Доступность ссылки

Все крымские дороги, кроме «Тавриды», профинансируют по остаточному принципу – эксперт


Ремонт дороги в Симферополе. Иллюстрационное фото

Российские власти в очередной раз заявляют о грандиозных планах по строительству дорог в Крыму. Достаточно ли анонсированных на это расходов? Возможно ли построить все в указанные сроки? И будут ли в центре внимания подконтрольных Кремлю властей дороги, которые не входят в перечень распиаренных инфраструктурных проектов? Об этом говорим с бывшим заместителем министра инфраструктуры Украины – Александром Кавой.

По словам подконтрольных России властей Крыма, аварийное состояние крымских дорог стало причиной повышения аварийности на полуострове. В этом году на дороги потратят более 21 миллиарда рублей – впрочем, этого хватит только на 53 километра дорожного полотна. Строительная техника действительно работает на крымских дорогах, создавая пробки и неудобства, при этом ремонтом довольны далеко не все крымчане. Проблемы признают и крымские власти, недовольство состоянием дорог высказал в марте 2016 даже президент России Владимир Путин. Затягивается и строительство Керченского моста – его обещают сдать в эксплуатацию летом 2019, однако российское правительство откладывает начало работы железнодорожной части перехода на декабрь. Два года назад российские власти обещали крымчанам полное обновление дорог, эти планы внесены в социально-экономическую программу развития Крыма до 2020, на их реализацию предусмотрено более 100 миллиардов рублей.

Накануне в Крым приехал премьер-министр России Дмитрий Медведев. Причина визита – состояние дорог, премьер провел рабочее совещание о развитии дорог на полуострове. Впрочем, два месяца назад было то же самое, и некоторые дороги начали спешно приводить в порядок прямо перед визитом Медведева. При этом рабочие признавались: дороги продержатся до первого ливня. Вряд ли российский премьер был доволен результатом спустя два месяца.

– С нами в студии экс-заместитель министра инфраструктуры Украины Александр Кава. Александр, плохие дороги вызывали недовольство и до аннексии Крыма. Вчера Медведев заявил, что в инфраструктуру якобы 25 лет не вкладывались деньги, и в нынешнем положении дел виноваты не подконтрольные Кремлю власти, а Украина. Насколько справедливы эти обвинения и могли ли россияне что-то исправить за минувшие два года?

Дорожная отрасль в Украине хронически недофинансировалась. По состоянию на 2016 год 97% сети автомобильных дорог страны – а общая сеть составляет 170 тысяч километров – эксплуатируется с просроченными ремонтами
Александр Кава

Кава: Конечно, дорожная отрасль в Украине хронически недофинансировалась. По состоянию на 2016 год 97% сети автомобильных дорог страны – а общая сеть составляет 170 тысяч километров – эксплуатируется с просроченными ремонтами. 3% нормальных дорог – это около 5-6 тысяч километров. Остальные дороги – в удовлетворительном или неудовлетворительном состоянии и попросту превращаются в направления. В Крыму ситуация была аналогична и в течение 25 лет действительно ухудшалась. Один позитивный пример – дорога Симферополь-Алушта-Ялта, реконструированная за счет средств международных финансовых организаций.

– По мнению одного из наших слушателей, Дмитрия из Феодосии, состояние дорог после аннексии не изменилось, изменился вектор перемещений: если раньше наиболее эксплуатировались направления вроде Симферополь-Джанкой, то сейчас наиболее загруженная трасса – Симферополь-Керчь. По дорогам ездит тяжелая военная техника, в том числе танки с гусеничным покрытием, а покрытие при этом не ремонтируется. Трасса Симферополь-Керчь ремонтировалась участками, и состояние покрытия очень неравномерное. В ужасном состоянии выезд из Керчи. По словам Дмитрия, до аннексии ремонтировали все дороги, то сейчас – лишь одну-две, и в целом ситуация ухудшилась. При этом недавно подконтрольный России глава Крыма Сергей Аксенов заявлял, что с ямочным ремонтом пора заканчивать, поскольку это лишь размывание денег.

Александр, как видим, в поле внимания властей – лишь одна-две центральные трассы Крыма. Как я понимаю, ямочный ремонт – это следствие дефицита ресурсов?

Кава: Безусловно. Ямочный ремонт и правда не вполне эффективное расходование средств. Но, когда ресурса не хватает – а в этом году на дороги Украины выделено чуть более 500 миллионов долларов – то привести всю сеть в надлежащее состояние просто невозможно. Чтобы обеспечить проезд по основным направлениям, приходится прибегать к ямочному ремонту. В Крыму, видимо, то же самое – власти хотели бы отказаться от этого, но, когда нужно обеспечить проезд по дороге, а общая протяженность дорог Крыма 6 тысяч 250 километров, необходимо расставлять приоритеты. И мы еще не учитываем улично-дорожную сеть – например, масштабные работы проводились в Симферополе.

– Есть проект трассы «Таврида», без которой строительство Керченского моста не сможет удовлетворить потребность соединить Крым с материковой Россией. Владимир Путин даже обещал повесить виновника срыва строительства трассы.

ПОЗИЦИЯ ВЛАСТИ

Путин: Нет конкретного должностного лица, одного, кто несет полную ответственностьза этот проект. А этот проект очень важный. Если к концу 2018 мост будет сдан, а дорога нет, то грош цена всем нашим усилиям.

– Трасса «Таврида» – это 253 с половиной километра дороги и не менее 20 развязок. Все это в условиях крымского рельефа нужно построить до конца 2018. Реально ли это?

Дорога нужна, чтобы создать ось от Керченского моста до Симферополя и Севастополя. От переправы до Севастополя можно будет доехать за 3 часа, до Симферополя – около 2 часов. Это будет скоростная трасса
Александр Кава

Кава: За три, три с половиной года реально – хотя, возможно, отдельные развязки будут вводиться в эксплуатацию позже. Дорога нужна, чтобы создать ось от Керченского моста до Симферополя и Севастополя. От переправы до Севастополя можно будет доехать за 3 часа, до Симферополя – около 2 часов. Это будет скоростная трасса.

– Российская власть Крыма заявляет, что стоимость трассы вырастет до 139 миллиардов рублей. Медведев заявил, что правительство наскребло 100 миллиардов. При этом реальные инвестиции в Крым снижаются. Вот что об этом думает профессор МГУ, директор региональной программы независимого Института социальной политики Наталья Зубаревич.

АЛЬТЕРНАТИВНОЕ МНЕНИЕ

Зубаревич: Есть объекты, которые будут профинансированы точно, и финансирование идет ритмично. Это строительство моста, у него ежегодно запланировано по 50 миллиардов, и деньги выделяются. Это работает четко. Полагаю, так же ритмично идет финансирование системы подачи электроэнергии по кабелю. Все остальное? По итогам 2015 совокупный объем инвестиций в Крым по сравнению с 2014 сократился на 9% по данным Росстата.

– Александр, значит ли это, что другие дороги не будут построены? Ведь ресурсы пойдут на эту стройку века?

Думаю, «Таврида» будет приоритетным проектом, она важна для обеспечения оси населенных пунктов с Керченским мостом. Остальные дороги, видимо, будут финансироваться по остаточному принципу
Александр Кава

Кава: Думаю, «Таврида» будет приоритетным проектом, она важна для обеспечения оси населенных пунктов с Керченским мостом. Остальные дороги, видимо, будут финансироваться по остаточному принципу. А из-за санкций многие компании, работающие на рынке автодорог России, вряд ли будут входить в проекты в Крыму. Так что работать смогут лишь российские и крымские компании. А это предполагает большие затраты для них.

– Насколько коррупционно привлекательны такие проекты, как «Таврида»?

Кава: Все зависит от организации процесса и прозрачности тендеров. В Украине глобальные проекты, финансируемые международными организациями, обычно достаточно прозрачны.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG