Доступность ссылки

На разрядку становись: что означает примирение России и Турции?


Тарелка с портретами Владимира Путина и Реджепа Эрдогана, поданная во время встречи президентов России и Турции в Санкт-Петербурге, 9 августа 2106 года

9 августа прошла встреча, немыслимая еще месяц назад: президент России Владимир Путин встречал в Кремле президента Турции Реджепа Эрдогана. Обстановка была нарочито дружественная: Владимир Путин рассказал, что был одним из первых, кто позвонил Реджепу Эрдогану после попытки военного переворота, а тот признался, что очень обрадовался этому звонку и назвал коллегу «дорогим другом». Затем президенты обсудили вопросы экономического сотрудничества, которое, по словам Реджепа Эрдогана, серьезно просело после ноября 2015 года, когда Россия ввела антитурецкие санкции в отместку за сбитый турецкими ВВС самолет.

Радио Крым.Реалии | Россия-Турция – друзья навек?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:24:47 0:00


Политолог, главный редактор carnegi.ru Александр Баунов: «Важная часть картины мира российского руководства состоит в том, что Запад занимается сменой режимов по миру. И когда была попытка переворота в Турции, а западные лидеры несколько задержались с выражением поддержки, со стороны Эрдогана это было воспринято как необыкновенное коварство. А Владимиру Путину представился шанс убедить Реджепа Эрдогана в том, что российская картина мира верна, что Запад говорит о демократии, но меняет недемократическим, антиконституционным образом неугодные ему режимы даже в том случае, когда эти режимы формально, процедурно являются демократическими. Как в случае с Реджепом Эрдоганом, который все свои сроки – сначала премьерские, а потом президентский – получил на выборах, причем признанных западным сообществом».

Заместитель директора Центра ближневосточных исследований Сергей Данилов не склонен считать, что Владимир Путин настолько сильно влияет на Реджепа Эрдогана:

– Примирение Турции и России нельзя назвать неожиданным: стороны уже давно вели переговоры и готовили почву для официального прекращения конфликта. Однако я не думаю, что стоит говорить о создании какого-то антизападного, антиевропейского союза этих стран. У Реджепа Эрдогана, несмотря ни на что, собственная картина мира, и он на самом деле стал с подозрением относиться к США. Турецкому лидеру вообще свойственные резкие шаги, развороты на 180 градусов, если это отвечает его сиюминутным интересам.

Означает ли потепление в отношениях между Россией и Турцией, что страны снова возьмутся за проект «Турецкого потока» – газопровода в обход Украины? Нефтегазовый аналитик Михаил Крутихин убежден, что новые разговоры об этом проекте останутся всего лишь разговорами:

– Тут я особых перспектив пока еще не вижу. Есть политические заявления, причем довольно радикальные: Реджеп Эрдоган предлагает взять на себя половину финансирования «Турецкого потока», и все будто бы переходит в практическую стадию. Но если присмотреться, то станет ясно, что это чистая политика. Проекта газопровода как такового нет, есть голая идея. Пусть даже построят эти две нитки до границы с Грецией – а дальше что? Евросоюзу на юге российский газ сейчас совершенно не нужен. Так что это не более чем бредовая политическая идея.

Но стоит ли ждать от официальной Турции чисто политического шага вроде признания аннексированного Крыма российским? Сергей Данилов считает, что эта проблема для двух стран попросту неактуальна:

– Крым – это второстепенная тема в российско-турецких отношениях, и всплывает она только во время обострения конфликта между лидерами двух стран. Стоит им поссориться – и Анкара сразу бросается, например, организовывать у себя Всемирный конгресс крымских татар на высочайшем уровне, а Реджеп Эрдоган лично встречает делегатов. В остальном позиция Турции по Крыму остается двусмысленной.

Член Меджлиса крымскотатарского народа Эскендер Бариев надеется, что Турция останется верной своей официальной позиции по крымской проблеме:

– Турецкий МИД четко обозначил: встреча лидеров двух стран никак не влияет на позицию Турцию в отношении целостности Украины и крымскотатарского народа. Так называемое примирение, на мой взгляд, связано, прежде всего, с экономикой, а не с политикой. Турки явно хотели бы достроить совместную атомную электростанцию, да и газопровод бы им пригодился. Так или иначе, крымские татары считают Турцию своим естественным союзником. Это страна, входящая в НАТО, а официальная позиция альянса по Крыму вполне однозначна.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG