Доступность ссылки

ООН и Лига наций: могут ли международные организации предотвратить войну?


28 июня исполняется 97 лет со дня ратификации статута Лиги наций. Эту международную организацию создали после Первой мировой войны, чтобы закрепить новый миропорядок и избежать новых войн. Однако Лига наций с этой задачей не справилась: будучи созданной в 1920, она была распущена в 1946 году, потому что не смогла предотвратить Вторую мировую войну. Не повторяет ли ООН ошибки своей предшественницы – об этом спрашиваем украинских политологов Евгения Магду и Николая Капитоненко.

СТО СЛОВ ПО ТЕМЕ

Международная организация Лига наций основана в 1920 году. Идея принадлежала американскому президенту Вудро Вильсону, однако Сенат США не поддержал его, и страна не вошла в организацию. Разоружение, прекращение военных действий, урегулирование споров между странами дипломатическим путем – основные цели Лиги наций. Со дня основания ее членами стали 63 страны. За это время организации удалось урегулировать более 40 конфликтов, однако ее беспомощность проявилась уже в 1931 году. Тогда Лига наций не смогла применить эффективные санкции против Японии, напавшей на Китай. Несостоятельность проявилась и в ходе итальянской агрессии против Эфиопии в 1935. Лига наций не реагировала на то, что Германия захватила Австрию, Чехословакию, Клайпедский край и напала на Польшу. Только после начала советско-финской войны по инициативе Финляндии был поставлен вопрос о санкциях против СССР. В декабре 1939 на чрезвычайной сессии Ассамблеи СССР исключили из Лиги наций. Методы воздействия организации на страны-агрессоры оказались недостаточными, чтобы предотвратить Вторую мировую войну. В апреле 1946 Лига наций была распущена.

– Недавно писатель и историк Александр Эткинд выпустил новую книгу «20 век мог быть другим». В ней он пишет и о том, как американский секретарь Уильям Буллит пытался помочь президенту Вудро Вильсону в создании Лиги наций, и это не очень хорошо получилось. О том, почему малоэффективной оказалась Лига наций, поговорим с нашим гостем – историком, политологом, писателем Евгением Магдой. Евгений, почему была создана Лига наций и была ли заложена в ее основы фундаментальная ошибка, из-за которой организация оказалась неэффективной?

США хотели, воплощая идеологию Вильсона, открыть мир, в том числе Европу, для американского экономического влияния, но это не удалось масштабно и качественно
Евгений Магда

Магда: Двигательная сила этого образования – война. Первая мировая, в отличие от предыдущих, достаточно эффективно отобразилась в медиа. О ней писали газеты, показывали киножурналы. Люди в Европе увидели ужасы этой войны. Лигу наций создавали победители – в первую очередь, страны Антанты, они были испуганы и все же наивно надеялись, как и нынешние еврооптимисты, что им удастся обеспечить свою повестку дня. Напомню, тогда карта мира сильно отличалась от нынешней, мир был иным, и деятельность Лиги наций была европоцентричной с некоторым влиянием США. Парадокс в том, что США хотели, воплощая идеологию Вильсона, открыть мир, в том числе Европу, для американского экономического влияния, но это не удалось масштабно и качественно.

– Почему Лига наций не смогла выработать эффективный режим воздействия на нарушителей, жесткие санкции, которые могли бы применять ООН сегодня?

Магда: Не было механизма. Как и сегодня в ООН, где есть Генеральная ассамблея, которая скорее является представительным органом, есть Совет безопасности, который должен оперативно реагировать. Лига наций была скорее клубом по интересам. Влиять на тот же СССР, обещавший, мол, «мы на горе все буржуям мировой пожар раздуем», она не могла.

– Лига наций не сумела предотвратить Вторую мировую и вскоре была распущена. Параллельно создавалась ООН. В чем принципиальная разница между ними?

Я бы сравнил международные отношения с конкуренцией в человеческом или животном мире. Ни Лига наций, ни ООН не могут принять решение, обязательное для всех
Евгений Магда

Магда: Лига наций – организация, где у каждой из стран был свой голос, они большинством решали те или иные вопросы. Если СССР исключили, то Италия и Германия ушли сами. В ООН – представительные органы и своеобразная надстройка – Совет безопасности, где есть непостоянные члены. Однако уже лет 15 ведется дискуссия о необходимости реформ в ООН. Знаете, я бы сравнил международные отношения с конкуренцией в человеческом или животном мире. Ни Лига наций, ни ООН не могут принять решение, обязательное для всех.

– Почему?

Магда: Потому что это нарушит принцип суверенитета государств. Желая стать членом ЕС, Украина будет вынуждена отдать часть своего суверенитета в обмен на материальные и нематериальные блага.

– Кстати, а когда, по вашему мнению, Украина станет членом ЕС?

Магда: Это не столь короткая перспектива, как говорят наши политики, но это перспектива первой половины 21 века. Я не принадлежу к категории людей, которые хотят делать карьеру в политике, а потому не хочу врать о том, как скоро это произойдет.

– С нами на связи политолог-международник Николай Капитоненко. Николай, есть ли у Украины перспективы войти в постоянный состав Совбеза ООН? И возможно ли вообще реформирование ООН, чтобы она могла стать более эффективным инструментом?

Сегодня международные организации не могут ограничить агрессивную политику государств. В науке это называется «анархия международной системы» – нельзя удержать государства от насилия, если им это выгодно
Николай Капитоненко

Капитоненко: Украина в постоянном составе Совбеза – это фантастика, исключение России оттуда – тоже. Вообще верить, что международные организации могут влиять на миропорядок, особенно в кризисные периоды – наивно. Никто особо не верил, что Лига наций сможет предотвратить крупный конфликт, и возлагать на нее вину за это было бы неправильно. ООН идет по той же траектории, просто она существовала в условиях биполярной системы и ядерного оружия, и большой войны во второй половине 20 века не случилось именно поэтому, а не потому, что ООН так эффективна. Сегодня международные организации тоже не могут ограничить агрессивную политику государств. В науке это называется «анархия международной системы» – нельзя удержать государства от насилия, если им это выгодно. Можно лишь сделать так, чтобы они считали, что им это не очень выгодно.

– То есть в эффективность международных санкций вы не верите?

Капитоненко: Международные санкции – отдельный вопрос. Я не верю, что международные организации в принципе могут преодолеть индивидуальную волю государств. Санкции могут изменить баланс между выгодами и возможными потерями. В этом плане они эффективны. Но санкции – это не то же, что деятельность международных организаций.

– Евгений, вы тоже не верите, что международные организации в принципе способны удержать миропорядок?

Как ввести санкции против страны, у которой самая большая территория и ядерное оружие? Фактор ядерного оружия намного боле важный, нежели деятельность международных организаций
Евгений Магда

Магда: Ну, мы видим на примере Украины, что международные организации признают Крым украинским. Прекрасно, что дальше? Санкции? Третий пакет санкций, существующий сегодня – это случай, когда страны Европы прыгнули выше головы. Могут еще выше лишь по одной причине – если будет широкомасштабная война на Донбассе или Россия вторгнется дальше на территорию Украины. Но других вариантов усиления санкций не вижу. А как ввести санкции против страны, у которой самая большая территория и ядерное оружие? Фактор ядерного оружия намного боле важный, нежели деятельность международных организаций, увы.

– То есть, будь у Украины ядерное оружие, войны бы не случилось?

Магда: Нет. Если бы Украина совершала реформы, проделанные странами Центральной Европы, начиная с 1990-х, шансы на аннексию и войну были бы намного ниже.

– У Индии и Пакистана есть ядерное оружие, но столкновения происходят без него.

Магда: Государствами, как правило, руководят люди достаточно подготовленные, они понимают, что первый случай двустороннего применения такого оружия может привести к ядерной зиме и гибели человечества.

– ООН была создана по результатам Второй мировой для победителей и того миропорядка. Когда закончился миропорядок, установленный в Ялте и Потсдаме в 1945 – в 1991 или 2014?

Магда: Так нельзя ставить вопрос. В 1989-1990 – крах соцлагеря. В 1991 – крах СССР. В 2001 – уменьшение американского влияния, мир стал многовекторным. Международный терроризм стал серьезным фактором. 2014 – аннексия Крыма. Мы, сознательно или нет – европоцентристы, для нас происходящее с Украиной беспрецедентно. Вспомним, запад призывал не применять силу, не сопротивляться. Мир боится изменений, но ситуация абсолютно похожа на август 1991, когда за три недели до провозглашения независимости Украины, путча, сюда приезжал Буш-старший и произнес спич, в котором призывал украинцев не бороться за независимость.

– Перед большими войнами обычно случался ряд войн поменьше. Можно ли считать, что небольшие и гибридные войны ведут нас к порогу большой войны, которая приведет к смене миропорядка и появлению новой международной организации вместо ООН?

Сегодня в мире не менее 10 стран с ядерным потенциалом. И что их остановит?
Евгений Магда

Магда: Большая война может просто смести все вокруг. Некому будет создавать другой миропорядок. Во Вторую мировую ядерное оружие было применено в бою лишь в Хиросиме и Нагасаки. Сегодня иные реалии. Сегодня в мире не менее 10 стран с ядерным потенциалом. И что их остановит?

– Какое место занимает Украина в нынешнем миропорядке и как улучшить ее показатели?

Магда: Украина занимает место меньшее, нежели могла бы, исходя из своих потенциалов. Я убежденный сторонник борьбы не за европейскую и евроатлантическую интеграцию, а за восстановление своей центральноевропейской идентичности. На этом нужно сосредотачиваться. Это связи с Польшей, Словакией, Венгрией. Нужно строить горизонтальные, а не вертикальные связи.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG