Доступность ссылки

Проверка на прочность: как крымчанам пересечь админграницу на авто


За последнюю неделю украинские силовики по несколько часов разбирались с крымскими водителями, которые меняли на «нейтральной полосе» между Украиной и Крымом автомобильные знаки с украинских на российские. Без этого крымские авто не пропустили бы на полуостров российские пограничники. Все потому, что с апреля нынешнего года номерные знаки Украины и Автономной Республики Крым и Севастополя в самом Крыму под запретом – местных жителей обязали поменять их на российские, но при этом крымские машины с российскими номерами вне закона в Украине. О том, как это было, говорим с участниками событий и первым заместителем украинского министра по оккупированным территориям и внутренне перемещенным лицам Юсуфом Куркчи.

– С нами на связи крымчанин Дмитрий, чья история и послужила поводом для нашего эфира. Накануне он выехал из Крыма на своем автомобиле, поменял номера на украинские и смог попасть на материк, на обратном пути без проблем прошел контроль украинских таможенников. А вот нейтральная зона оказалась ловушкой – во время замены номеров мужчину с пассажирами остановили. Поводом стало то, что Дмитрий якобы менял номера не на нейтральной, а на украинской территории. Силовики долго проверяли документы и вернули машину с пассажирами на пункт пропуска. Автомобиль обещали поставить на штрафплощадку, все документы забрали. При этом силовики ссылались на некую внутреннюю инструкцию. Два комплекта номерных знаков – действительно нарушение. Однако украинские правозащитники уверены: данный случай – нарушение прав человека. А манипуляции со сменой номерных знаков – результат того, что украинские власти так и не предложили крымчанам понятного механизма. Дмитрий, что сейчас с вашим автомобилем?

Дмитрий: Сейчас я уже дома, в Крыму. Автомобиль не забрали, полиция проверила подлинность украинских документов, установила, что все нормально, и отпустила меня. Во второй раз границу я прошел без проблем.

– Вас забирали в отделение полиции?

Дмитрий: Да, мы были доставлены в отделение полиции Генического района, вместе с автомобилем и сотрудниками полиции, которые приехали на вызов из пункта пропуска Чонгар. Кажется, из вызвали сотрудники СБУ, которые работают на пункте пропуска – они не представлялись.

– Будете ли вы и дальше ездить на материк?

Дмитрий: Честно говоря, я уже задумываюсь. Слишком уж рискованное мероприятие. Если есть какие-то дела на материке, то с такими сложностями можно просто не успеть все сделать. Я ездил на материк неоднократно, всегда все проходило без проблем. Все относились с пониманием – и сотрудники таможни в том числе.

– Мы связались с начальником херсонской таможни Александром Бакулиным. Александр подтвердил, что провоз в салоне российских номеров и смена их после прохождения контроля не является нарушением таможенного законодательства Украины. А вот что нам заявил спикер Государственной пограничной службы Украины Олег Слободян.

ПОЗИЦИЯ ВЛАСТИ

Основанием для пропуска является действительные украинские документы. То есть автомобиль в контрольном пункте въезда-выезда въезжает на действительных украинских номерах, у владельца есть весь необходимый пакет документов, удостоверяющих его личность. У представителей фискальной службы, соответственно, также не возникает вопросов. В данном случае наличие второго комплекта номерных знаков оккупационной власти не является поводом не пропускать человека. В то же время мы обязаны проинформировать остальные правоохранительные органы, которые на основании изучения обстоятельств принимают решение пропускать или не пропускать автомобиль.

– С нами на связи крымчанин Максим. Недавно его тоже удерживали на админгранице украинские пограничники. Он стал первым водителем, который не только попал в неприятную ситуацию с двумя комплектами номеров, но и рассказал об этом в социальной сети. Максим, расскажите об этом инциденте.

Таможенники вместе с пограничниками и СБУшниками, в большинстве своем не представившись, не показав удостоверения, провели абсолютно незаконный обыск в моей машине. Углубленный досмотр без протокола
Максим, крымчанин

Максим: Я увидел признаки незаконных действий со стороны украинских властей. 25 июня после 12 ночи я попал в пункт пропуска Чаплынка. В моем автомобиле были российские номера, естественно, я их не прятал. Если ты заезжаешь на украинский пункт пропуска с номерами АК – ясно, что едешь в Крым, что на этих номерах тебя россияне не пустят, а, значит, у тебя есть второй комплект документов. Таможенники вместе с пограничниками и СБУшниками, в большинстве своем не представившись, не показав удостоверения, провели абсолютно незаконный обыск в моей машине. Углубленный досмотр без протокола. Мне запретили видеофиксацию. Нашли эти российские номера в моем рюкзаке, вывернули весь рюкзак. Это стало основанием для того, чтобы заявить мне, дескать, ты приехал надолго, и перестать проводить действия по досмотру. Я остался заблокированным на КПП. На меня не обращали внимания, не представлялись, отказывали в праве написать письменное заявление с жалобой на незаконные действия. Этим были нарушены мои конституционные права. Я вижу тут признаки уголовного преступления по ограничению моей свободы передвижения. Наличие номеров Российской Федерации, российского паспорта не несет для меня никаких правовых последствий, так как украинская власть не признает эти документы. Тут товарищ Слободян говорил о том, что они обязаны информировать правоохранительные органы. Это не так. Он не сослался ни на один правовой акт. Кстати, зимой Слободян давал интервью на канале «24» в передаче Крым.Реалии и четко говорил: у нас не будет претензий к крымчанам при наличии второго комплекта номерных знаков, даже при смене их на украинской территории. А я вообще делал это в нейтральной зоне. Тогда Слободян говорил, что украинская власть понимает ситуацию. А теперь он сам себе противоречит. Руководство ДПСУ не потрудилось собрать сотрудников и объяснить, что наличие вторых номеров не является нарушением законов Украины.

– Есть ли, на ваш взгляд, выход из нынешней ситуации?

Максим: Выход простейший. Закон об оккупированных территориях принят. С точки зрения украинских властей, наличие российских документов не несет юридических последствий. Это просто нужно донести до личного состава – вот этих людей, которые мне не представлялись, пользуясь своей безнаказанностью. Кроме того, есть момент: украинские пограничники отказываются проставлять точное время заезда на КПВВ. А это важный нюанс – тогда невозможно доказать, сколько времени вас продержали там. Тут нужен контроль.

– С нами на связи первый заместитель министра по оккупированным территориям Юсуф Куркчи. Юсуф, что делать в ситуациях, которые описали наши слушатели?

Для граждан Украины на оккупированных территориях есть острая потребность иметь хоть подобие свободы перемещения, используя личное транспортное средство

Куркчи: Эти истории свидетельствуют, что для граждан Украины на оккупированных территориях есть острая потребность иметь хоть подобие свободы перемещения, используя личное транспортное средство. Проблема не в том, что пограничники задержали человека или вызвали полицию. Проблема в том, что нет внятного механизма регулирования перемещений. Механизм, разработанный Службой по делам Крыма, до сих пор проходит согласование, он достаточно ресурсоемкий для реализации.

– Что это за механизм?

Куркчи: Есть предложение оборудовать на КПП отделы наподобие МРЭО, где будут выдавать утраченные техпаспорта и номера. По времени это будет очень затянуто – от 2 до 3 часов для автомобиля. Мы внесли коррективы, но пока документы проходят согласование. Увы, непонятно, по какой причине все документы и нормативно-правовые акты о порядке пересечения админграницы, оккупированных территориях имеют особую ауру – их очень долго и пристально изучают, инспектируют. Но взаимодействие государственных органов четко регламентировано, не может один министр решить дело с другим по телефонному звонку. Мы сторонники создания документа, который облегчил бы участь наших граждан в Крыму и решил проблему. Потому что вот так ездить с двумя комплектами номеров – это авантюризм.

– Максим, что вы можете сказать по этому поводу?

Максим: Статья 19 Конституции Украины обязывает любого чиновника действовать в рамках законов Украины и Конституции. Если нет закона или нормы Конституции, запрещающих мне менять номера перед неподконтрольной Украине территорией – значит, я не нарушаю закон. Будет соответствующий закон – я готов ответить. И, пожалуйста, создайте механизм защиты интересов людей, заблокированных на КПВВ. Горячая линия не работает по ночам, да и днем она малоэффективна. Полиция приезжает далеко не сразу – я дождался своего наряда только через вызов «скорой помощи», поскольку у меня было прединсультное состояние.

– Юсуф, как вы можете это прокомментировать?

Куркчи: Я разделяю интересы и проблемы граждан. Поверьте, мы над этим работаем и пытаемся решить все вопросы как можно быстрее.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG