Доступность ссылки

Крым готов к войне – Рефат Чубаров


©Shutterstock

28 июля президент Российской Федерации Путин подписал указ о Южном федеральном округе, согласно которому в состав этого округа были включены так называемая «республика Крым» в составе Российской Федерации и город Севастополь. Что же будет означать это путинское решение? Гость передачи «Ваша Свобода»: Ирина Фриз, член Комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны.

– Я, кстати, хотел бы начать именно с этого момента – с момента введения санкций против Южного федерального округа.

Если бы нам действительно удалось это сделать, то это была бы реально дипломатическая победа. Почему? Потому что в принципе санкции были наложены на «Крымский федеральный округ», имея в виду, что эта территория аннексирована, она не находится в рамках международного права, таким образом, все бизнес-контакты с ней приводят фактически к одобрению аннексии.

Теперь часть денег, которые будут идти к субъектам Южного федерального округа, может осесть в Крыму
Виталий Портников

Теперь все деньги, которые будут идти к субъектам Южного федерального округа, и бизнес-проекты, и инвестиции, и некоторые другие межгосударственные соглашения, связанные с экономическим и социальным развитием, может часть всех этих денег осесть, конечно, в Крыму. Потому что решение о распределении этих денег будет приниматься в постоянном представительстве президента России, которое находится в Ростове-на-Дону.

Так вот, может ли все же Украина перед своими западными партнерами поставить вопрос о том, что крымские санкции теперь должны быть территориально ограничены не только территорией Крыма и Севастополя, но и обязательно распространяться на всю территорию Южного федерального округа? Для профилактики хотя бы.

Фриз: Я с Вами полностью согласна и убеждена, что это должно стать задачей №1 для нашей дипломатии.

Потому что таким образом Россия пытается размыть вопрос санкций, которые действительно применены были к отдельному округу – Крым и Севастополь. И вторая задача, которую, на мой взгляд, ставило перед собой руководство России таким образом – это контроль за использованием средств. То есть те средства, которые ранее соответственно напрямую поступали на Крымский полуостров, сейчас будут поступать через Южный федеральный округ.

Санкции, которые были применены к Крыму после аннексии, теперь должны быть расширены на весь Южный федеральный округ
Ирина Фриз

То есть мы имеем снижение статуса «руководства» Крымского полуострова, наверное, как недостаточно эффективного, с точки зрения Кремля, использующего деньги Российской Федерации. Кроме того, я еще раз подчеркиваю и еще раз с Вами согласна в том, что это должна быть задача №1. Для того, чтобы санкции, которые были применены к Крыму после аннексии, теперь были расширены на весь Южный федеральный округ.

– Фактически мы можем согласиться с тезисом министра иностранных дел Украины Павла Климкина, который говорит о том, что спрятали за переименованием по сути Крым. Потому что сейчас какое-то западное предприятие может работать с Ростовской областью или с Краснодарским краем, а на самом деле эти деньги могут идти зарегистрированному на Кубани или в Калмыкии предприятию, украденному у Украины.

Фриз: Это правда. Именно поэтому мы должны привлечь внимание мирового сообщества к тому, чтобы более конкретизировать все санкции, которые были распространены на Крым, теперь и полностью на Южный федеральный округ.

– Когда Вы говорите о том, что снижен статус «руководства», то мне кажется, что здесь теперь есть такое важное обстоятельство, что теперь Крыму не будут выделяться деньги напрямую. То есть фактически и количество денег, которое было изначально...

Фриз: Возможно, потому, что теперь они должны доказать необходимость получения таких средств сначала руководству Южного федерального округа, а уже потом Южный федеральный округ будет говорить о необходимости выделения этих средств Крыму в таком объеме, который будет заявлен со стороны Кремля.

Поэтому я думаю, что в данном случае мы имеем двойку руководству Крыма от Кремля.

Путин сейчас начал такую «борьбу с коррупцией». Он сейчас такой «российский Лукашенко» или «российский Саакашвили»
Виталий Портников

– А как Вы считаете, посадят их, если так серьезно говорить? Постпред в Южном округе – это бывший генпрокурор России Владимир Устинов. Он умеет сажать, кого захочешь. Он Ходорковского сажал. Хотя это вообще не имело никакого отношения к праву. А Путин сейчас начал такую «борьбу с коррупцией». Он сейчас такой «российский Лукашенко» или «российский Саакашвили». Я не знаю, что он думает. Я думаю, что до Саакашвили ему далеко, потому что он «подельников» сажает.

Но вместе с этим, Вы видите, россияне каждый день могут на своих телеэкранах посмотреть, как кого-то из губернаторов арестовывают, обыски у руководителя таможенной службы – просто, я бы сказал...

Фриз: Muppet show.

– Да, мuppet show такое настоящее «антикоррупционное». И почему на этом фоне не посадить бы Константинова с Аксеновым? Известно же всем, что они – коррупционеры №1.

Фриз: Я думаю, что цыплят по осени считают. Поэтому просто-напросто дождемся действий от Устинова относительно действий руководства Крыма, которое было до того.​

– Вы знаете, что в последнее время в Москве с раздражением относятся к тому, что деньги, которые выделяются на Крым, идут в песок?

Фриз: Более того, и не только в России. Я знаю и от жителей Крымского полуострова о том, что совсем не получают средства в том объеме, в котором было заявлено официально. То есть люди, которые живут сейчас на полуострове, официально не ощущают на себе, кроме некоторого повышения зарплаты или пенсии местному населению, ни улучшения инфраструктуры, ни улучшения связи, ни улучшения обеспечения и тому подобное.

– Есть вопрос от звонящего.

Вызывающий абонент: А может ли теперь Крым иметь статус как просто «Крымская область» в Южном федеральном округе?

Фриз: Он имеет статус «республики Крым», которая вошла в Южный федеральный округ. Так же, как и Республика Калмыкия и Адыгея.

– Вот мы здесь говорим, что «республика», «республика», а слушатель абсолютно прав. Называется Крым «республикой Крым», но когда там Республика Калмыкия или Республика Адыгея, то мы понимаем, что они созданы для защиты национальных и культурных прав, соответственно, калмыцкого и адыгейского народов – язык, традиции культурные, религия.

А кого защищает «республика Крым»? Мне кажется, что крымских татар, которых она должна была защищать, только прессует и уничтожает, эта самозванная «республика».

Фриз: «Республика Крым» пока защищает статус военной базы Российской Федерации на полуострове.

– Так что никакого компонента «республики», мы должны об этом сказать, там просто нет.

Фриз: То есть фактического, то есть того, которое имеется в смысле, содержании этого слова, то нет, не существует.

– А Вы чувствуете какую-то эффективность украинских усилий по возвращению Крыма? Мы все время говорим, что у нас будет план возвращения Крыма, стратегия. Но пока нельзя сформулировать какую-то четкую, я сказал бы программу действий, которая позволила бы говорить, что мы, по крайней мере, способны будем заставить Россию сесть за стол переговоров и признать, что эта территория находится в составе государства-агрессора незаконно, и нарушается международное право?

Относительно Крыма, скоро ли мы его сможем вернуть? Я думаю, что нет. Думаю, что это очень длительная работа
Ирина Фриз

Фриз: На мой субъективный взгляд, Украина действительно делает все, что сейчас может. Наверное, она могла бы и имела бы возможность делать и больше. Но будем отталкиваться от того, что есть. То есть она делает сейчас то, что способна делать. Относительно Крыма, скоро ли мы его сможем вернуть? Я думаю, что нет. Думаю, что это очень длительная работа. Думаю, что быстро или каким-то наскоком – нам это не удастся. Это очень должна быть стратегически выверенная и качественно выстроенная стратегия возвращения полуострова.

– Это решение Путина усложняет или, наоборот, упрощает?

Фриз: Усложняет. Потому что он фактически размывает сейчас Крым в Южном округе. Итак, он фактически доказывает, что Крым – полностью часть Российской Федерации, полностью интегрирована в тело Российской Федерации.​

– Ничего особенного нет...

Фриз: Но нам будет гораздо сложнее. То есть мы сейчас должны тратить дипломатические усилия для того, чтобы распространить санкции на Южный федеральный округ.

Насколько нам это удастся? Покажет время. Если удастся, то это будет наша победа и еще одно свидетельство того, что Украина делает все для того, чтобы Крым не исчезал с мировой повестки дня.​

– С нами на связи народный депутат Украины, председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров.

Господин Чубаров, хотелось бы Вашу оценку услышать вчерашнего решения Путина? Вообще имеет ли оно смысл политический? Какими, по Вашему мнению, будут его последствия?

Путин делает все для того, чтобы мировое сообщество привыкало к тому, что он Крым отдавать не будет
Рефат Чубаров

Чубаров: Давайте исходить из того, что почти все то, что реализует Путин, хотя бы в его понимании имеет какой-то смысл. Нельзя, скажем так, на некоторые процессы, которые происходят на нашей земле, но оккупированной Россией, рассматривать эти процессы, мол, чем бы дитя не тешилось. Во-первых, Путин делает все для того, чтобы мировое сообщество привыкало и привыкало к тому, что он Крым отдавать не будет. Он так и думает, что мир так и привыкнет, и он все время манипулирует Крымом.

Отнесение Крыма к Южному федеральному округу – это свидетельствует еще и о другом. Уже прошло или закончилось то время, когда Путин, оккупационная власть прикрывалась теми лозунгами о правах людей, о рекреационных возможностях Крыма, мол, что они будут развивать Крым. Теперь они после того, как Крым уже действительно превращен в военный форпост, четко его включают в один из федеральных округов.

Вы знаете, какие функции федеральных округов в Российской Федерации. Это просто выполнение четких команд по единой президентской вертикали. Таким образом, со вчерашнего дня, когда Крым как «Крымский федеральный округ» был ликвидирован, и он стал частью Южного федерального округа, то это говорит о том, что уже крымская территория, а не люди, которые там живут – это главный объект внимания Кремля для того, чтобы реализовывать благодаря и этой территории так называемые общие российские государственные интересы.

Теперь теряет всякий смысл ведение переговоров по отдельным районам Луганской и Донецкой областей без их привязки к Крыму
Рефат Чубаров

Шойгу там побывал несколько дней назад. Он доложил Путину о том, что, наконец-то, военное обустройство Крыма в той части, как они запланировали на этот момент, завершено – Крым к войне готов. Это второе. И третье. Мы теперь должны быть очень четкими и последовательными. Я думаю, что теряет всякий смысл теперь ведение переговоров по отдельным районам Луганской и Донецкой областей без их привязки к Крыму!

Мне понравилось сегодня, как отреагировал посол США в ОБСЕ Даниэль Байер. Он сказал, что теперь все вопросы безопасности в разговоре с Москвой будут начинаться с Крыма. Мне кажется, что теперь все наши отношения с Москвой, начиная с предоставления агремана для того Бабича, который сегодня утвержден комитетом, кажется, Федерального собрания в качестве будущего посла России в Украине, завершая любыми вопросами, связанными с взаимодействием с Россией, мы должны начинать с Крыма.

Рефат Чубаров
Рефат Чубаров

Вернее, немножко по-другому. Мы должны начинать с единой формулы – восстановление территориальной целостности Украины в пределах границ, признанных международным сообществом! Мне кажется, что вчерашней очередной манипуляцией Путин очень четко дает нам сигнал. Если мы этот сигнал не поймем и будем дальше идти за Путиным, пытаясь разобраться, что он от нас хочет, или что он будет реализовывать через свои эти действия, которые предпринимает, я думаю, что мы останемся без территорий.

Путин дал нам один сигнал. Этот сигнал я, по крайней мере, услышал. Он ожидает, чтобы Украина очень четко заявила о том, что она будет вести все переговоры и с миром, и с Россией в частности только через единую формулу – формулу восстановления территориальной целостности!

– Все же и Олег Белавенцев и Сергей Меняйло были активными участниками аннексии Крыма. Фактически Белавенцев руководил этой операцией в масштабах АРК. А Меняйло руководил захватом Севастополя. И вот теперь его выгнали оттуда. И некоторые представители крымских коллаборационистов, которые связаны с главой «Законодательного собрания» Сергеем Чалым, уже празднуют победу.

Действительно ли это победа коллаборационистов над агрессором?

Фриз: Я думаю, что нет никакой победы коллаборационистов. Я думаю, что Путин достаточно прагматично подходит к своей кадровой политике. И если он туда поставил бывшего прокурора, я ожидаю, что там могут быть совсем другие дела, которые...

– Возвращаемся к теме «посадят». Может, если не Аксенова, так Чалого.

Фриз: Да. Может быть совсем другое развитие событий, чем ожидают коллаборационисты, как Вы говорите.

– Мы еще хотим Вам показать комментарий бывшего министра иностранных дел Владимира Огрызко, который в интервью нашему радио сказал о возможных причинах решения российского президента. Вот его мнение:

Огрызко: Они доказали свою какую-то тотальную неспособность вообще чем-либо управлять и руководить. Плюс коррупция. Плюс расхищение средств, то, что пошло уже по привычной схеме, уже, наверное, довело до кипения некоторых товарищей в Москве, и они решили, что этому надо положить конец.

А вторая часть, внешняя, я думаю, что это слабая попытка Москвы спрятать Крым куда-то и растворить его в чем-то более широком.

– Кстати, Рефат Чубаров говорил об агремане, который мы якобы должны дать новому послу Российской Федерации Михаилу Бабичу. И это тоже для меня достаточно интересная тема. Тоже отчасти связанная с Крымом. Потому что Бабич имеет опыт сложного управления регионами, которые возвращаются в состав Российской Федерации. Он был премьер-министром Чеченской республики во времена Ахмата Кадырова. И Ахмат Кадыров лично ездил к Путину и потребовал, что если вы хотите хотя бы лояльности чеченцев, то чтобы они хотя бы этого человека оттуда убрали. Путин тогда с ним согласился. Так что это не простой человек.

Так что возникает вопрос: а нужен ли нам на территории Украины посол, который, простите, занимался «укрощением» чеченцев?

Человек, который имеет специализацию на «укрощение» чужих территорий в составе Российской Федерации, должен вызывать много вопросов у руководства нашего государства
Ирина Фриз

Фриз: Если Вы хотите услышать мое личное мнение, то нет, не нужен. Каким образом будет решаться этот вопрос на самом высоком государственном уровне? Мне сейчас не спрогнозировать. Но человек, который совсем не имеет дипломатического опыта, а только специализацию, как Вы говорите, на «укрощение» чужих территорий в составе Российской Федерации, должен вызывать много вопросов у руководства нашего государства при рассмотрении его кандидатуры в качестве посла страны-агрессора в нашем государстве.

– Напоследок я хочу снова напомнить нашим зрителям и слушателям, что никакой «республики Крым и Севастополя» в составе Южного федерального округа не существует. Это выдумка Путина и тех, кто придерживается этого противоправового бреда.

Есть Автономная республика Крым и город Севастополь в составе Украины. И есть необходимость вернуть эти территории и решить этот вопрос всем вместе.​

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG