получить адекватное заключение экспертов и обвинительный акт на Анисимова, который был передан в суд в декабре 2013. После оккупации судья Керченского городского суда Резниченко вернула обвинительный акт в прокуратуру, и уже пророссийская прокуратура полностью переделала результаты. На момент аннексии Анисимов был обвиняемым по уголовному делу и даже подсудимым.

– Мы также вспоминали ДТП на объездной Симферополя, на участке Мирное-Дубки. Тогда погибло 6 человек. Ход следствия носил тот же характер: люди, доказательства чьей вины были собраны, оказались амнистированы. Насколько это сейчас характерно для Крыма?

Мокренюк: Эти два дела – достаточно четкий маркер. Крым попал в орбиту российского законодательства и порядков. Пример Анисимова – это включение всех возможных коррупционных связей, механизмов, защита работника правоохранительной системы при любых обстоятельствах. Что касается второго ДТП – все то же, только заинтересованное лицо – представитель не правоохранительной системы, но государственной власти, человека, сидящего на распиле бюджетных денег. Власть демонстрирует, что ей абсолютно плевать на закон, на пострадавших – она будет выгораживать людей, которые ей ценны, и сажать вопреки разуму, логике.

– С нами на связи вдова погибшего врача «скорой помощи» Игоря Сергеева – Ирина Сергеева. Ирина, есть ли у вас новости относительно расследования дела?

Производится новое расследование, все разворачивается на 180 градусов, обвиняемым становится водитель «скорой помощи», а бывший сотрудник СБУ, а ныне ФСБ, становится невиновным
Ирина Сергеева

Сергеева: Когда Крым вошел в состав Российской Федерации, дело передали в суд для приведения в соответствие с законами России. Материалы блуждали непонятно где, мы их искали, и вот 18 мая 2015 года возбудили уголовное дело вновь. Производится новое расследование, все разворачивается на 180 градусов, обвиняемым становится водитель «скорой помощи», а бывший сотрудник СБУ, а ныне ФСБ, становится невиновным.

– Как вы считаете, возможна ли здесь справедливость?

Сергеева: О какой справедливости может быть речь, если собираются наказывать невиновного человека?

– Как вам объяснили такое изменение в ходе следствия?

Сергеева: Поначалу нам обещали, что все будет абсолютно законно, и сотрудник правоохранительных органов никоим образом не будет влиять на следствие. Но все повернулось так, как хотелось ему.

– Ирина, контактировали ли вы с Анисимовым? Возможно, он раскаялся, исправился?

Сергеева: В чем исправился? Он пытается переложить свою вину на другого человека.

– Сергей, что вы можете добавить?

Если не ошибаюсь, ни Сергеева, ни Олефир вообще не могли найти дело – месяцев восемь их водили за нос
Сергей Мокренюк

Мокренюк: Если не ошибаюсь, ни Сергеева, ни Олефир вообще не могли найти дело – месяцев восемь их водили за нос. То рассказывали, что дело в Следственном комитете, то что в прокуратуре, то в одной, то другой. Сразу было ясно, что дело фальсифицируют в пользу Анисимова, ведь он сотрудник ФСБ России.

– По другому ДТП состоялась амнистия. Многие говорят, что это маркер неравного отношения к людям, избирательного применения закона, ведь в Крыму сидит много людей за действия, которые не повлекли смертельного исхода. Как вы оцениваете эту ситуацию?

Мокренюк: Смысл любой законодательной системы – единые правила для всех. Мы же видим, что правило одно: российское государство защищает тех, кто выполняет нужные ему задачи – либо карательные функции, либо расхищение бюджета. Неважно, что написано в законе. Важно, какое значение имеет человек для власти. Что такое справедливость, элементарная логика? Этих вещей не существует в российском правовом поле.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG