Доступность ссылки

Чума и коррупция. Севастопольское восстание 1830 года


Карло Боссоли. Общий вид Севастополя, 1856 год

Специально для Крым.Реалии

Годы пребывания Крыма под сенью двуглавого орла Российской империи вовсе не были временем «тиши, глади да Божьей благодати». Поражение Петербурга в Крымской войне – факт, известный всем. Позорная политика вытеснения с полуострова крымских татар долго замалчивалась, но стала активно исследоваться в последние годы. Пришло время осветить и восстания местных жителей против властей, главное из которых состоялось в Севастополе в июне 1830 года.

Началось все с того, что в мае 1828 года, сразу после начала очередной русско-турецкой войны, в имперской армии вспыхнула эпидемия чумы. Чтобы болезнь не вышла за пределы военных баз, в Севастополе в июне следующего года был установлен карантин, которому были подвергнуты все его жители без разбора. Вследствие карантина наступил голод, пышно расцвели спекуляция, злоупотребления флотских интендантов и коррупция в среде чиновников.

Город превратился в сплошную тюрьму, голод стал обыденным явлением

Случаев инфицирования собственно чумой так и не выявили, однако всех «подозрительных» тотчас помещали в пустующие казармы и на списанные корабли, где они массово гибли от голода, холода и бесчеловечного отношения. 10 марта 1830 года появилось «всеобщее оцепление», никто из жителей не мог покинуть Севастополь. Город превратился в сплошную тюрьму, голод стал обыденным явлением. Каторжный режим продолжался два с лишним месяца. 27 мая того же года карантин был снят со всего города за исключением беднейшего района – Корабельной слободки, где оцепление оставили еще на три недели.

В ответ население вышло на улицы с протестом. Военный губернатор города Николай Столыпин направил для переговоров с демонстрантами протопопа Гавриила Софрония. В ответ на уговоры священника народ отвечал:

«Долго ли еще будут нас мучить и морить? Мы все здоровы и более полутора месяцев находимся в карантинном состоянии по домам своим: дома наши окурены, мы и семейства наши очищены. Нас обнажили, купали во время холода в морской воде. Скоро год, как заперт город – и жены наши, а также вдовы умерших и убитых матросов, с детьми своими, остаются в городе без заработков; все вообще сидели всю зиму в холодных домах, не имели пищи, все, что было по домам деревянного, сожгли; платье свое, скотину и все, что имели, продали и покупали хлеб, в воде также нуждались, когда сидели в карантине по домам больше ста дней, ибо нас не выпускали из домов, и мы ожидали, когда нам дадут воду. Будучи без дров, многие ели одну муку, разведенную с водой. Карантинные чиновники или комиссия давали нам муку такую, что мы не могли есть...».

Поскольку оцепление так и не сняли, на Корабельной слободке началась подготовка к восстанию. Жители организовали караульное охранение, чтобы дать отпор войскам. Были сформированы три вооруженные группы.

Вечером 3 июня 1830 года в городе были расставлены войска, «чтобы не допустить к соединению мятежников», дом губернатора был взят под охрану.

Восставшие требовали полной отмены карантина и наказания злоупотреблявших чиновников и офицеров

В ответ вооруженные жители Артиллерийской и Корабельной слободок и примкнувшие к ним матросы и рабочие из военных экипажей атаковали дом губернатора Столыпина, адмиралтейство и заняли городской собор. Восставшие требовали полной отмены карантина и наказания злоупотреблявших чиновников и офицеров.

Дом Столыпина защитить не удалось, сам губернатор был убит мятежниками. После основные силы восставших двинулись к казармам флотских экипажей. Офицеры требовали от матросов повиновения, но безрезультатно. Как только народ явился к воротам казарм, матросы взломали оружейные комнаты и присоединились к восставшим.

От всех высших чиновников и офицеров, попавших к севастопольцам в руки, они требовали расписок в том, что в городе нет чумы, а режим карантина – безоснователен. Такие документы были получены у городского головы Василия Носова, спекулянта и мошенника, а также коменданта города Андрея Турчанинова.

«1830 года, июня 3 числа, мы, нижеподписавшиеся, даем сию расписку жителям города Севастополя в том, что в городе Севастополе не было чумы, и нет, в удостоверение чего подписываемся. Контр-адмирал Скаловский. Комендант генерал-лейтенант Турчанинов».

(Продолжение следует)

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG